Борьба с голодом путем отказа от пищи

Фото: Эксперт

«В 1991-м вся общенародная собственность
у нас стала государственной.
И стала принадлежать новому государству – РФ».

Запись в ЖЖ М.Д. Прохорова

Оказавшись на политической арене, г-н Прохоров не мог обойти молчанием участие в прихватизации. Причем в ее наиболее позорной по откровенности расхищения общего имущества части – залоговых аукционах. Это первый, на памяти, случай, когда «семибанкир» выходит к общественности с оправданиями. Однако с политикой Прохоров, судя по его словам, не закончил. И главный экономический вопрос русского общества – несправедливость 1990-х – никуда не делся. Учитывая же, что его запись в ЖЖ готовилась не один день – и, уверен, самыми изощренными умами, – поставить под сомнение доводы с «той» стороны необходимо. (Каждым своим абзацем ниже обращаюсь к соответствующему абзацу записи Прохорова, которую прошу, пройдя по ссылке в эпиграфе, обязательно прочитать до чтения дальнейшего).

                                                            Об «общенародной собственности» 

Кто полагает, что государственная и общенародная собственность – вещи различные, плохо учил политэкономию. Государственная собственность – одна из форм проявления общенародной. Она и в СССР была государственной – и ее переход от СССР к РФ ничего не изменил в политико-экономической природе.

                                   «… создать институт собственников…  было решением
                                                    нового государства. Не планом Прохорова»

Собственники важны. Однако это не те, кому что-то обломилось по дешевке, а кто свою собственность тяжким многолетним трудом заработал – почему и относится к ней рачительно, собственничает «эффективно». (В пренебрежении этим – главная политико-экономическая ошибка «нового государства» – то есть либералов «в розовых штанишках».) А по совести, г-н Чубайс прямо заявил в начале 2000-х, что та приватизация на деле была заслоном возврату коммунистов к власти. (Нелепость: до 1917 года все сотни лет было некоммунистическим, что никак не помешало коммунистам). Что же повторять зады лживой пропаганды 1990-х? Политэкономически главное: каждому уровню обобществления производства (не собственности!) соответствует своя экономическая форма собственности. Мелкой лавочкой на углу лучше, чем семья, никто не управит – семье и владеть. Крупными предприятиями, как «Норильский никель», управляет иерархическая бюрократия, тысячи человек. Кто там «собственник» (акционер), частное лицо или Росимущество, на среднем и низовом уровне неощутимо – и экономически неважно. (Не исключаю пользы от наличия частных «миноритарных» акционеров, наряду с государством, в чем полностью поддерживаю мнение Я.Ш. Паппэ.)

                                                                «Было это решение справедливым?»

Прав Прохоров: уравниловка не равенство. Однако ее преодоление не состоит в передаче «Норильского никеля» Потанину и Прохорову («ЛУКойла» Алекперову, ТНК Фридману и Вексельбергу и т.д.). Прихватизации – что ваучерной, что залоговой – существовала вполне здоровая и рыночная альтернатива приватизации платной, единственно инструментальной и справедливой. Следовало перевести госпредприятия на коммерческий расчет. Поставить толковых руководителей (нанять за границей – или даже Прохорова, если он такой знаток цветной металлургии: не собственником, но управляющим, и даже с умеренным опционом). Дав тем самым время мелким и средним частным собственникам, начавшим дело с нуля в 1991м, – да и рабочим со служащими – подкопить денег. На которые очень постепенно – десятки лет – приватизировать действительно в том нуждающееся (что-то целиком, что-то частично). Исключительно за деньги и исключительно заработанные на своими руками построенном ресторане, ферме, свечном заводике и т.д. (При этом всю госсобственность сразу сложить в Пенсионный фонд, построенный по принципу фонда фондов прямых инвестиций – Private Equity, и на доходы от нее содержать всех старых, сирых и убогих, имея в виду их первоочередные права на созданное в советское время.)

                                               «вины за мной нет. Не я проводил приватизацию.
                                                            Я в ней участвовал, да, но строго по тем
                                               законам, которые установило новое государство» 

По существу довода: «не я виноват, что законы были плохие и привели к несправедливости. Я всего лишь этим воспользовался». Малое дитя? Немалое число законов принимается в угоду исключительно частным интересам. Вот Лесной кодекс: люди понимающие загодя предупреждали – прошлогодние лесные пожары их опасения подтвердили. Следование подобным «законам» предлагают в качестве оправдания? Да ведь «законы», по которым прихватизаторы присвоили несметные богатства, принадлежавшие народу, куда более лукавы, чем Лесной кодекс. Почему приватизированное на залоговых аукционах было исключено из общей массы имущества, приватизировавшегося за ваучеры? Прихватизаторы сами «пробили» подобное решение через полностью продажное – на корню ими же и закупленное – правительство. Ведь залоговые аукционы были официально предложены не кем иным, как г-ном Потаниным – в то время заместителем председателя правительства, который ровно затем в правительство и «сходил» ненадолго. Но даже если никакого Потанина рядом и не было: наличие возможности («плохо лежало») никак не подразумевает необходимость ею воспользоваться: для того и дано нравственное чувство. Или не дано.

                                         «Если бы не я – на моем месте был бы кто-то другой»

Несомненно – и его точно так же назвали бы участником величайшей несправедливости. Такой Прохоров знатный управленец? Так управлял бы «Норильским никелем» в роли директора. Собственность-то причем?

«Хотя, когда мы входили туда, на нем висели запредельные долги, в том числе ½ года по зарплате. С нами даже 50/50 никто идти не хотел. Хотя мы многим предлагали. Пришлось огромные кредиты брать, чтобы его выкупить. И это серьезные риски были. Очень серьезные»

Не мне учить кредитному делу окончившего Финансовый институт, основавшего банки ОНЭКСИМ, МФК и Росбанк. Но малая толика сведений про кредиты известна и прочим. В частности, известно, что выдача кредитов предполагает определенную кредитоспособность заемщика. Раз кредиты были выданы (а до того и для того соответствующие предприятия приняты в залог) – значит, риски позволяли. Смехотворны рассуждения на тему, будто из благотворительности взяли в собственность «Норильский никель» (как и нефтяные компании, и прочие «залоги).

                         «А в итоге, вообще-то, все рабочие, которые были акционерами
                              предприятия, при мне стали рублевыми миллионерами. Все»

А не при Прохорове & Co. – не стали бы? Чем похвальба – динамикой рынка платины (нефти и т.п.)? Тоже залоговых олигархов заслуга? Способ осуществления прихватизации очень немногих рабочих немногих предприятий слегка обогатил (рублевый миллионер – владелец акций, стоящих примерно как иномарка, не всякий до стоимости квартиры дотягивает), большинство народа опустив в нищету. И лишив всех тех богатств, которые оказались у немногих ловкачей. Тогда как  изначально принадлежали – и должны принадлежать! – всем.

Покаяния на словах, о чем упомянул Прохоров, от олигархов-прихватизаторов никто не ждет. Ждем раскаяния деятельного – полного возврата взятого хоть и по «закону» (что само по себе подлежит тщательной проверке), но не по совести. Совесть – закон Божий, который всегда выше любого закона человеческого. Ужасающая несправедливость, которую пытается защитить олигарх, обязательно поставит нашу страну на грань очередного бунта по образцу 1917 года, если не будет исправлена иначе. Они даже могут 5% оставить себе за управление как опцион.

Преодоление советской уравниловки способами, примененными к приватизации 1990-х, ничем не отличается от борьбы с голодом путем отказа от пищи.

Новости партнеров




Масло выведут «под арбитраж»

Пока власти определяются со сроками введения нового норматива для растительных масел, крупные масложировые холдинги в срочном порядке изыскивают средства на модернизацию. Путь, который ЕС проходил в течении 14 лет, российский бизнес должен пройти максимум за пять лет

«Эксперт Северо-Запад» начал прием заявок на премию «Эксперт года-2020» 18+

Станьте экспертом года в одной из 20 отраслевых номинаций. Подайте заявку на бизнес-проект, общественную или культурную инициативу — и получите признание делового сообщества. Совет премии по доброй традиции возглавил Михаил Пиотровский

РСХБ удвоил поддержку птицеводов-экспортеров

В прошлом году Россельхозбанк выдал экспортерам мяса птицы около 56 млрд рублей, это более чем вдвое превышает показатели 2018 года

«В гонке онлайн-банков мы догнали лидеров»

Председатель совета директоров СКБ-банка Александр Пумпянский — об оптимальной доле онлайн-операций, затратах на онлайн-банкинг и будущем цифрового банкинга
Новости партнеров

Tоп

  1. У меня уже был коронавирус? Как узнать и что делать?
    Симптомы Covid-19 разнообразны, и медленный подсчет зараженных во многих странах невольно наталкивает на мысль, что многие, возможно, уже переболели коронавирусом, даже не зная об этом
  2. Китайская экономика пошла на поправку, но по-прежнему остается в минусе
    Фабрики и заводы возвращаются к работе, однако скорость восстановления замедляют ограничительные меры Пекина, направленные на борьбу с потенциально возможной второй волной эпидемии, которая может прийти из-за границ Поднебесной
  3. Чудеса устойчивости
    Ситуация на финансовых рынках мира постепенно стабилизировалась. Мировые индексы оттолкнулись от дна и начали восстанавливаться, хотя волатильность остается высокой, и рост сменяется падением. Тем не менее, никаких признаков паники уже нет, и особенно на этом фоне относительной стабильностью выделяется российский рынок
Реклама