Надежда на газовый компромисс

Константин Симонов
генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности
23 сентября 2011, 14:35

Российско-украинские газовые отношения всегда были непростыми. Вот и минувшим летом Киев откровенно занимался шантажом, явно рассчитывая, что перед угрозой новой остановки транзита в ЕС Россия не устоит и даст Украине долгожданную скидку. Результатом же пока стала не скидка на российский газ, а запущенные в массовое сознание украинцев мифы, которые в реальности не выдерживают никакой критики.

Фото: пресс-служба
Константин Симонов

Один из популярных тезисов – «нам российский газ вообще не нужен». Квинтэссенцией фантазий руководства Украины, пожалуй, стало выступление Юрия Бойко 7 сентября, когда он заявил, что Украина намерена, начиная с 2015 года, сократить закупку газа за рубежом с нынешних 40 млрд кубометров в год до 12,5 млрд кубометров в год. Причем это будет не только российский газ – 5 млрд кубометров газа Украина намерена покупать в Азербайджане.

Это откровенный блеф. Давайте коротко проанализируем все наиболее значимые пункты этого похода Украины за энергетической независимостью. Прежде всего – сланцевый газ. Г-н Бойко обещал уже в 2012 году добыть 1 млрд сланцевого газа, а в 2013-2014 годах выйти на ежегодный уровень добычи в 2 млрд кубометров газа. На самом деле добыча сланцевого газа требует серьезнейшей технической подготовки. Сегодня Украина стартует с нуля – а за год развернуть промышленную добычу сланца просто нереально. Это все-таки весьма сложный с технической точки зрения процесс, требующий постоянного горизонтального бурения и гидроразрыва пластов.

Нереальны и планы сверхбыстрого снижения потребления энергии – подобный сценарий был бы возможен только в случае почти полной остановки украинской промышленности, чего не случилось даже в кризисном 2009 году. Энергоэффективность также утопична – скажем, донецкие промышленники вложили средства в избрание Виктора Януковича президентом и надеются, что он отработает деньги и выбьет уступки из Москвы. Если он предложит им скинуться еще на энергоэффективность, то возникнет вопрос, зачем же было избирать его главой государства.

Переход на угольную генерацию (хотя он технически вполне возможен) также потребует времени и инвестиций, причем этот шаг сложно будет объяснить Евросоюзу с его экологическими приоритетами, слабо стыкующимися с таким грязным топливом, как уголь. Раньше Украина еще собиралась построить четыре атомных станции – но дождалась, что «атомный ренессанс» уже закончился. Про такие же альтернативы, как солома (о чем тоже говорилось на официальном уровне), даже не слишком удобно и говорить.

Страшилки Украины – это пока пустые разговоры. А вот снижение транзита через Украину – это уже суровая реальность. Первая нитка «Северного потока» готова. Более того, построен и газопровод OPAL, который соединяет первую нитку «Северного потока» с конечными потребителями в Европе.

Первая нитка нового газопровода сократит объем украинского транзита примерно на 20 млрд кубометров в год. Прямые потери Украины при нынешних ставках транзита составят не менее 700 млн долларов (а в реальности будут больше, так как тарифы привязаны к цене на газ, а она может и вырасти).

Таким образом, Киев фактически объявил о готовности хоть завтра начать газовую войну. Но так ее и не начал. Как у нас принято говорить, точка невозврата еще не пройдена. План давления на РФ и ЕС не удался. Именно поэтому накануне визита в Москву президента Украины Виктора Януковича премьер-министр Николай Азаров выступил с целой серией примирительных заявлений. И это на самом деле радует. Значит, Украина сохранила способность договариваться. По крайней мере, до субботы мы в это верим.

Азаров заявил о необходимости поиска компромисса. Может быть, под этим подразумевается возврат к идее трехстороннего консорциума с участием европейских компаний. Скажем, с немецким E.On Газпром владеет контрольными пакетами в газотранспортных компаниям всех трех стран Балтии – и ничего страшного с ними не происходит. Так что эта тема, по крайней мере, обсуждаема. Но власти Украины прежде всего должны публично признать, что Россию придется допустить к контролю за газопроводной системой Украины. И в этом нет ничего страшного. Наоборот, это единственный шанс Украины сохранить себя в качестве транзитной страны.