Неправильный приток

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
27 мая 2011, 14:35

На сегодняшний день в Бразилии сложилась очень непростая ситуация. Большой проблемой для правительства является приток капитала в страну. Казалось бы, он должен стимулировать развитие экономики. Это так. Но в последние годы приток денег стал огромным, в результате возникла опасность перегрева бразильской экономики, пузырей на рынках активов, что неизбежно приведет к новому финансовому кризису.

Иллюстрация: Эксперт Online

Бразильский министр финансов Гвидо Мантега не раз ставил в вину развитым странам то, что они решают свои проблемы за счет экспорта товаров на развивающиеся рынки. На самом деле печатание новых денег и поддержание процентных ставок на рекордно низком уровне увеличили приток капитала в быстрорастущие экономики, в том числе в Бразилию. Годовая инфляция в апреле в стране достигла 4,5%, процентные ставки остаются одними из самых высоких в мире — 12%.

Можно сколько угодно осуждать решения ФРС и других ЦБ развитых стран, но ситуация не изменится: капитал с развитых рынков продолжает течь в развивающиеся экономики. Институциональные инвесторы и те, кто склонен вкладывать деньги в высокорисковые активы, вкладываются в эти страны. Причем они учитывают не только высокие процентные ставки, но и долгосрочные перспективы экономического роста.

В конечном счете это неплохо. Но перед Бразилией стоит другая проблема. Большая часть притока капитала является «неправильными деньгами». Иностранные инвестиции остаются очень «узкими»: иностранные инвесторы желают приобретать акции и другие бумажные активы, а не делать прямых вложений. А отсюда как раз прямая дорога к пузырям на рынках активов различных классов.

Развитым рынкам большое количество иностранных инвесторов помогает увеличить объем ликвидности. Но для развивающихся рынков такие потоки просто приводят к росту стоимости их валют, не более. Еще в апреле, напоминают в аналитическом отделе Fibo Group, Гвидо Мантего отмечал, что развивающимся рынкам стоит бояться притока горячих денег — и собственной же экономикой доказал, что бороться с этим консервативными мерами неэффективно. Так, в Бразилии были введены налоги и сборы, призванные усложнить жизнь иностранным инвесторам. Но заградительные меры сработали в обратную сторону: реал взлетел, а Мантего расписался в бессилии.

Бразилия сейчас остро нуждается в огромных инвестициях в инфраструктуру, если собирается поддерживать высокие темпы экономического роста: например 7,6% в 2010 году. При этом в стране до сих пор происходит регулярное отключение электричества в крупных городах, ужасные пробки, и почти все аэропорты работают с огромной загрузкой. Надо также учитывать, что страна будет принимать Кубок мира в 2014 году и Олимпийские игры в 2016 году. Это требует огромных средств.

Уровень ВВП на душу населения в Бразилии отстает от российского почти в два раза, отмечает Николай Солабуто, управляющий активами УК ФГ БКС. В прошлом страна была под давлением США, но к началу века стала более самостоятельной, что сказалось на экономике. В кризис 2008 года Бразилия пострадала в два раза меньше, чем Россия, и соответственно в два раза быстрей восстановилась.

Как подсчитали эксперты HSBC, Бразилия должна направлять дополнительные 3% от ВВП в год в течение следующих четырех лет на инвестиции. Но страна не приветствует иностранцев в ключевых секторах экономики, хотя сама не справляется с задачей.

Как отмечается в бюллетене ОЭСР Economic Outlook, 60% из изученных ситуаций в 260 странах, куда шли крупные притоки капитала, это закончилось внезапно и дестабилизирующим образом, каждый десятый случай завершился либо валютным, либо банковским кризисом, или двумя сразу. Эксперты, впрочем, говорят о том, что делать выводы о близящемся кризисе преждевременно. «Мы не видим предпосылок для кризисных явлений в Бразилии, — заявил директор аналитического департамента ИГ «Норд-Капитал» Владимир Рожанковский. — Традиционно экономика этой страны более непредсказуема и волатильна по своим ключевым параметрам по сравнению с развитыми странами. Потребительские цены имеют ярко выраженную сезонность и могут колебаться по синусоиде в широких пределах. Вложения в инфраструктуру нужны всем большим по территории странам. России они нужны ничуть не меньше (а скорее всего, больше), чем Бразилии, поэтому какого-то особенного статуса в данном смысле у Бразилии нет».

Что касается угрозы carry trade, то, как считает аналитик, все развивающиеся рынки с высокими процентными ставками в той или иной мере сталкиваются с этим феноменом, которые толкает обменные курсы их валют еще выше. Если принять, что Бразилия — не Венесуэла и либеральные принципы открытой экономики для нее священны, то бороться с притоком «горячих денег» весьма проблематично, хотя это не означает, что они смогут каким-то существенным образом ухудшить общую картину.

В целом Бразилия пока не в критичной ситуации, страна действительно инвестиционно привлекательна, говорят и в Fibo Group. В случае если «горячие» деньги будут влиты именно в те проекты, которые нуждаются в финансировании: производство, обновление мощностей и их модернизация — есть шанс использовать их и во благо инвестору и экономике. А вот инвестиции в недвижимость еще не поздно законодательно ужесточить.

«Угроза кризиса в стране есть, и она осознается правительством, — не соглашается Николай Солабуто. — Для недопущения раздувания пузыря правительство Бразилии создало резервный фонд для изъятия из экономики лишних денег. В России, например, данная мера хорошо себя показала в кризис. У правительства страны есть возможность сохранить баланс: удержать прямые инвестиции и не допустить перегрева. Например, если оно не раздувает социальные статьи расходов, то приток денег в экономику вряд ли спровоцирует кризис, а наоборот, повысит благосостояние населения».

Так или иначе, но Бразилия все же находится в непростой ситуации. С одной стороны, ей требуются огромные вложения в инфраструктуру и развитие, с другой — горячие деньги мешают бороться с инфляцией и грозят пузырями на рынках активов. И правительству придется очень умело лавировать между этими Сциллой и Харибдой, чтобы не допустить кризиса, который способен перекинуться на все страны Латинской Америки, а в перспективе — на другие крупные экономики emerging markets.