Одним из наиболее резонансных событий международной повестки дня на прошедшей неделе стало заявление президента США Барака Обамы о начале вывода американских войск из Афганистана. Выполняя предвыборные обещания, Обама дал официальный старт завершению военной операции Соединенных Штатов и их союзников на афганской территории, длящейся без малого 10 лет.

Иллюстрация: Эксперт Online

Формально планы Белого дома предельно ясны. Начавшись в 2011 году, процесс вывода войск должен полностью завершиться к 2014 году. Но на деле ситуация с уходом США из Афганистана может оказаться куда более запутанной.

Текущее содержание афганской политики Вашингтона указывает на то, что он следует формуле «уйти, чтобы остаться». Значительная часть американского контингента покинет республику согласно обозначенным Обамой срокам. Это позволит демократам продемонстрировать свою эффективность в разрешении сложных проблем, созданных республиканской администрацией Джорджа Буша-мл. Но полного вывода войск, скорее всего, не произойдет. Вооруженные силы США останутся в стране безотносительно того, в чьих руках окажется власть в Кабуле.

О желании Соединенных Штатов сохранить присутствие в стране после 2014 года говорит развитие их военной инфраструктуры. С 2010 года в разных районах Афганистана ведется строительство комплекса военных баз. Создаются принципиально новые объекты, и проводится глубокая реконструкция уже имеющихся, в том числе оставшихся от Ограниченного контингента ВС СССР. По количеству ввозимого цемента страна находится на одной из лидирующих позиций в мире. Вряд ли США пошли на расширение сети военных баз ради того, чтобы в последующем передать их афганским властям. Масштабное военное строительство указывает на то, что они рассчитывают остаться в стране на неопределенное время.

На мотивы Вашингтона не в последнюю очередь влияет сырьевой потенциал Афганистана. С 2004 по 2010 год в стране работало несколько американских геологических миссий. Свою деятельность они осуществляли под прикрытием Пентагона. В ходе исследований выяснилось, что Афганистан располагает крупными запасами полезных ископаемых. Среди того, что было предано огласке, – железо, кобальт, золото, медь, ниобий, молибден и литий. Из того, что осталось за кадром, – уран и изумруды. Больше всего впечатляют в Афганистане запасы лития, за что он был назван «литиевой Саудовской Аравией». Предварительная оценка природных запасов страны варьируется в диапазоне 900-910 млрд долларов. Естественно, что подобные цифры – достаточно веский довод для того, чтобы остаться.

Однако ресурсную версию сохранения американского присутствия в Афганистане вряд ли можно считать ключевой. Промышленное извлечение природных ресурсов, расположенных на территории страны, затруднено как с технологической, так и с военно-политической точки зрения. Компании США не смогут начать работу в Афганистане до полного окончания военных действий. Но гарантий качественного улучшения обстановки в случае достижения компромисса с «Талибаном» у Белого дома нет. Добиться быстрого примирения в стране, население которой воюет больше 30 лет, невозможно. А это играет против любых среднесрочных проектов, связанных с использованием потенциала афганских недр.

Куда более вероятно, что в Афганистане американцами движет стремление утвердиться в стратегически важном районе Евразии. Он занимает центральное положение на Среднем Востоке. Силовое присутствие в этом районе позволяет воздействовать на развитие обстановки практически во всех сопредельных странах, включая Пакистан, Иран, Индию и Китай. Через страну открывается коридор и для прямого влияния на бывшие советские республики Средней Азии. Словом, Афганистан, как и в XIX веке, остается ключом для ведения «Большой игры».

Казалось бы, формула присутствия на территории, подразумевающая следование принципам геополитики, безнадежно устарела. Для осуществления контроля над политико-экономическими процессами в том или ином регионе мира уже не нужно размещать военные базы. Развитие технологий и коммуникаций позволяет делать это в удаленном режиме. Тем не менее США не пренебрегают политико-пространственными методами ведения дел, когда для этого есть соответствующие условия.

Например, подобный подход с успехом применяется ими в Косово. На территории края размещен ряд объектов ВС США, включая военные базы Кэмп-Бондстил (одна из крупнейших американских баз в Европе) и Филм Сити. Косово не представляет какой-либо серьезной ценности с точки зрения природных ресурсов. Зато силовое присутствие в нем обеспечивает контроль над ситуацией на Западных Балканах. Как и Афганистан, край занимает центральное положение в своем регионе. Не будет ничего удивительного, если пребывание американских контингентов на афганской территории окажется построенным по косовскому образцу.

К слову сказать, Афганистан и Косово роднит не только политико-пространственная ориентированность силового курса США в Евразии. Оба субъекта интегрированы в незримую систему наркотрафика. Афганистан – мировой лидер по производству героина (прекурсоры для создания которого поставляются из Европы, в основном по южному транспортному коридору через Пакистан). А Косово – главные южные ворота героинового экспорта из Афганистана в страны ЕС. По некоторым данным, одним из источников поступления продукции для местных албанских ОПГ являются американские военные базы, размещенные в крае.

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. Соединенные Штаты на пути к стратегической неуязвимости
    Вашингтон надеется гарантировать свое глобальное военное доминирование и обеспечить национальную безопасность практически от любых угроз
  2. Баланс ФРС сокращается рекордным темпами с 2009 года
    После трех месяцев беспрецедентного роста баланс Федеральной резервной системы «тает» рекордными с 2009 года темпами. Что это, изъятие долларов или отказ от стимулов, и какие последствия могут быть для рынков?
  3. Renault Kaptur как зеркало «турбо революции»
    Турбомоторы осваивают массовый сегмент авторынка: до России добрался обновлённая модель Renault Kaptur, которая выделяется турбированным двигателем, разработанной французской маркой совместно с германским концерном Daimler.
Реклама