Дайте нам сырье!

Вадим Пономарев
1 июня 2011, 18:58

Правительства республик Башкоторстан и Татарстан, а также участники первого международного форума «Большая химия», прошедшего в конце прошлой недели в Уфе, обратились к правительству России с предложением создать концессию с государственным участием для проектирования, строительства и эксплуатации продуктопровода Западная Сибирь-Урал–Поволжье, который бы обеспечил поставки сырья для нефтехимического комплекса Поволжья. Об этом говорится в опубликованной сегодня резолюции форума.

Фото: ИТАР-ТАСС
Башкоторстан и Татарстан настаивают на поставках сырья по продуктопроводу «Западная Сибирь - Урал – Поволжье»

В качестве акционеров концессии представляются федеральное правительство (51%), правительства регионов, по территории которых будет проходить продуктопровод, а также компании, ведущие добычу, переработку углеводородов, которые будут являться сырьем для этого продуктопровода. Для обеспечения недискриминационного доступа к транспортной системе доля одной компании в концессии не должна превышать 10%, считают инициаторы этого проекта. «С целью привлечения кредитных ресурсов для финансирования строительства на срок до 12 лет целесообразно предоставление гарантий субъектов федерации – участников концессии или правительства РФ», – говорится в резолюции о предполагаемой схеме финансирования этого проекта, стоимость которого оценивается в 90-110 млрд рублей.

Новая экономическая инициатива татарских и башкирских властей вполне понятна и обоснованна. Еще в советские времена в этих республиках был построен мощнейший нефтехимический кластер, который и сейчас, несмотря на разных собственников, продолжает играть ведущую роль в отрасли. Татарский «Казаньоргсинтез», например, производит больше половины полиэтиленовых труб в стране. И потребность в его развитии тоже есть – Россия, являясь одним из крупнейших экспортеров нефти в мире, занимает только 1% мирового рынка таких высокотехнологичных продуктов ее переработки, как полимеры. Правительство это прекрасно понимает, и в качестве первоочередной задачи развития отрасли до 2030 года определило увеличение объема производства базовых мономеров (из них уже потом производятся конечные потребительские продукты) – этилена, пропилена и бутадиена – с нынешних 4 млн тонн до минимум 13 млн тонн в год.

Инвесторы уже в ближайшие четыре года готовы построить на территории Башкортостана и Татарстана новые установки по производству этилена мощностью 2 млн тонн в год. Но, по мнению республиканских властей, им не на чем будет работать. За годы, прошедшие с момента строительства основных производственных установок поволжской нефтехимии, основная сырьевая база для них (производство из попутного нефтяного газа широкой фракции легких углеводородов – ШФЛУ) сместилась из Поволжья в Западную Сибирь. «В Сибири не знают, куда девать и как использовать попутный нефтяной газ, в то же самое время здесь, на предприятиях Приволжского федерального округа, заводы работают не на полную мощность из-за того, что нет достаточно сырья, не хватает ШФЛУ. И когда в одном месте мы имеем избыток, а в другом дефицит, то какие здесь могут быть варианты, кроме того, чтобы перенаправить избыток в дефицитный регион?» – заявил, открывая башкирский форум, президент Башкортостана Рустэм Хамитов, обосновывая необходимость строительства нового продуктопровода из Западной Сибири в Поволжье.

Справедливости ради надо сказать, что проблему эту прекрасно понимали и в советское время, поэтому большая нефтехимическая труба уже связывала два макрорегиона. Но в 1989 году на ней произошла авария с человеческими жертвами, а затем трубопровод фактически растащили.

Другой вопрос, почему об этой идее власти двух поволжских республики заговорили именно сейчас. Во-первых, очевидно, намерение их инвесторов развивать нефтехимию совпало с желанием правительства начать делать практические шаги по укреплению отрасли. Во-вторых, по данным республиканских правительств, с подобной идеей – «вывести» потенциально избыточное количество ШФЛУ из Западной Сибири – в правительство обратился главный отечественный переработчик попутного нефтяного газа – нефтехимический холдинг СИБУР. Но эти два новых продуктопровода общей мощностью 10 млн тонн в год (предварительно) должны были пройти мимо Татарии и Башкирии к берегам Балтики, что, естественно, власти этих республик категорически не устраивало. «В случае если возобладает альтернативная точка зрения и продуктопровод пройдет в обход нашего региона, из Сибири сразу к западной границе страны, химия в Поволжье – а я напомню, что центр российской химии находится именно здесь, – так вот, химия в Поволжье будет медленно умирать. Вкладываться в производство без сырья инвесторы точно не будут. И зачем за счет государственных средств реализовывать проект, полностью противоречащий государственной линии на преодоление сырьевой ориентации страны, – я не понимаю. И куда тогда девать нарабатывавшуюся десятилетиями интеллектуальную инфраструктуру отрасли – десятки проектных и научно-исследовательских институтов, выдающиеся школы, великолепные высшие учебные заведения, тысячи специалистов высочайшего класса? Куда все это девать? Кому все это будет нужно? Это все очень трудно создавалось, на это потребовались десятилетия, а разрушить можно очень быстро», – переполняли эмоции Рустэма Хамитова, когда он говорил об этом на форуме «Башкирская химия» в Уфе, поскольку уже сейчас нефтехимическим предприятиям Урало-Поволжья, по данным правительств двух республик, не хватает примерно 6 млн тонн ШФЛУ и сжиженных газов в год. К 2020 году они ожидают, что этот дефицит может увеличиться до 8 млн тонн в год.

Представители же СИБУРа в разговоре с корреспондентом «Эксперта Online» подчеркнули, что, согласно правительственному решению о формировании в стране шести нефтехимических кластеров, они один из них и строят в Западной Сибири. Он будет включать в себя газоперерабатывающие заводы компании в ЯНАО и ХМАО, сеть продуктопроводов и производственную площадку в Тобольске, где сейчас строится крупнейший в России комплекс по производству полипропилена. Там же, на юге Тюменской области, может быть построена и новая мощная установка по производству этилена, которая будет работать на местном сырье. Поэтому СИБУР, конечно, поможет своим поволжским коллегам, но в рамках посильного.

«СИБУР не стал подписывать резолюцию, так как большая часть затрагиваемых в тексте тем регулируется в разрабатываемом Минэнерго РФ, по поручению председателя правительства РФ, Плане развития газо- и нефтехимии до 2030 года. При этом СИБУР поддерживает сбалансированное развитие отрасли с учетом расположения сырьевых ресурсов и интересов регионов. План развития газо- и нефтехимии до 2030 года предусматривает переработку сырь я, добываемого в Западной Сибири, в рамках соответствующего регионального нефтехимического кластера. На наш взгляд, расположенных в Поволжье источников сырья  в виде прямогонного бензина, производимого предприятиями Татарстана и Башкортостана, а также этана и легких углеводородов из Оренбургской области будет достаточно для производства мономеров в необходимом для региональных нефтехимических предприятий объеме без широкомасштабного привлечения ШФЛУ из Западной Сибири. Продуктопроводы, ориентированные на поставку сырьевых ресурсов в регионы потребления, должны рассматриваться в рамках выработки общей стратегии отрасли. При этом должна учитываться их экономическая эффективность, по сравнению с альтернативными вариантами сырьевого обеспечения. СИБУР также считает, что вопрос введения режима экспортных пошлин на продукты нефтехимии должен решаться с учетом долгосрочных целей и приоритетов развития нефтехимической отрасли России в целом» - подчеркнули «Эксперт-online» в СИБУРе.

Предугадать, в какую сторону в этой ситуации склонится чаша весов в правительстве, сейчас довольно сложно. В аргументах обеих сторон прослеживается четкая логика, но у Казани всегда был очень сильный лоббистский ресурс в Москве, который в нефтехимических проектах сейчас усиливается ресурсом нового руководства Башкортостана (Рустэм Хамитов возглавил эту республику менее года назад). С другой стороны, и Леониду Михельсону – новому владельцу СИБУРа, всегда удавалось находить общий язык с федеральной властью.