Ждать незачем

Вадим Пономарев
9 июня 2011, 16:19

По оценкам экспертов, после аварии на японской атомной станции «Фукусима-1» мировому рынку потребуется не меньше года, чтобы выработать новую конфигурацию строительства АЭС. Но российский «Росатом» ждать не хочет, а пытается уже сейчас столбить места на меняющемся поле атомной энергетики.

Фото: picvario.com/Russian Look
«Росатом» пытается уже сейчас столбить места на меняющемся поле атомной энергетики

Новая конфигурация мирового рынка строительства атомных станций после аварии на АЭС «Фукусима-1» будет понятна не раньше, чем через год. Об этом заявил президент «Атомстройэкспорта» (АСЭ, структура «Росатома» по строительству ядерных объектов за рубежом) Александр Глухов. «Я думаю, как минимум год. Хотя это крайне консервативная среда, возможно, потребуется больше времени», – сказал он журналистам на форуме «Атомэкспо-2011».

По данным МАГАТЭ, на 10 февраля 2011 года в мире работали 442 ядерных реактора. К 2020 году их число должно было увеличиться до 497, к 2030-му – до 617. По мнению «Росатома», после событий в Японии десятилетний прогноз надо уменьшить на 1% – до 490 блоков, тридцатилетний на 4% – до 592 реакторов. Международное агентство Ux Consulting, правда, считает чуть более пессимистично – в 2020 и в 2030 годах, по их данным, прогнозное снижение количества реакторов составит 5 и 6% соответственно. Но общей картины, по мнению представителей российской атомной корпорации, это не меняет. «Те прогнозы, которые мы сегодня делаем сами и видим в международных агентствах, не показывают существенного ухудшения перспектив сооружения атомных энергоблоков», – подчеркнул на круглом столе в рамках форума «Атомэкспо» начальник управления маркетинга и развития бизнеса «Росатом» Алексей Калинин.

Поэтому «Росатом» не только не меняет своих планов по дальнейшей экспансии российских АЭС за рубеж, но и усиливает работу в этом направлении. «На сегодняшний день мы внимательно следим за всеми конкурентными рынками, будем продолжать отслеживать ситуацию в „постфукусимском” периоде. И везде, где будут объявляться конкурсы или будут возможны прямые переговоры, мы будем принимать участие. Мы уже участвуем в тендерной работе по АЭС „Темелин” 3 и 4 в Чехии, собираемся участвовать в венгерском тендере по строительству блоков АЭС „Пакш”, который будет объявлен ориентировочно в следующем году. Активную работу ведем в Украине и Белоруссии. Поддерживаем тесные рабочие контакты с Арменией. В Индии речь идет не только о второй очереди АЭС „Куданкулам”. Будет предусмотрена, как минимум, еще одна площадка, где планируется применить российские технологические решения. Возможно также сооружение АЭС в Иордании и Бангладеш», – сказал журналистам Александр Глухов.

Справедливости ради надо сказать, что, как показывает опыт АЭС «Белене» в Болгарии, выигрыш тендера российской компанией еще не означает строительства  самой станции, а значит, и получения денег от этого. По словам главы «Атомстройэкспорта», россияне все же согласовали на сегодняшний день более 90% положений ЕРС-контракта по строительству этой станции с болгарскими партнерами, и АСЭ планирует до 1 июля завершить согласование и запарафировать этот контракт. Но до сих пор не решен главный вопрос – по цене «Белене». И если он не решится сейчас, то, видимо, атомной станции мощностью 2 ГВт по российскому проекту возле местечка Белене в Болгарии не будет уже никогда. Очевидно, правительство Бойко Борисова, пришедшее к власти в этой стране два года назад, прекрасно это понимает и сознательно идет на затягивание переговорного процесса и даже на выплату немалого штрафа за срыв контракта с российской компанией, поскольку уже подобрало себе другой проект и другого подрядчика.

На днях министр экономики, энергетики и туризма Болгарии Трайчо Трайков и президент конкурента «Росатома» – французской компании AREVA Анн Ловержон договорились о том, что французы изучат возможность построить 2 ГВт необходимых Болгарии электрических мощностей на территории АЭС «Козлодуй», которую в 70-х годах прошлого века возвел Советский Союз в стране-побратиме. Правда, под давлением Евросоюза Болгарии уже пришлось закрыть четыре из шести блоков этой станции. Но очевидно, что нынешнее правительство этой страны считает, что будет дешевле и быстрее построить два блока на «Козлодуе» с помощью французов, нежели «Белене» с помощью россиян.

Французов ужесточение конкуренции с «Росатомом» за строительство атомных станций на мировом рынке не пугает. «„Росатом” – это наш конкурент за рубежом. Это очень сильный, очень важный для нас конкурент. Но, поскольку конкуренция очень важна для развития, мы положительно смотрим на это. Кроме того, у „Росатома” и „Аревы” есть ряд проектов, где мы сотрудничаем. В частности, это реакторы замкнутого цикла», – отметил в Москве на «Атомэкспо» директор представительства Areva в России и СНГ Андреас Грейм.

Россияне же в ответ пытаются усилить свое технологическое преимущество за счет партнерства с западными машиностроительными концернами и задействовать «административный резерв» в виде более плотной поддержки государственных структур. До конца этого года «Росатом» намерен создать свои «полноценные представительства» в странах «большой восьмерки», Евросоюзе, Китае, Индии и странах СНГ, которые будут находиться в составе дипломатических представительств России в других странах. Соответствующее соглашение на днях было подписано между госкорпорацией и Министерством иностранных дел. «Благодаря подписанному соглашению у нас появляется возможность непосредственно при российских диппредставительствах за рубежом направить своих сотрудников, которые будут профессионалами в атомной отрасли и будут обеспечивать представление наших интересов в ключевых странах», – заявил по этому поводу глава «Росатома» Сергей Кириенко.

Кроме того, в ближайшее время для реализации зарубежных проектов госкорпорация намерена создать новую компанию под названием «Росатом Оверсиз». Она будет выступать в роли заказчика, инвестора и собственника (оператора) АЭС в тех проектах по строительству зарубежных атомных станций, которые реализуются по схеме ВОО (build–own–operate). По такой схеме, например, строится первая турецкая АЭС «Аккую» стоимостью около 20 млрд долларов. Первый из четырех ее энергоблоков с российским реакторами ВВЭР–1000 должен дать ток в 2019 году. Все расходы на строительство этой станции, первый бетон в основание которой должен быть залит летом 2013 года, берет на себя консорциум российских компаний во главе с «Росатомом». Турки фактически лишь берут на себя обязательства закупить определенную часть электроэнергии этой станции, гарантирующей возврат вложенных в нее инвестиций.

Подобная схема в будущем, видимо, станет одной из самых распространенных в практике зарубежных строек «Росатома». Хотя, как признался Алексей Калинин, финансовый рынок как источник денег для реализации такого рода проектов российской атомной корпорации «еще не до конца понятен».