«Наши сердца бьются в унисон»

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
16 мая 2011, 13:06

12 мая в Москву с четырехдневным визитом прибыл президент Пакистана Асиф Али Зардари. Прибыл, по его словам, с большими надеждами.

Фото: AP
Президент Пакистана Асиф Али Зардари и президент РФ Дмитрий Медведев во время встречи в Кремле

«Я привез сюда надежды нашего парламента, нашего премьер-министра, правительства, а также надежды простых людей Пакистана, что нам удастся укрепить двустороннее сотрудничество с Российской Федерацией, а также обозначить новый формат регионального сотрудничества. … Наши страны – ближайшие соседи. Мы существуем в одном регионе. И хотя наши границы друг к другу не примыкают, наши сердца бьются в унисон», – заявил Асиф Али Зардари.

Россия вроде публично взяла на себя обязательства эти надежды оправдать. «Нам нужно только интенсифицировать экономическое сотрудничество, потому что за последнее время мы старались предпринимать определенные шаги в этом направлении, но, может быть, еще предстоит сделать гораздо больше в самых разных направлениях. …Мы заинтересованы в координации наших усилий на внешней арене по вопросам международной политики. Очевидно, что наши страны сталкиваются с абсолютно одинаковыми угрозами, я имею в виду международный терроризм. Нам нужно сделать все для того, чтобы совместными усилиями противостоять этому основному злу XXI столетия», – заявил Дмитрий Медведев.

У нас с Пакистаном нет особо позитивной истории взаимоотношений. Более того, в прошлом СССР и Пакистан не раз находились на грани войны. Исламабад всегда был для нас чужим. Он был противником Индии и верным другом Соединенных Штатов. Через Пакистан США поддерживали афганских моджахедов, на территории Пакистана находились лагеря, где содержались пленные советские военнослужащие. Однако, по словам президента Пакистана, сейчас наступило совсем другое время. «Наши народы слишком долго держали на дистанции друг от друга», – заявил Асиф Али Зардари (тонкий намек на то, что сложный период отношений возник не по вине Пакистана). – Однако холодная война давно кончилась. Мы не можем и не должны застревать в прошлом. Поэтому мы решили начать новую страницу в отношениях между Пакистаном и Россией. Именно в этом и заключается цель моего визита».

Пакистанская делегация (в составе которой министры, курирующие силовой и экономический блоки, а также руководители ведущих корпораций страны) привезла в Москву ряд предложений экономического характера. Так, Исламабад призывает Россию развивать торговлю, приглашает российские компании для разработки пакистанских газовых месторождений и даже призывает поучаствовать в строительстве трубопровода от среднеазиатских нефтегазовых месторождений через Афганистан и Пакистан к Индийскому океану. Пакистан хочет привлечь российские компании к проекту CASA 1000, который предусматривает экспорт электроэнергии с центральноазиатских гидроэлектростанций в Пакистан и Индию. Российским бизнесменам также предлагают поучаствовать в модернизации крупнейшего в Пакистане металлургического комбината Pakistan Steel Mills, который был построен в 70-е годы при помощи Советского Союза (Россия уже якобы готова выделить на его развитие кредит в 540 млн долларов). Наконец, по некоторым данным, РЖД приглашают к участию в строительстве железнодорожной инфраструктуры Пакистана.  В целом по итогам визита было подписано несколько меморандумов об экономическом сотрудничестве и несколько соглашений между энергетическими и сельскохозяйственными ведомствами двух стран.

Впрочем, в отличие от президентов эксперты невысоко оценивают перспективы сотрудничества России и Пакистана. Как в экономическом, так и в антитеррористическом плане.

Так, на сегодняшний день объем двусторонней торговли составляет примерно 360 млн долларов, и нет никаких реальных перспектив для его роста «в разы», как обещают президенты. Пакистанская экономика находится в бедственном положении, ей практически нечего предложить России и нечем оплачивать российский импорт (разве что мы дадим под это кредит). Перспективы крупных российских инвестиций в Пакистан также выглядят весьма туманно. Пакистанское правительство неспособно предоставить никакие гарантии этих инвестиций – позиции самого правительства выглядят весьма шатко, Пакистан находится на грани распада и гражданской войны. Так, основные месторождения пакистанского газа находятся в провинции Белуджистан, жители которой уже давно стремятся к независимости (в регионе действуют сепаратистские отряды). К тому же некоторые масштабные проекты, в которых Пакистан призывает участвовать Россию, абсолютно не в наших интересах. Прежде всего, речь о трубопроводе из Туркмении к Индийскому океану. Москва приложила много сил, чтобы этого трубопровода не было (и, соответственно, туркменский газ шел на западные рынки через российскую территорию), и было бы странно сейчас поддерживать этот проект.

Президент Асиф Али Зардари прибыл в Москву не от хорошей жизни, а от плохих отношений с американцами. Десятилетиями экономическая и оборонная политика Пакистана зиждилась на тесном союзе с Соединенными Штатами. Америка снабжала Пакистан оружием, субсидировала его неэффективную экономику – и в обмен требовала лояльности и поддержки американской линии в Центральной Азии. Однако в последнее время США в Пакистане серьезно разочаровались. Тесные отношения Исламабада с соперниками США – афганскими боевиками и с Пекином, а также рост внутренней нестабильности в Пакистане подталкивали США к пересмотру своих связей с этой страной. Вашингтон нашел нового кандидата на роль регионального союзника – Индию. По мнению некоторых экспертов, ситуация с бен Ладеном стала не столько последней каплей, сколько отличным предлогом для США официально понизить свой уровень отношений с Пакистаном. Более того, США заявили, что продолжат проводить сепаратные военные операции на пакистанской территории. Так, по словам председателя сенатского комитета по иностранным делам конгресса США Джона Керри, Вашингтон может провести операцию в случае получения информации о точном местонахождении лидера движения «Талибан» муллы Омара в Пакистане. «Администрация США оставляет за собой право на использование всех доступных ей инструментов, чтобы защитить интересы своих граждан»,  – подчеркнул сенатор.

В этой ситуации президенту Зардари нужно искать новых партнеров, новые ниши в региональных альянсах, куда мог бы пристроиться Пакистан (полностью зависеть от воли Китая пакистанский президент не хочет). И для этого ему нужна Москва. Но вопрос – насколько нужен он Москве?