Бандерас в коже Альмодовара

Екатерина Чен
20 мая 2011, 15:58

Каннский фестиваль подходит к концу. 22 мая — вручение Золотой пальмовой ветви, число претендентов на которую с каждой новой премьерой, парадоксальным образом, не увеличивается, а тает. Накануне фестивальную публику разочаровали два завсегдатая, Педро Альмодовар и Ларс фон Триер.

Кадр из фильма "Кожа, в которой я живу"

Испанский мастер не удовлетворил многих поклонников новой лентой «Кожа, в которой я живу», а датчанин Триер — картиной «Меланхолия» ожидания вполне оправдал, но вот после показа некстати распустил язык на пресс-конференции, да так, что организаторы фестиваля спешно собрали совет и объявили Ларса персоной нон-грата. Триер, отвечая на вопрос одной журналистки о своих германских корнях, ляпнул: «Я наци». Затем поспешил заверить, что любит евреев, но от государства Израиль сплошные проблемы. Изощренно прекрасный в плане визуальных решений фильм Триера под величественную музыку Вагнера повествует о конце света, который наступает от столкновения другой планеты с Землей. Рассуждая на тему апокалипсиса, режиссер зачем-то сообщил, например, что понимает «что испытывал Гитлер, сидя в бункере» и чуть ли не выразил ему сочувствие. Попытка тут же забрать слова назад ни к чему не привела. Еврейские организации выразили возмущение словами неоднократного каннского лауреата, а фестивальное руководство извинения процитировало, но дало понять, что недавний любимец Ларс явно вышел за рамки творческой провокации и самовыражения. Канны проповедуют толерантность, а тут один из фаворитов объявляет себя нацистом! Фильм «Меланхолия» формально остается претендентом на призы, но шансы получить что-либо у певцов вселенской катастрофы мизерные. Особенно жаль двух актрис, исполнительниц главных ролей Кирстен Данст и Шарлотту Генсбур. Они сперва выложились на съемках, потом всячески поддерживали своего режиссера в Каннах, пытаясь подыскать оправдание его спонтанным высказываниям.

Педро Альмодовар любимцем фестиваля быть не перестал. Фильм «Кожа, в которой я живу» в Каннах очень ждали. Ведь это триллер — не вполне обычный для дона Педро жанр. И впервые за последние 20 лет режиссер снова работал с Антонио Бандерасом. «Это возвращение к корням, — сказал Бандерас. — Съемки у Альмодовара — это мои художественные и актерские университеты». Антонио уже настолько оголливудился в глазах аудитории, что видеть и слышать Бандераса, говорящего по-испански, уже кажется экзотикой. Актер играет здесь искусного пластического хирурга, который изощренно мстит обидчикам своих покойных жены и дочери. В фильме присутсвует немало мотивов, характерных для постановщика «Все о моей матери» и «Женщины на грани нервного срыва». Особенно впечатляет осуществляемое доктором постепенное превращение одного из персонажей из мальчика в девочку. Когда прооперированный по сценарию паренек появился на премьере в обычном мальчишеском виде рядом с актрисой, игравшей его в детской ипостаси, это выглядело и странно, и удивительно. Вот она, магия кинематографа. Как обычно у Альмодовара, «Кожа, в которой я живу» безупречна по цвету и свету, но вот сама история слишком уж напоминает мыльные оперы. Потерянные и обретенные дети, братья, которые враждуют, не зная о своем родстве, сумасшествие, убийства, самоубийства... Для полновесного раскрытия характеров перипетий слишком много, для сознательной пародии на кич — слишком мало. «Жанр триллера отвечает моему нынешнему состоянию», — поведал Педро Альмодовар на встрече с журналистами. «В начале карьеры я делал в основном поп-комедии. Вообще-то, я выступал во многих жанрах и не придерживался правил. Этот фильм во многом навеян стилем Фрица Ланга, а также мифами о титанах и Прометее и историей о Франкенштейне», — рассказал эклектичный испанский мастер.

Вне основного конкурса французы очень ждали премьеру художественного фильма «Завоевание» Ксавье Дюрринжэ о президенте Николя Саркози. Но картина, на вкус критиков, вышла беззубой и необличительной. Показанный на экране Саркози образца 2007 года лишь вступает в должность и не успел потерять рейтинг. Президента из кино даже впору пожалеть: у него выборы, а жена (предыдущая, до Карлы Бруни) его бросает.

Образец, как надо делать фильмы о политиках, в программе «Особый взгляд» продемонстрировал другой француз, Пьер Шоллэр. Его фильм «Министр» выводит в центр ленты фигуру министра транспорта. Тот вынужден с утра до ночи то совещаться с коллегами, то выезжать на место крупных дорожных аварий или проблем с дорожным строительством. Любопытно наблюдать за политиком, который не прочь отстоять свои принципы, но так, чтобы не потерять пост и поддержку однопартийцев. В тонкостях французской политической жизни лучше всего разбираются местные, но оригинальный символизм и элементы творческого хулиганства делают «Министра» интересным для всех.

В пятницу каннский конкурс продолжается фильмом Паоло Соррентино «Должно быть, это то самое место». Шон Пенн с начесом и в макияже с вдохновением играет в этом роуд-муви стареющую рок-звезду. По сюжету фильма ни петь, ни играть ему почти не приходится, его герой по завещанию отца занимается поиском нацистского преступника, скрывшегося в американской глубинке. У Пенна и у фильма прекрасные шансы на призы.