Модернизационная дипломатия в действии

Максим Минаев
12 июля 2011, 13:55
Фото: AP
Начало июля ознаменовалось значительной активизацией РФ в области внешнеэкономических отношений

Начало июля ознаменовалось значительной активизацией РФ в области внешнеэкономических отношений. Усилия администрации Дмитрия Медведева были направлены на укрепление позиций России в мировой экономике. Для этого государственная власть активно взаимодействовала с деловым сообществом.

К числу событий, укладывающихся в этот внешнеэкономический тренд, относятся визит делегации «Газпрома» во главе с зампредседателя правления Александром Ананенковым в КНДР, африканское турне спецпредставителя президента РФ Михаила Маргелова, завершение переговоров одной из российских нефтяных компаний с иранской National Iranian Petrochemical Company по вопросу создания нефтехимического комплекса в Ассалуйе и др.

Внешнеполитическая активность с экономическим подтекстом указывает на то, что РФ старается следовать принципам модернизационной дипломатии. Идея более активного использования дипломатии в целях модернизации была впервые озвучена Медведевым в его послании Федеральному собранию в ноябре 2009 года. Она подразумевает привлечение традиционных политико-дипломатических инструментов для расширения экономического влияния России на мировой арене. В частности, дипломатия должна предоставлять политическую поддержку действиям бизнеса за рубежом. На основе поручения президента МИД подготовил «Программу эффективного использования на системной основе внешнеполитических факторов в целях долгосрочного развития РФ» и еще несколько документов. Все вместе они сформировали модернизационную внешнеполитическую стратегию. Головной документ —  «Программа эффективного использования внешнеполитических факторов» — был одобрен президентом 30 сентября 2010 года.

Модернизационная платформа реализуется Кремлем на основе положений «Программы эффективного использования внешнеполитических факторов» и с учетом текущей конъюнктуры. Так, РФ рассматривает КНДР как страну-транзитера при выполнении российско-южнокорейских проектов. В ходе визита в Пхеньян делегации «Газпрома» обсуждались строительство газопровода и линии электропередачи из РФ в Южную Корею через КНДР. Иран интересен России в основном в области энергетики. Аппарат правительства содействовал достижению договоренности по строительству комплекса в Ассалуйе. А в начале августа состоится пуск АЭС «Бушер» — головного проекта российско-иранского экономического сотрудничества, строительство которого курировалось правительством и «Росатомом». В ЮАР и Анголе РФ намерена развивать атомную энергетику. Эти вопросы поднимались на переговорах Медведева с президентом ЮАР Джейкобом Зумой и Маргелова с лидером Анголы Жозе Эдуарду душ Сантушем.

Воплощая модернизационную доктрину, Кремль старается прибегать ко всем имеющимся в его распоряжении инструментам. Используются как механизмы двусторонней, так и многосторонней дипломатии, в которой РФ участвует как международный посредник. Например, африканский вояж Маргелова проходил под знаком урегулирования ливийского кризиса. Официальной целью турне значилось обсуждение перспектив решения конфликта между режимом Муаммара Каддафи и оппозицией. С главами Зимбабве, Анголы, Южного и Северного Судана, а также Эфиопии Маргелов встречался в двух качествах — как спецпредставитель президента и как непосредственный участник диалога Кремля с Триполи и Бенгази. Однако РФ интересовал не только вклад ее африканских контрагентов в ливийское урегулирование, но также оживление экономических контактов. Тема торгово-экономического партнерства стояла в ходе переговоров посланника Медведева с африканскими лидерами на одном из видных мест.

Для работы на международном экономическом треке задействована и теневая дипломатия, реализуемая по линии спецслужб. Корейскому вояжу делегации «Газпрома» предшествовало посещение Пхеньяна директором Службы внешней разведки РФ Михаилом Фрадковым. Она состоялась в середине мая. Основная цель миссии главы СВР сводилась к зондированию настроений высшего руководства КНДР (Фрадкова принял лидер республики Ким Чен Ир) на предмет готовности к осуществлению российских транзитных проектов. Повестка дня переговоров делегации СВР с северокорейской стороной во многом совпадала с тематикой консультаций, проводившихся в Пхеньяне группой Ананенкова.

Политика наращивания внешнеэкономических мышц проходит в режиме абсолютного прагматизма. Москву интересуют исключительно перспективы активизации экономических связей. Степень демократичности политических режимов того или иного контрагента выводится за скобки. В начале июля партнерами РФ были как президент Южного Судана Сальва Киир, пользующийся поддержкой Запада, так и лидеры Судана и Зимбабве Омар аль-Башир и Роберт Мугабе, вызывающие у того же самого Запада устойчивое раздражение. Достаточно сказать, что аль-Башир с подачи США и европейских государств находится в розыске по ордеру Международного уголовного суда.

Политическая «всеядность» Кремля во внешнеэкономической сфере продиктована двумя обстоятельствами. Во-первых, модернизационная стратегия учитывает систему связей, сложившихся в советские времена. Отказываться от взаимодействия с бывшими «друзьями СССР» Москва пока не спешит. Во-вторых, после преодоления основных последствий глобального кризиса на мировом рынке существенно возросла конкуренция. В такой ситуации для РФ хороши любые партнеры, заинтересованные в развитии предметного диалога.