Шельфовые амбиции

Москва, 06.05.2011
«Роснефть» до конца года может войти в проект по освоению Блока-21 на шельфе Туркмении.

Иллюстрация: Эксперт Online

О том, что «Роснефть» может стать еще одним российским участником этого проекта стало известно в феврале этого года. «Зарубежнефть», которой принадлежит 51% в проекте, сообщила, что готова рассмотреть вопрос о передаче «Роснефти» части своей доли. В настоящее время участником проекта с российской стороны является также компания «Итера».

Чтобы войти в проект, «Роснефти» необходимо получить одобрение правительства Туркмении, для чего она уже подала заявку на участие в проекте в агентство по управлению и использованию углеводородных ресурсов при президенте Туркмении. «Зарубежнефть» уже получила основные согласования от правительства Туркмении для вхождения в проект, и с большой вероятностью можно ожидать до конца текущего года одобрения со стороны властей республики на вхождение и «Роснефти». При этом суммарная доля российских партнеров может составить около 70%.

Запасы Блока-21 оцениваются в 219 млн тонн нефти и 92 млрд кубометров попутного газа. Также предполагается, что ресурсы природного газа на месторождении могут составить до 100 млрд кубометров. Максимальный уровень добычи нефти на блоке — 11 млн тонн, газа — 4,5 млрд кубометров в год. В текущем году на месторождении должны завершиться работы по сейсмике 3D и уже на 2012 год запланировано бурение первой разведочной скважины. Всего на месторождении должны быть пробурены 3 разведочные скважины.

Осенью прошлого года вице-премьер России Игорь Сечин заявил, что участие «Роснефти» в разработке Блока-21 может сократить на два года ввод месторождения в эксплуатацию.

Не секрет, что «Роснефть» осваивает отечественные шельфовые месторождения нефти при большой помощи иностранных компаний. Казалось бы, для чего компании участие в освоении туркменского шельфа, если у нее нет такого опыта? «Во-первых, у «Роснефти» есть опыт работы на сахалинском шельфе, пусть и совместно с другими компаниями, — напоминает начальник аналитического отдела ФГ БКС Максим Шеин. — Во-вторых, участие «Роснефти» планировалось, еще когда «Итера» входила в проект. В-третьих, пока рано говорить о полноценном вхождении «Роснефти» в проект, так как Конвенцию о правовом статусе Каспия планируется принять в лучшем случае в конце этого года. Но то, что «Роснефть» высказала намерение присоединиться к проекту, может говорить о том, что сроки эти будут выдержаны».

«Практика освоения шельфовых проектов заключается в том, что сами нефтяные компании только финансируют работы, а непосредственным исполнителями являются независимые сервисные компании (контракторы). В этом смысле от нефтяной компании требуется привлечь финансирование и правильно организовать работу, — говорит со-директор аналитического отдела «Инвесткафе» Дмитрий Адамидов. — При этом «Роснефть» среди отечественных компаний наряду с ЛУКОЙЛом имеет наиболее богатый опыт реализации шельфовых проектов среди российских компаний».

В отношении шельфа Туркмении, констатирует аналитик, можно сказать, что газ там, безусловно, есть, но говорить о размерах запасов на указанном лицензионном участке в настоящее время довольно сложно, поскольку ГРР еще не завершены. «Приглашение компании в проект преследует в первую очередь привлечение финансирования, поскольку вероятнее всего финансовых ресурсов «Итеры» и «Зарубежнефти» недостаточно», — полагает он.

По мнению Романа Беседовского, управляющего фондом «Финам Нефтегаз», совместное освоение шельфа «Роснефти» с иностранными компаниями позволяет использовать их современные технологии и наработки в сфере геологоразведки и добычи, а также сократить объемы государственных затрат на данное направление. «Определенный опыт работы на шельфе у «Роснефти» есть, и компания постарается его по максимуму использовать в Туркмении, — говорит аналитик. — Думаю, что участие российских компаний в освоении туркменского шельфа — в большей степени вопрос усиления политического влияния России в центрально-азиатском регионе, продиктованный стремлением «застолбить» зоны своих интересов на постсоветском пространстве, и прежде всего в сфере энергетики».

Однако можно ли быть уверенным, что туркменские власти не «переиграют» состав и доли участников проекта, когда получат подтверждение запасов блока? К примеру, недавняя история с Barash Communications Technologies, туркменской дочкой МТС, продемонстрировала невысокую лояльность властей Туркмении по отношению к российскому бизнесу. «Но МТС все-таки частная компания, в то время как в проекте по освоению туркменского шельфа принимают участие госкомпании — здесь тактика «отжима по-туркменски» не пройдет, т.к. способна привести к резкому ухудшению межгосударственных отношений, — полагает Беседовский. — Так что, скорее всего, планируемый состав участников вряд ли будет пересмотрен».

«Такой риск всегда существует, но, думается, он не слишком высокий, — соглашается Дмитрий Адамидов. — Любая сделка по крупному нефтегазовому проекту предварительно проходит политическое согласование на самом высоком уровне. Кроме того, Туркмения зависит от России в вопросах транзита и поэтому маловероятно, чтобы власти Туркмении сделали какие-то резкие движения».

Правда, в целом случай с МТС, похоже, резко снизил привлекательность ведения бизнеса в этой стране для российских компаний. Туркменские власти уже продемонстрировали, как они защищают интересы иностранного бизнеса, и прежде всего российского. «Так что есть все основания ожидать, что работающие в этом центрально-азиатском государстве компании с российской пропиской либо предпочтут свернуть бизнес, либо существенно сократят объемы инвестиций на свое развитие в Туркмении, — отмечает аналитик «Финама». — В то же время, в крупных межгосударственных проектах — вроде сотрудничества в нефтегазовой сфере — российский бизнес, на мой взгляд, продолжит успешно участвовать, пользуясь политической поддержкой национального руководства».

«В Туркмении работать сложно, как и во всех среднеазиатских республиках, но можно. Ситуация сегодня как минимум не хуже, чем 3-5 лет назад, по крайней мере в сфере ТЭК», — считает Дмитрий Адамидов.

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. Выплаты на детей споткнулись о прошлые доходы
    Из-за коронавируса ежемесячные пособия на детей в возрасте от 3 до 7 лет вводятся на месяц раньше. Если не возникнет проблем с выдачей в регионах, то уровень бедности среди семей с детьми в этом возрасте может сократиться на 26%. Мера своевременная, но условия получения этих выплат вызывают вопросы у нуждающихся семей.
  2. ЦБ принял трудное, но единственно верное решение
    В условиях кризиса Банк России решил отложить ужесточение выдачи ипотеки в зависимости от долговой нагрузки граждан
  3. Миннесота в огне
    В Миннеаполисе четвертый день продолжаются беспорядки, вызванные убийством полицейскими безоружного афроамериканца
Реклама