Шансы Башара

Москва, 07.09.2011

Фото: AP

Верные правительству войска штурмуют мятежные города, включая Хаму и Хомс. Между тем сам режим Башара Асада подвергается все большему международному давлению. Запад открыто говорит о необходимости отставки Башара Асада, а арабские страны заняли весьма неоднозначную позицию. Так, недавно Дамаск вынужден был демонстративно попросить генерального секретаря Лиги арабских государств Набиля аль-Араби отложить свой визит в сирийскую столицу. «Возможно, Сирия отложила визит в знак протеста против встречи генсека ЛАГ с представителями сирийской оппозиции либо из-за утечек в СМИ, касающихся содержания инициативы ЛАГ», – предположил официальный представитель этой организации Муатазз Салах эд-Дин.

Между тем сам Башар Асад, несмотря на международное давление, заявил, что не собирается покидать свой пост. Он уверен в том, что одержит победу.

И вот почему. Прежде всего, вряд ли международное давление перетечет в международную блокаду (как это было в Ливии). Да, 2 сентября Евросоюз ввел эмбарго на поставки нефтепродуктов из Сирии. Однако пока что это односторонние действия. По линии ООН никаких серьезных санкций в отношении Сирии принято не было. И, скорее всего, не стоит ожидать их появления – Москва четко дала понять, что выступает блокады Сирии. Российские чиновники также заявили, что не поддержат и любые односторонние санкции против режима Асада, а также возражают против его «демонизации». По словам министра иностранных дел России Сергея Лаврова, «президент Сирии Башар Асад пусть и запоздало, но все-таки предпринимает важные шаги и приглашает оппозицию и всех тех, кто заинтересован в будущем сирийского государства, к национальному диалогу». Глава российского МИДа пояснил, что эти шаги включают «объявление о предстоящих демократических выборах, о подготовке нового проекта Конституции, изменения в законодательство, объявление многопартийности, реформу СМИ». Именно поэтому Москва открыто заявила, что готова продолжать сотрудничество с режимом Асада, включая поставки оружия. В Дамаске быстро поняли важность России – как стало известно, в ближайшее время Москву с визитом посетит советник сирийского президента по политическим и информационным вопросам Бутаин Шаабан. У Москвы появилась возможность выторговать себе серьезные преференции на сирийском рынке, и глупо было бы упускать этот шанс.

Позиции Асада укрепляет и уверенность в том, что в Сирии ни при каких обстоятельствах не повторится «Рассвет Одиссеи». Даже в случае, если Башар Асад развернет в стране тотальный террор против оппозиции.

Да, британские чиновники всячески намекают на то, что готовы повторить в Сирии ливийский вариант, – однако в реальности европейское вмешательство действительно маловероятно. Прежде всего потому, что страны Старого Света извлекли верные уроки из своей ливийской компании. Тогда выяснилось, что Европа ни политически, ни в военном плане была не готова к самостоятельному, без американского руководства, проведению столь сложных операций. Выяснилось, что относительно слабые и разрозненные отряды оппозиции не являются серьезными союзниками, не способны своими силами проводить наступательные операции. При этом цена проигрыша для Европы была крайне велика – это был бы второй Суэц. И проигрыш тогда почти наступил – ряд племен выступили против Бенгази и «крестоносцев», готов был открыто перейти на сторону Брата-Лидера. Ситуацию спас лишь срочный штурм Триполи, на который были отряжены французский Иностранный легион и британский SAS, после чего вождям уже не было смысла поддерживать проигравшего Каддафи. И сейчас Европа не готова так рисковать в Сирии.

Еще одной причиной нежелания Запада начинать военную операцию в Сирии может стать иранский фактор. Вряд ли из Тегерана будут молча взирать на то, как Запад бомбами и ракетами будет «уговаривать» Сирию разорвать союз с Ираном, лишая тем самым иранцев по сути единственного канала для влияния на ближневосточные дела. Поэтому весьма вероятно, что военная интервенция в Сирию обернется войной с иранскими регулярными частями на сирийской территории. А при всем уважении к Каддафи, по части вооружения и обучения иранские войска превосходят в разы ливийскую армию. При этом иранский фактор важен для сирийских властей не только с военной точки зрения. Ради того чтобы не потерять «сирийское окно» на Ближний Восток, Иран будет готов поставлять Сирии все необходимое. От оружия до топлива и продуктов питания.

События в Сирии имели для Ирана и другое значение. Они оказали серьезное влияние на турецко-иранские отношения. В последние месяцы многих западных политологов заботило возникновение серьезных партнерских отношений между Тегераном и Анкарой. Турция взяла на себя посреднические функции в плане решения иранской ядерной программы, а также готова была в связке с Ираном решать проблему стабилизации Ирака, которая стала бы весьма острой после ожидаемого ухода американцев из этой арабской страны. Некоторые эксперты даже заговорили о возможном ирано-турецком альянсе, который в ближайшее время мог бы стать серьезным регулятором на пространстве Ближнего Востока.

Если до событий в Сирии были хоть какие-то минимальные шансы на реализацию этой связки, то теперь они и вовсе свелись к нулю. Причиной стало активное вмешательство Турции в сирийские дела не на стороне Башара Асада. Резкая критика турецких властей относительно действий Дамаска, призывы высших турецких руководителей к Башару Асаду уйти в отставку были с гневом восприняты в Тегеране. Фактически Турция не только влезла в традиционную иранскую вотчину, но и вложила свой небольшой вклад в большое дело ближневосточных монархий по изгнанию Ирана из Сирии. И вряд ли в Тегеране об этом забудут.

У партнеров

    Новости партнеров

    Tоп

    1. Курс доллара может сильно удивить
      Авторы прогнозов, предрекающие в этом году слабый доллар, вновь ошиблись. И опять причина в сохраняющейся привлекательности процентных ставок ценных бумаг в Америке, которые по-прежнему выше ставок в большинстве как соседних, так и дальних стран.
    2. Подкаст 2-ой недели. Как работает человеческий ум
    3. Дмитрий Медведев рассказал о решенных и нерешенных задачах за время своей работы
      Бывший российский премьер заявил, что он в целом доволен тем, как работал кабинет министров почти восемь лет, хотя и признает, что «были и нерешенные задачи»
    Реклама