Прозрачные закупки

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
2 сентября 2011, 13:45

МЭР представил на общественное рассмотрение проект закона «О федеральной контрактной системе». Обсуждение обещает затянуться.

Иллюстрация: Эксперт Online
Минэкономразвития представило новую версию закона о госзакупках

Министерство экономического развития опубликовало проект закона «О федеральной контрактной системе». Теперь все желающие могут ознакомиться с текстом, при этом раз в десять дней чиновники будут составлять резюме всех озвученных предложений с описанием решения проблемы. По словам главы министерства Эльвиры Набиуллиной, «обсуждение продлится как минимум месяц».

Открытое обсуждение проекта призвано акцентировать то, что существенная часть контроля за госзакупками будет обеспечиваться именно общественностью, для чего могут даже создаваться специальные организации. В целях же «взаимодействия государственных органов, органов местного самоуправления, граждан, общественных объединений и объединений юридических лиц в сфере контроля… создается Совет по федеральной контрактной системе».

Вообще принципы федеральной контрактной системы, заявленные министерством, звучат очень обещающе: открытость, конкуренция, профессионализм, ответственность за результат и эффективность расходования бюджетных средств. Но будут ли на практике соблюдаться эти принципы, еще непонятно. При введении существующего на сегодняшний день закона система также должна была сделать конкурсы гораздо более открытыми. ФЗ-94 вступил в силу шесть лет назад, и именно благодаря ему госзакупки состоялись как институт. Однако сейчас мы имеем то, что видим: государственные тендеры в большинстве своем проходят с нарушениями закона.

Прежний закон о госзакупках, отметили в МЭР, имел целый ряд проблем в реализации. По словам Набиуллиной, это и «постоянно растущее количество несостоявшихся конкурсов, а значит, незаключенных договоров, и крайняя забюрократизированность системы размещения заказа». Сюда стоит добавить и то, что система сосредоточена только на самой низкой цене, при этом качество не берется во внимание, заказы не имеют обоснования и неизвестно, есть ли потребность в закупаемом товаре.

Как считают в МЭР, новая система будет, несомненно, лучше старой. Во-первых, это возможность лучшего контроля наряду с регулированием всего цикла закупок. Также, по словам заместителя министра экономического развития Алексея Лихачева, это «методическое обеспечение на всех циклах. Виды типовых контрактов, методики определения конкурентных цен, порядки начальных цен групп товаров» и «процедуры возможного изменения и расторжения контракта в одностороннем порядке как со стороны исполнителя, так и со стороны заказчика». Помочь должны также долгосрочное планирование и расширение списка способов госзакупок. Венцом предложенной системы является персональная ответственность за заказ и выполнение контракта. Теперь, по словам Эльвиры Набиуллиной, «общественность будет точно знать, кто конкретно отвечает за каждый из публикуемых госконтрактов».

В то же время проект уже вызвал критику. По словам Алексея Янкевского, к.э.н., эксперта МОО АКБ, он, с одной стороны, закрывает моменты, неучтенные в предыдущем документе, но вводит ряд понятий, которые не формализованы и не могут быть формализованы в рамках закона, что в свою очередь влечет возможность их различного трактования. Одним из важных моментов, с которым будут связаны прения по данному законопроекту, это то, что он не проходил экспертизы на коррупционность. К тому же вызывает вопросы и предложенный контроль со стороны общественных организаций. Каким статусом, экспертизой и какими экспертами должна обладать организация, чтобы иметь право проверять корректность проведения госзакупок, в проекте не учтено. Кроме того, в нашей стране есть институт СРО, Торгово-промышленных палат и других, и непонятно, зачем создавать дополнительные?

Безусловно, новый проект по сравнению с действующим выглядит гораздо привлекательнее. Но Эльвира Набиуллина говорила, что полное формирование системы займет не менее трех лет, а, как известно, чем дольше процесс, тем больше дыр и лазеек, замечает эксперт юридического отдела УК «Солид менеджмент» Игорь Михеев. В России существует разветвленная система лоббирования интересов, и за три года можно найти массу вариантов обхода закона. «Стоит признать, что проект достаточно прогрессивен и имеет потенциал для создания эффективной контрактной системы, – соглашается аналитик ИГ „Норд-капитал” Виталий Манжос. – Вместе с тем многие положения прописаны достаточно абстрактно и недостаточно конкретизированы. Настораживает необходимость создания специальных контролирующих и планирующих органов, что потребует бюджетных затрат». Как считает эксперт, как всегда, в России, многое будет зависеть не от самого закона, а от формы его реализации и наличия политической воли на вершине характерной для нашей страны вертикали власти.

«МЭР считает, что федеральная контрактная система позволит более рационально использовать бюджетные средства и перекроет многие коррупционные каналы. Но, по моему мнению, в новом законе хватает лазеек, – говорит юрист „Инвесткафе” Олег Малкин. – Теперь для госзакупок могут применяться восемь процедур госзаказа, но при этом не установлено, в каких случаях применяется та или иная. Заказчик вправе выбирать ее самостоятельно, но при этом отсутствует определение твердой цены, следовательно, он сможет изменять стоимость контракта. Кроме того, закон не устанавливает требований к участникам. Исходя из этого, заказчик может предъявить к участникам любые квалификационные требования, что может серьезно ограничить конкуренцию». Против новой системы уже действительно выступили антимонопольщики: в ведомстве считают, что существующий закон следует не менять резко на новую систему, а осуществлять постепенно. По мнению ФАС, в предложенном проекте есть ряд пунктов, которые способны снизить конкуренцию в сфере госзакупок.

В идеале новый закон должен помочь безболезненно осуществлять покупку государством высокотехнологичной продукции и НИОКР, заключает Игорь Михеев. Но пока все упирается в отсутствие единого мнения среди чиновников МЭР и Федеральной антимонопольной службы. Поэтому может получиться как в басне Крылова «Лебедь, рак и щука»: цель у всех одна, а стремления к пониманию работы нет.