Тайна советской власти

Роман Михайлов
28 сентября 2011, 12:15
Фото: Даниил Примак
Борис Грушин. «Мнения о мире и мир мнений»

В настоящей науке нет классических произведений. Физики не учат законы Ньютона по «Математическим началам натуральной философии», химики знакомятся с таблицей Менделеева вовсе не по его «Основам химии», и уж, конечно, математикам в голову не придет изучать геометрию по «Началам» Евклида. Потому как настоящая наука характеризуется кумулятивностью знания и постоянным отбрасыванием заблуждений прошлого. Этого нет в социологии, которая занята бесконечной сублимацией идей Вебера, Дюркгейма, Зиммеля и прочих «отцов-основателей», к местночтимому сонму которых теперь добавился и Борис Андреевич Грушин. Поэтому социология сегодня прописана, скорее, по адресу публицистики, а не науки. Но, как и всякая публицистика, она может приближаться по своим качествам к классической литературе. Такова и рецензируемая книга.

Правда, «Мнения о мире и мир мнений» не следует читать как учебник или практическое руководство, продвигающее своего читателя в понимании обсуждаемых проблем, потому что книга полна архаических и часто просто неверных суждений, особенно в своей заключительной, седьмой главе. Так, при написании книги Борис Андреевич вынужден был на 22 страницах (с. 449-471) доказывать, что выборочный опрос – это научный метод, которым имеет право пользоваться исследователь общественного мнения. Вводит в заблуждение читателя отождествление стратифицированной и квотной выборки (с. 490). Чрезвычайно странно выглядит обсуждение того, какую долю выборка должна занимать в генеральной совокупности (с. 524-525). Как известно из статистики, это бессмысленный вопрос для достаточно больших генеральных совокупностей. Сегодня, конечно, уже неверен тезис о том, что в газетном опросе «всегда принимает участие наиболее сознательная, активная, грамотная часть населения» (с. 514). Пожелтение прессы и массовый переход наиболее активной и образованной части населения на чтение новостей в Интернет превратили газетные опросы в маргинальную устаревшую забаву. Примеры эти, обусловленные временем, местом и ситуацией, можно множить, но их задача – лишь предостеречь читателя от использования книги в качестве практического руководства. На ее общую ценность они не сильно влияют.

Тогда что же классического в книге Грушина? Как и всякая хорошая литература, книга Грушина содержит настоящие прозрения. Чего стоит одна только фраза, написанная будто вчера: «Сегодня роли субъекта лишается даже общественное мнение в рамках традиционного парламента; этот орган становится обузой для государственно-монополистического капитала, и последний повсеместно стремится заменить его своим послушным исполнительным аппаратом или, где это удается, диктатурой одного лица» (с. 91). «Или, скажем, если большинство народа высказывает точку зрения…, искаженно или тем более превратно, ошибочно отражающую подлинные интересы народных масс… Что же это в таком случае? „Фиктивное”, „неподлинное” общественное мнение, его подделка» (с. 260-261).

Но настоящее достоинство «Мнений о мире и мира мнений» состоит в том, что это увлекательный интеллектуальный детектив, сюжет которого раскручивается вокруг единственного героя – его автора. Автора, который решился выяснить, что же такое общественное мнение, живя в СССР. И сделать это честно. Одним из близких по сюжету современных произведений можно было бы назвать «Фатерланд» Роберта Харриса, в котором честный полицейский в альтернативной нацистской Германии 1964 года раскрывает один из самых тщательно охраняемых секретов – куда делись евреи. Так и Борис Грушин, затрагивая вполне академические проблемы сущности общественного мнения, нащупал главную тайну советской власти. Тайну того, почему она просуществовала так долго, и того, почему советский народ в 1991 году равнодушно смотрел, как эта власть кончилась. В чем состоит разгадка, узнает тот, кто успеет купить книгу Грушина, пока она опять не стала библиографической редкостью.

Книгу можно купить в интернет-магазине Expert.ru

Грушин Б.А. Мнения о мире и мир мнений. М.: Праксис, ВЦИОМ, 2011