По собственной инициативе и за свои деньги

Павел Быков
26 августа 2011, 19:44

Полный крах режима Каддафи уже совершенно очевиден. Как бы ни хотелось многим, чтобы отважный, пусть и малость сбрендивший полковник подольше попортил кровь странноватому союзу НАТО и нефтяных шейхов, но далее вести против них борьбу на равных «король королей Африки» более не способен. Для Муаммара Каддафи подобный исход, пожалуй, более обиден, даже чем для Саддама Хусейна. Поскольку лидер Джамахирии всерьез полагал себя хитрей и «хуже» Хусейна и считал, что уж с ним-то ничего подобного не случится. По поводу своих претензий на роль главного злодея Каддафи даже «проговорился», когда накануне войны в заливе в ответ на сравнения с Хусейном он заявил западным журналистам: «Саддам "плохой парень" №1? Нет! Нет! Каддафи №1, только Каддафи!»

Впрочем, несмотря на подобные претензии, ливийский полковник сделал весьма серьезные выводы после вторжения США в Ирак. Он решил пойти на резкое сближение с Западом. Фактически повинился за теракт над Локерби, прекратил работы над ядерным оружием (попутно сдав американцам все цепочки поставщиков) и пошел на масштабный допуск иностранных нефтегазовых компаний в страну. По-видимому, Каддафи решил, что более глубокая интеграция с Западом защитит его от повторения опыта Хусейна лучше, чем продолжение игры в главного злодея. Вышло, однако, вовсе не так, как он задумывал.

На каком-то этапе сближение Каддафи с Западом действительно принесло свои плоды. Ливия стала желанным и своевременным подарком – как хорошая возможность заместить выпавшую иракскую нефть, а также долгосрочная альтернатива проблемному Ирану. К тому же альтернатива гораздо более близкая. Подвело же Каддафи, по-видимому, его слишком эксцентричная манера себя вести, его высокомерие и желание додавливать партнеров по любым вопросам. То, что в Европе Каддафи чувствовал себя как дома, просто бросалось в глаза. То лекция об исламе в шатре 400 итальянским девушкам, отобранным модельным агентством. То история с форменным втаптыванием в грязь Швейцарии (да и всей Европы), возомнившей себя способной арестовывать членов семьи Каддафи за избиение людей.

Не менее нагло вел себя Каддафи и на восточном направлении. Так, на саммите Лиги арабских государств в Дохе весной 2009 года полковник объявил короля Саудовской Аравии Абдаллу «продуктом Британии и союзником американцев». На попытку же эмира Катара Хамад бен Халифа аль-Тани угомонить Каддафи, тот ответил: «Я международный лидер, я глава арабских правителей, король королей Африки и имам мусульман, и мой международный статус не позволяет мне спускаться до уровня ниже». И отправился осматривать достопримечательности столицы Катара. Так что вряд ли стоит удивляться, что именно Катар стал одним из застрельщиков нынешнего антикаддафиевского движения.

В общем, Каддафи умел наживать себе недоброжелателей. Но в итоге переоценил и незаменимость своей фигуры для ливийцев, и заинтересованность в нем европейских лидеров, и меру терпения арабских шейхов. Пойдя на собственную перезагрузку отношений с Западом, он потерял возможность угрожать (хотя бы и гипотетически) ядерным оружием, но не сумел там глубоко интегрироваться (уж слишком специфический человек). Особую же пикантность его отстранению от власти придает то, что произошло оно фактически на его же собственные деньги – арестованные авуары в конечном итоге отойдут его врагам как на Западе, так и на Востоке.