Чем пахнет на Украине

Москва, 07.09.2011
Какова позиция российского руководства относительно решения Украины реструктуризировать «Нафтогаз»? Не приведет ли это реформирование к очередному витку газовых войн? И как будут исполняться обязательства по заключенным газовым контрактам?

– Здравствуйте, господа. Недолго музыка играла – двух лет не продлилась тишина в российско-украинских отношениях вокруг газовой трубы. Снова говорят о надвигающейся газовой войне между Россией и Украиной, снова говорятся резкие слова по обе стороны границы между нами. Что происходит, чего ждать в ближайшее время, мы сейчас расспросим главного редактора информационного агентства Regnum Модеста Колерова, тем более что он только что вернулся из Киева и даже соответствующим образом обмундирован.

– Не специально.

– Здравствуйте, Модест Алексеевич.

– Здравствуйте, Александр Николаевич. Не специально.

– Так что там? Какое живое впечатление оттуда?

– Карнавал. Который все меньше задевает собственно людей. Крещатик парализован мегафонными криками, которые звучат одновременно возле Печерского суда; выгородка – общественные, так называемые, постоянно действующие с ночующими приемные Тимошенко и альтернативная выгородка Партии регионов. Подавляющая громкость, специально нанятые флагометатели, флагокачатели. Ощущение абсурда.

– А как там люди живут рядом?

– Не знаю, как живут. И почему не жалуются, не знаю.

– А кому жаловаться, если обе силы здесь представлены? Жаловаться уже некому.

– Местным властям, городским властям. При этом где-то рядом, за углом, кабинет министров функционирует, люди пьют кофе и так далее. Но превращение политики в карнавал – это главное устойчивое ощущение. Второе – преодоление риторического порога в отношении России. Вы правы, слово «война» звучит с первых полос, слово «война» не всегда сопровождается определением «газовая», при объективных попытках объективных изложения вопроса с самого начала, с первых же букв действующий газовый договор с Россией называется кабальным. Почему кабальный? Зачем кабальный? С какой секунды кабальный?

– Вот это чрезвычайно интересно. Потому что почти два года аккуратнейшим образом они платили, все было хорошо, все было тихо, вдруг труба, гроза. Что послужило триггером, что сорвало плотину-то? Что случилось?

– Я, может быть, через запятую продолжая описание, хочу здесь обратить внимание на то, что главный экономический мозг правительства Януковича вице-премьер Тигипко никак не пострадал, ничего с собой не сделал, не понес публичного покаяния за то, что еще в июне-июле обещал, что наступивший сентябрь принесет целых два транша МВФ одновременно. Траншей нет, визита МВФ нет – он отложен как минимум на октябрь, дыра увеличивается.

– А это неожиданно? То, что дыра увеличивается?

– Я думаю, что ощущение надвигающейся экономической катастрофы в самой энергозатратной экономике Европы сопровождается растущей уверенностью в своих силах украинских властей.

– А чем вызвана такая замечательная уверенность?

– Понимаете, действительно, такая противоречивая такая формула. Уверенность, потому что оппозиция лишена своего экономического базиса – буквально вчера очередной спонсор Тимошенко перешел к «регионам». С другой стороны, правда, мы давно об этом и говорили с вами, правда состоит в том, что 20 млрд кубометров газа, который Украина добывает самостоятельно, вполне хватает на то, чтобы покрыть услуги ЖКХ, которые нуждаются в 17 млрд.

– Простите, простите, но металлургия? Но химия?

– А монополизированные металлургия, химия, удобрения и прочее, и прочее…

– Их нельзя остановить, тогда штаны упадут.

– …вот это вот та самая маржа, которая является предметом максимального обогащения, которая является предметом транзита капитала, и все туда. Опыт Ливии очень хорошо демонстрирует украинской власти, что происходит. Вот эта маржа и является предметом и беспокойства, и озверения украинской власти. Я не могу сказать, что все эти два года было спокойно, я лично, собирая на свою бедную голову многочисленные критики, еще в начале лета прошлого года говорил, что перспектива денонсации харьковских соглашений, пересмотра газовых отношений вообще и прочее, и прочее, и прочее – живая, родная и очень недалекая. Что да, Медведев харьковскими соглашениями апреля прошлого года спас лицо нашей стране, сохранил столь символически важный для нас Черноморский флот в Севастополе, но и все.

– Ничего другого там не было, конечно.

– Ничего другого не только не было, но никто от украинской власти, от Януковича не требовал. Полный отказ от исполнения предвыборных обещаний, демонстративный, наглый, публичный, никак не объяснен – ни по языку, ни по федерализму, ни по чему. При этом подземные хранилища газа наполнены – на зиму им его хватит. И именно поэтому их уверенность в себе выросла…

– Модест Алексеевич, ну, так же все-таки нельзя…

– …зиму они простоят…

– …пустили «Северный поток», ну, какие-то два и два должны складываться в голове?

– Баррозу обещал до конца года и соглашение об ассоциации, и соглашение о зоне свободной торговли. При этом более практические и меньше имеющие в своем прошлом троцкизма, чем Баррозу, польские товарищи, которые, как родные, знают украинскую экономику, на всех уровнях неоднократно сказали: до конца года не будет ничего, никаких соглашений, а если они и появятся в следующем году, эти соглашения, то они должны быть ратифицированы Европарламентом и каждым отдельным парламентом страны – члена Союза.

– Давайте на секунду представим себе, что это произошло. А какие для этого пряники посыплются для Украины?

– Самый главный пряник объявлен. Украина производит, условно, миллион тонн сахара. Зона свободной торговли с ЕС разрешает Украине в рамках ЕС продать 10 тысяч тонн.

– И это все?

– Да.

– И ради этого пряника развязывается открытая война с Россией?

– Думаю, что есть и надежда на облегчение визового режима, чтобы все недовольные спокойно могли уйти с пляжа.

– Но ни 10 тысяч тонн сахара, ни даже отъезд всех недовольных не закрывает кассовых разрывов.

– И именно потому Янукович с таким усердием вытаптывает Тимошенко, что он одной рукой вытаптывает, а другой рукой воюет с Россией и выполняет заветы Бжезинского. Его уверенность в себе, в том, что именно эта конфликтная линия находит спрос, растет.

– Находит спрос где?

– На Западе. Куда он стремится. Евроатлантическая интеграция куда – на Запад – объявлена, подтверждена и осуществлялась еще премьером Януковичем.

– Так это Бога ради, замечательно, в качестве тезиса не вызывает никаких соображений, европейский выбор Украины – это называется, все очень хорошо. Как с арифметикой?

– Да, границы цивилизации по Дону.

– Как с арифметикой?

– С арифметикой плохо, потому что с энергозатратностью никто не борется, надежды на сланцевый газ не только мифические, но и тоже затратные…

– Но это же анекдот фиолетовый. Это же, по-моему, Азаров сказал, что за пять лет они переделают топливный баланс большой страны – этого даже в сказках не пишут, так не бывает.

– Ясно, что не переделают, но они ведь даже вернутся в архаическую эпоху угольной зависимости.

– Но этого нельзя сделать за три, за пять лет.

– Себестоимость угля другая.

– Себестоимость другая, и дышать будет немножко сложнее, и инвестиции, для того чтобы это переключение сделать, тоже нужны.

– Да, все ТЭЦ надо переделать. Это авантюризм, безусловно. Но авантюризм политически мотивированный.

– Я искренне не понимаю. Политически мотивированный, то есть с этого есть какие-то политические дивиденды?

– Да.

– Предполагается, что кто-то, от кого что-то зависит…

– Мужественный борец…

– …смотрит на этот бред и говорит: да-да-да.

– Да-да-да, ты мужественный борец за…

– Не знающий арифметики.

– …за европейские ценности.

– А черт с ней, с арифметикой, за европейские ценности.

– Фигня. Вот, Конституция Украины запрещает, говорит Янукович, присоединение к Таможенному союзу, потому что в Таможенном союзе есть наднациональные органы. Етишкин кот!

– А как же тогда с европейским выбором?

– А в НАТО как будто бы их нет. И в Европейском союзе их вообще нет. С этими сотнями тысяч нормативных актов.

– Модест Алексеевич, вы меня пугаете. Я, конечно, понимаю, что вы прямо оттуда и полны впечатлений, но в том, что вы говорите, логики вообще нет. Существуют проблемы длинные, существуют проблемы короткие. Короткая проблема заключается в национальном банкротстве в ближайшие месяцы.

– Вы знаете, я больше всего удивляюсь на деятельность двух товарищей, которых я знаю лично и которые никогда не производили впечатления авантюристов. И Николай Янович Азаров и Юрий Анатольевич Бойко, который должен весь этот топливный баланс односекундно переделать. Уж они-то предельные реалисты. Я понимаю, что они вынуждены сейчас объявлять упразднение «Нафтогаза» как главный способ избавления от газового соглашения, на что уж даже тимошенковский политолог говорит: ребята, прочитайте соглашение, и все обременение упадет на следующее юрлицо.

– Да, можно даже не читать никакого соглашения – можно просто просить первого попавшегося студента-первокурсника с любого юрфака, он объяснит слово «правопреемник», что оно вообще обозначает.

– Ну, в общем, беда. Безусловно, Азарову грозит ежедневно, ежесекундно отставка, он, безусловно, разменная карта, вопрос лишь в том, когда именно его сдать, чтобы повесить на него все проблемы. Будет ли это после неудачи с траншами МВФ, будет ли это после того, как банкротство идеи зоны свободной торговли, ассоциации станет очевидным для большинства. С точки зрения педагогики даже не по отношению к украинской власти, а в отношении нашей власти собственной, которая целый год прячет голову под мышку, нюхая все, чем там пахнет под мышкой, но не хочет даже вида показать, что она видит, как происходит процесс на Украине, чем пахнет на Украине. Я знаю, я знаю, некоторые товарищи из наших, так сказать, властных кругов, мужественно терпят любые политические унижения, которые идут с Украины, в невыполнении обещаний, лишь бы не было газовой войны. Вот именно в этих словах. Но вонь-то уже… ну, ладно, стул двигается, но вонь-то откуда? Вонь уже невыносимая.

– Ага. Значит, в отличие от многих комментаторов, вы не поверили, когда Азаров позавчера, что ли, сказал, что никакой войны, что пока мы не передоговоримся, мы будем исполнять этот контракт. Вы в это не верите?

– Не верю, во-первых; во-вторых Янукович заявил громогласно, что они закончили сбор документов для подачи в суд; в-третьих, они уже сейчас, на следующий день после этого примирительного якобы заявления Азарова, посчитали, что они намерены получить от продажи расчлененного «Нафтогаза» 10-16 млрд евро, там, манат, не знаю, получить.

– Почему они так убеждены, что все вот так хорошо, откуда идут сигналы, что все хорошо?

– Никто до процесса над Тимошенко на Западе не говорил им: ребята, вы экономические самоубийцы. Я знаю почему. Потому что огромный все-таки 43-миллионный рынок – это джокер. Дешевая рабочая сила, старые активы, старая промышленная сила – это премия любому троцкисту во главе ЕС. Именно сейчас, когда есть Греция, что-то там с Испанией, с Исландией, – это джокер.

– Это каким образом джокер? Присоединяя к актуальным банкротам потенциального банкрота, кто что выиграет?

– Ведь он банкрот еще, скажем так, хозрасчетом не посчитанный, момента истины не наступило, а…

– А-а, то есть дня три будет весело, да?

– Дня три будет весело. Хлеб едят, водку пьют, что-то потребляют, и вот этот выхлоп 40-миллионного рынка даст возможность какой-то передышки.

– Можно подумать, что сегодня этот 40-миллионный рынок для европейцев закрыт, ведь нет же.

– Да, нет же, конечно. Но речь идет о том, чтобы мы… внимательно должны каждый день читать программу Восточного партнерства. Ее авторы – шведы и поляки – написали все в высшей степени откровенно: полная интеграция рынка, передел евросетей, в смысле энергосетей, всего, всего – без каких-либо обязательств со стороны ЕС. Полная колониальная брежневская схема. Никаких обязательств.

– Ну-у… для Януковича…

– Премия в виде рынка.

– Янукович смотрится, как в зеркало, никаких обязательств. Да, ему никаких, он никаких – все хорошо.

– Но он спокойно передает, так сказать, свою казарму, которая потребляет хлеб; его награждают какой-нибудь премией имени Бжезинского, Рейгана, не знаю; и он получает продление дальше. Экономическая база оппозиции уничтожена, единственная оппозиция, которая сейчас возможна на Украине независимая, – это левые, левым трудно. Тягнибок содержится януковичевскими олигархами. Националист, собственно неофашист западенский, есть устойчивые заявления, не опровергнутые, что он содержится лидером Украинского еврейского конгресса Коломойским (так принято у этих ребят-лидеров) и находится под каким-то особым вниманием Бориса Колесникова – вице–премьера правительства Януковича. Если будет это опровергнуто, пусть покажут кто. Но факт есть факт – он находится в общей схеме: Галиция тягнибоковская, Киев и вся Украина остальная – Януковича. Коммунистическая партия абсолютно филиальная для Партии регионов, остаются две маленькие силы: социалисты Витренки, нам хорошо известной, и новые коммунисты Грача.

– Это же все, по крайней мере, пока, не знаю, как потом, пока маргинальных.

– 5%.

– То есть господин Янукович правильно делает, что спокойно смотрит?

– Ему ничего сейчас не угрожает, кроме момента истины. Но, с экономической точки зрения, вы здесь специалист, вы скажете, каков временной лаг этого момента времени, момента истины. Восемь месяцев?

– Секундочку. Вы мне не рассказали, как себя поведет МВФ, который ведь тоже ходит…

– Не даст.

– Почему вы так думаете?

– Пенсионной реформы нет.

– Ну и что?

– Свободного оборота земли нет.

– Ну и что?

– А это условие.

– Модест Алексеевич, тысячи извинений, у нас были примерно такие же отношения, как у Украины сейчас, отношения с МВФ у нас были в середине 1990-х годов. И те, у кого еще осталась память, они помнят, как это было. Ой, не дадут, не дадут – то не сделано, се не сделано, все не сделано…

– Я говорил о педагогическом элементе для наших властей, и сейчас заговорю о нем же в связи с МВФ. Для педагогики наших властей нужно, чтобы Украина вступила в зону свободной торговли, получила договор ассоциации и желательно вступила бы вообще, как можно глубже, до гланд дальше, чтобы всему миру было видно, какова Ливия, какова Украина.

– Вы второй раз подряд их ставите в параллель. Вы о чем?

– О новом колониализме.

– Но все-таки очень разный колониализм.

– Да.

– Одно дело – показывать пряник. Другое дело – бомбить.

– Пряник…

– Небольшой, небольшой.

– …такой же жестокий по последствиям, как и уничтожение энергетической инфраструктуры, и перемена собственника в Ливии. Если МВФ в нарушение собственных требований, в нарушение совершенно трагической драматической судьбы Юлии Тимошенко даст, прав Азаров, не нужно ему это, не нужно давать. Он и так уже не плывет, а бредет по дну без этого противогаза.

– Без акваланга.

– Да, без акваланга. А тут и еще гири. С точки зрения возможностей бюджета, ну, никак. Обслуживать это же все. Тут же пик платежей на 2012-2013 год приходится – и корпоративных, и государственных.

– Но альтернатива же – это резкий скачок обеднения населения. Не плавное, а резкое.

Да, но каналов для выхлопа социального протеста нет.

– Не понял. Что значит каналов нет?

– Партии… оппозиционной партии нет.

– В рамках существующей электоральной системы ничего не угрожает действующей…

– Абсолютно.

– Ну так, если будет сильный рывок, так, может быть, действующие рамки немножко пошевелить.

– Так вот я вас спрашиваю, какой временной лаг? Восемь месяцев? Десять, двенадцать?

– Как говорят наши любимые консультанты, it depends ("это зависит" - англ.). Но в любом случае это ненадолго, это совершенно очевидно. И еще все будет очень сильно зависеть от поведения Москвы. Потому что когда они начнут торпедировать газовые контракты (они, очевидно, начнут), вопрос в том, как мы себя поведем.

– Должен сказать, что не только у меня, но и у абсолютного большинства уговаривания Москвы с приглашением в Таможенный союз, в ЕЭП вызывает юмористическое отношение, вызывает смех – если не презрительный смех, то хотя бы такой добрый, типа ладно-ладно. Потому что о том, что такое Таможенный союз и ЕЭП, никто ничего не знает и знать не хочет. Я хочу обратить внимание на маленькое событие, которое не получило никакого развития, но очень важное для портрета и нашей власти, и украинской власти. Появилось письмо десяти наших русских экономистов: Петраков, Делягин, Глазьев, еще кто-то, еще кто-то – вот такого, знаете, социал-государственного толка экономистов. Открытое письмо к властям России. Любой ценой привлечь Украину в Таможенный союз. Три обстоятельства.

– Экономисты обычно не пишут слова «любой ценой», это не соответствует профессии. Ну, ладно, неважно.

– Три обстоятельства. Среди подписантов экономист Глазьев, в то время как он секретарь комиссии Таможенного союза. Он сам себя уговаривает? Он пошел на этот поступок, который несовместим со статусом государственного служащего. Да, ему лично дорого, ну, я имею в виду лично, идейно, человечески нужно, чтобы его проект был большой. Без Украины он не очень большой. Но он идет на вот этот запретный шаг.

– Ну, особенного шума-то это не вызвало.

– Не вызвало. Несмотря на то что представители украинской власти пытались за деньги размещать текст этого письма в российских средствах массовой информации. «А-а, вот кто его написал», – говорим мы. Дальше. Как только это письмо вышло, на следующий день на него ссылается Азаров, говорит: вот трезвые люди, понимаешь. Любой ценой. А-а…

– Довольно простая двухходовка-то.

– Так это даже полутораходовка, потому что когда очередные гонцы обратились к нам, я первым делом говорю: ребята, причем здесь деньги, вы покажите мне документ с подписями. Он-то существует хотя бы? Нет. Документа с подписями нет.

– Да, это полутораходовка, согласились. Модест Алексеевич, я понимаю, что этот разговор совершенно в пользу бедных, но не могу вот в последние минуты нашей передачи не спросить: а что, на ваш взгляд, надо сейчас делать? Нам в смысле?

– Надо перестать уговаривать Украину, это ослабляет наши позиции, это подпитывает их самоуверенность. Но надо считать и последствия для этого, потому что поставки газа прекратятся, значит, надо где-то его накапливать. И надо, видимо, где-то посчитать, не слишком ли мы давим на Турцию, отказываясь от трубопровода по континентальной территории страны, увязывая это с «Южным потоком».

– Ну, понятно.

– Нам нужен «Южный поток», нас Украина ставит перед мощнейшим кризисом транзита, и уговаривать… И чем больше мы ее уговариваем, и уговаривать у нас уже нет времени, мы пострадаем больше, чем Украина.

– Да, потому что им в смысле имиджа терять абсолютно нечего.

– Да.

– Это правда.

– Мы немножко опаздываем. Слава Богу, вот сейчас в ноябре ПТС-2 появляется, но ПТС-2 больше оздоровляет организм лукашенковской Белоруссии, чем януковичевской Украины. Ну, тоже хорошо.

– Ну, вот на замечательных и редких в нашей сегодняшней беседе словах «тоже хорошо» у нас и время заканчивается. Ведь что-то еще есть, про что можно сказать «тоже хорошо», но не очень много. Всего доброго.

Новости партнеров




    РСХБ удвоил поддержку птицеводов-экспортеров

    В прошлом году Россельхозбанк выдал экспортерам мяса птицы около 56 млрд рублей, это более чем вдвое превышает показатели 2018 года

    Люкс для регионов

    Международная гостиничная сеть Radisson Hotel Group считает Россию одним из приоритетных направлений для развития бизнеса. Компания планирует открывать новые отели, в первую очередь в регионах

    «В гонке онлайн-банков мы догнали лидеров»

    Председатель совета директоров СКБ-банка Александр Пумпянский — об оптимальной доле онлайн-операций, затратах на онлайн-банкинг и будущем цифрового банкинга

    Умная квартира для умного города

    Умные технологии стремительно входят в жизнь. Сегодня искусственный интеллект может управлять не только домом и квартирой, но и целыми городами повышенной комфортности с комплексом инновационных инженерных решений

    Акции ММК сохраняют потенциал роста

    По мнению аналитиков, акции Магнитогорского металлургического комбината остаются недооцененными относительно конкурентов
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Доля сырья в российской экономике достигла абсолютного рекорда
      Впечатление, произведенное этим на Росстат, заставило его изменить методику
    2. Коронавирус: тревожная новость пришла из Китая
      Несколько дней назад появилась надежда на то, что коронавирус начал слабеть. Однако в конце недели в Китае произошел всплеск эпидемии.
    3. Коронавирус продолжает наступление на всех фронтах
      Эпидемия воздействует на все сферы жизнедеятельности людей, включая экономику.
    Реклама