Снова продали

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
30 мая 2011, 18:16

26 мая власти Сербии задержали еще одного, по их мнению, военного преступника. Генерала Ратко Младича взяли в деревне в 70 километрах от Белграда. По словам официальных лиц, он жил по поддельному паспорту.

Фото: AP
Официальный Белград готов выдать Ратко Младича ради будущего вступления в Евросоюз

Ратко Младич обвиняется Международным трибуналом по бывшей Югославии (так называемым Гаагским трибуналом) за преступления во время войны в Боснии и Герцеговине. Будучи командующим войсками Республики Сербской (сербская часть Боснии и Герцеговины), Ратко Младич, по мнению следствия, виновен в этнических чистках. Самая известная из произошла в деревне Сребреница, где сербские подразделения под непосредственным командованием Младича вырезали 8 тыс. мусульман. После окончания конфликта в Боснии Ратко Младич перебрался в Сербию, вплоть до натовских бомбардировок жил под личным покровительством Слободана Милошевича.

После свержения Милошевича и прихода к власти в Белграде демократов, европейские власти постоянно требовали от них выдачи сербских военных преступников, в том числе и Младича. Прокуроры Гаагского трибунала постоянно критиковали сербские власти за пассивность в деле поиска генерала, а чиновники ЕС заявляли, что без поимки генерала Сербии и думать не стоит о вступлении в Евросоюз (заявку на вступление в организацию Белград подал в 2009 году).

В этом плане задержание состоялось в весьма выгодный для сербских властей момент (очевидцы говорят, что все это время Ратко Младич жил в Сербии под своими документами, ни от кого не скрываясь). 6 июня главный прокурор Международного трибунала по бывшей Югославии Серж Браммерц должен был читать доклад в ООН, и по некоторым данным, заявил бы в нем, что Сербия «не сотрудничает в полной мере в поимке Младича». Кроме того, в июне руководство Европейского союза должно принять решение о начале переговоров с Сербией по получению ею статуса кандидата на вступление в ЕС. Весьма вероятно, что слова Браммерца повлияли бы на итоговое решение европейских стран. Теперь же, надеются в Белграде, на это решение повлияет арест Ратко Младича.

Европейские лидеры всем видом пытаются подтвердить, что повлияет. Европа приветствовала задержание генерала, и заявила, что Сербия стала на один шаг ближе к ЕС. Так, Николя Саркози назвал арест Младича «шагом к скорой интеграции Сербии в Европейский Союз». «Франция хочет, чтобы ЕС откликнулся на это историческое решение и заявил недвусмысленно, что Сербия в конце концов призвана стать членом Евросоюза. Нельзя требовать от Сербии принятия сложных решений против ее же общественного мнения и одновременно говорить, что мы вас в Евросоюз не примем», — заявил французский президент. «Это прекрасная основа для того, чтобы в регионе установился мир и, одновременно, чтобы его будущее оказалось связанным с Европой», — прокомментировала арест Младича канцлер Германии Ангела Меркель. Еврокомиссар по расширению и европейской политике соседства Штефан Фюле высказался более прямо. «Основное препятствие на пути Сербии к вступлению в Евросоюз устранено», — заявил чиновник.

Однако сам президент Сербии Борис Тадич отказывается публично связывать арест генерала с процессом евроинтеграции. «Мы закрыли главу, посвященную Ратко Младичу, исходя из своих собственных внутренних соображений, а отнюдь не для того, чтобы арест служил разменной монетой для неких операций. Мы сделали это для самих себя, а не для Европейского союза или трибунала в Гааге, — заявил он. — Мы сделали это для того, чтобы создать наиболее благоприятную обстановку в регионе,... обеспечить наилучшие условия для деятельности иностранных инвесторов и для жизни нашего населения».

Осторожность Тадича можно понять. Если на Западе и в Боснии Ратко Младич был военным преступником, то в Сербии — национальным героем, который защищал боснийских сербов от геноцида со стороны хорватов и боснийских мусульман. В знак протеста против выдачи генерала трибуналу в ночь на 30 мая улицы Белграда заполнили тысячи сербских националистов. Сотни людей оккупировали центральные улицы и в других городах страны, требуя не выдавать генерала Гаагскому трибуналу, который обвиняют в предвзятости. Ведь несмотря на то, что во время гражданской войны зверства творили все стороны конфликта, судят в Гааге преимущественно сербов. При этом военные преступники с противоположной стороны не только не подвергаются судебному преследованию, но и занимают высокие посты в получивших независимость осколках бывшей Югославии.

Несмотря на то, что моральное право так поступить у Белграда есть (самочувствие генерала очень плохое — Ратко Младич пережил четыре инсульта, у него парализована рука), вряд ли сербское руководство на это пойдет. Не для того ловили. Населению попытаются объяснить, что только так Сербия может войти в ЕС (премьер-министр страны Божидар Делич уже заявил, для Сербии уже до конца года может быть назначена дата переговоров о вступлении в Евросоюз). Однако аналитики считают, что цель может быть не настолько близка, как кажется. Поимка Младича была важным, но далеко не последним условием Евросоюза. Брюссель требовал также поимки других лидеров сербского сопротивления (после ареста Младича единственным крупным лидером сербского сопротивления, оставшимся на свободе, является бывший президент Сербской Краины Горан Хаджич), а также урегулирования отношений между Белградом и Приштиной. Жители Митровицы — сербского анклава в Северном Косово — опасаются, что власти в нужный момент могут продать и их.