Ливийская история преподносит нам хороший урок

Теперь уже не вызывает сомнения, что режим Муамара Каддафи пал, хотя пасть он должен был еще полгода назад. Столь длительное сопротивление Каддафи показывает, насколько сложно прогнозировать развитие событий в регионах, подобных северу Африки.

Тем не менее ясно уже, что больше Ливией Каддафи править не будет. Что же для России означает это событие, что в этом хорошего и что плохого?

Первое объяснение, которое может прийти в голову: события в Ливии, безусловно, спровоцированы нефтяным фактором, и основные участники этого конфликта — государства НАТО, и прежде всего Италия, Франция и США — конечно, рассчитывают на то, что им удастся получить гораздо более лояльное руководство и, соответственно, контролировать ливийскую нефть и увеличить ее поставки на мировой рынок.

Но бывшего ливийского диктатора нельзя назвать врагом европейцев. Более того, европейцы пошли на сделку с Каддафи, когда отказались «лепить» из него террориста и закрыли глаза на теракт в небе над Шотландией. Муамара Каддафи с удовольствием принимали в европейских столицах, а он открыто издевался над хозяевами (как было, к примеру, во время визита Каддафи во Францию, когда его издевательства над Саркози были отмечены французскими газетами). Это не мешало ЕС получать нефть от Ливии.

Конечно, сейчас можно сказать, что с новым руководством в Ливии будет проще общаться. Но повторю еще раз: нефть от Каддафи у европейцев была и так, и они во многом проекты на территории Ливии контролировали. Муамар Каддафи — это в делах не Уго Чавес: тот вообще выгнал все иностранные компании из Венесуэлы. И если сперва в Венесуэлу российские компании заходили через самого Чавеса, то, например, в Ливию попадали через иностранные компании. Так, «Газпром нефть» получила долю в проекте Elefant через Eni, а вовсе не через Каддафи. Теперь Ливия превращается в хаос. Страна будет неуправляемой, возможно, в течение нескольких лет. Не исключен даже раздел этого государства, если учесть, что там имеет место быть племенная структура.

Кстати, России хаос в Ливии только выгоден. Как ни крути, все-таки Ливия России конкурент на мировом рынке нефти и потенциально сильный конкурент на европейском рынке газа. Напомню, что Ливия в прошлом году произвела 77,5 млн тонн нефти, и почти все было поставлено на экспорт. Это довольно серьезные объемы. По газу ситуация более благоприятная: Ливия поставляла в 2010 году чуть менее 10 млрд кубометров газа в Италию и символический объем СПГ в Испанию, но это потенциально был крупный производитель. Италия при помощи ливийского фактора в том числе добилась уступок по контрактам у «Газпрома». Таким образом, убирая Ливию на несколько лет с энергетической карты мира, мы получим определенные бонусы.

На основании чего мы предполагаем, что в течение нескольких лет Ливия не сможет оставаться даже на уровне 2010 года? Очень просто. Давайте посмотрим на ситуацию в Ираке. Очень похожая история: диктатора меняли при помощи западных войск. К чему это привело? Сравнив показатели 2001 года и 2003 года, в начале которого началась военная операция, мы увидим, что добыча нефти в Ираке упала в два раза — практически на 60 млн тонн. Прошло восемь лет, и только сейчас Ирак выходит на объем добычи, который был в 2000–2001 годах. Таким образом, восемь лет оказались потеряны для нефтяной индустрии Ирака, и только сейчас отрасль начинает оживать. Не исключено, что то же самое будет с Ливией. И для России это хорошо.

Второй вопрос заключается в том, послужат ли события в Ливии уроком нашим нефтяным компаниям, которые мечтали в рамках странной стратегии глобализации залезть везде, в том числе в Ливию. Хотелось бы, чтобы ливийская история имела отрезвляющие последствия. Мне кажется, опасно и непродуманно было бы бежать к новому руководству Ливии со словами: «Мы санкции-то поддерживали, мы душой за вас были! Можно нам вернуть контрактики, и мы будем в вас вкладывать денежки?» Я вообще противник этой странной игры в глобализацию, когда российские нефтяные компании бегают по миру, и вместо того чтобы инвестировать в Восточную Сибирь, в российский шельф, о котором столько разговоров, вкладывают деньги в Ливию, в Венесуэлу, в черную Африку и прочие весьма экзотические и политически неустойчивые регионы. Кстати, снова вспомним пример Ирака: еще в 1997 году «ЛУКойл» получил лицензию на добычу в рамках крупного проекта Западная Курна-2. Сейчас «ЛУКойл» вернулся в этот проект в рамках международного консорциума. Можно, конечно, сказать, что, несмотря на имевшиеся риски, «ЛУКойл» по-прежнему в добыче. Но тут есть несколько очень любопытных нюансов: во-первых, лицензию у российской компании отобрало еще правительство Саддама Хусейна в декабре 2002 года по той причине, что вместо того чтобы начать добычу, «ЛУКойл» пошел к американцам и стал вести переговоры о подключении американской компании к проекту. А в Ливию мы, получается, вошли буквально накануне свержения режима Каддафи. Поэтому тут просто физически будет меньше шансов получить лицензии. Можно только потерять и время, и деньги.

Второй момент еще более важен. Допустим, вернемся мы в Elefant и в другие ливийские проекты, но эффективна ли эта стратегия вложения в ту же самую Курну? Вот «ЛУКойл» ближайшие четыре-пять лет должен инвестировать в проект порядка 5 млрд долларов, при том что условия работы там далеко не шоколадные. Там установлен предельный уровень добычи, на который компании нужно выйти, — 120 тыс. баррелей в сутки, и только после превышения этого предела консорциум будет получать премию в размере 1,15 доллара за баррель. Цифры не такие уж фантастические, а объем инвестиций достаточно приличный. Так вот, если мы будем такие суммы по 4–5 млрд вкладывать в проекты в Ираке, в Ливии, в Венесуэле, потом, наверное, не придется удивляться, что у нас недоинвестирована Восточная Сибирь и российский шельф, а мы все принимаем какие-то программы, нацеленные на рост добычи в государстве.

Может быть, мы все-таки определенные позитивные уроки из ливийской истории извлечем и больше не будем бегать по миру в поисках мифической глобальности.

У партнеров




    «Киберзащите промышленности нужны глобальные решения»

    Директор департамента защиты информации и IT-инфраструктуры «Норникеля» Дмитрий Григорьев — о применении информационных технологий и коммуникаций в мирных целях

    Маркировка товаров: что делать и чего ожидать бизнесу

    с 1 июля стала обязательной маркировка табака, в декабре 2019 года добавят еще четыре товарные группы. Штраф за нарушение закона о маркировке будет достигать 300 тысяч рублей

    "Персонализация каналов продаж в ритейле"

    Компания «Той.ру» одна из первых внедрила в рознице омниканальную систему обслуживания клиентов. Учредитель сети Алиса Лобанова поясняет, чем этот опыт может быть полезен другим ритейлерам

    ММК признан одной из самых прибыльных для инвесторов металлургических компаний в мире

    Флагман отечественной металлургии вошел в топ-5 лидеров отрасли по показателю совокупной акционерной прибыли

    Продается завод металлоконструкций в Красноярском крае

    Действующее предприятие с многолетней историей - Восточно-Сибирский завод металлоконструкций (г. Назарово, мкрн Промышленный узел, 8) выставлен на торги.
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Вашингтон занервничал: Россия готова присоединиться к системе платежей Instex
      Европа включилась в борьбу с засильем американского доллара, помочь в этом ей может Москва
    2. На фестивале Усадьба Jazz в Доброграде 27-28 июля выступит Леонид Агутин, Евгений Маргулис, Мариам Мерабова, Billy’s Band и другие!
      27-28 июля фестиваль Усадьба Jazz во второй раз пройдет в Доброграде. В прошлом году фестиваль посетили более 5000 человек, а в этом году гостей будет еще больше, ведь в музыкальной программе фестиваля только самые любимые артисты.
    3. «Шок и трепет»: финансовые власти США готовят сюрприз
    Реклама