Юмор из полуфабриката

Москва, 12.10.2011

Международный фестиваль анимации КРОК – главный смотр мультипликации на постсоветском пространстве. Он ежегодно проходит на теплоходе, в этом году курсировавшем в российско-украинских водах Черного моря. Нынешний сезон прошел с бодрым патриотическим настроем. В нем еще слышалось эхо громких юбилеев отечественных звезд индустрии – Юрия Норштейна, Гарри Бардина и киностудии «Союзмультфильм» – заставивших в очередной раз вспомнить о былом величии нашей мультипликации. Звучала и надежда это величие вернуть – возникшая после июньских обещаний российского премьера увеличить финансирование детского и анимационного кино.

Не отпускало, однако, сомнение: действительно ли великая традиция вкупе с изрядными государственными вливаниями способна дать нам конкурентоспособный аниматограф.

На одном из круглых столов КРОКа представители Рабочей группы по проектам фильмов для детей и юношества из Государственного фонда поддержки кинематографии рассказывали о первом фондовском опыте проведения анимационного конкурса. Было подано всего 140 заявок, и большинство из них с трудом выдерживали критику. Вплоть до того, что некоторые конкурсанты просто присылали текст известной сказки, даже не удосужившись переверстать ее в сценарий. Одним словом, русские «диснеи» и «лассетеры» пока что не проявились – а значит, придется строить будущее анимации из того, что есть.

На фестиваль и привезли лучшее из того, что есть. Чудесный, лиричный «Шатало» Алексея Демина, в котором деревенские жители избавляются от черного кота, а потом понимают, что из их жизни ушло нечто важное. Созданный будто из легких карандашных набросков, озвученный природными шумами и наполненный неожиданными метафорами фильм рассказывает о красоте как о гармонии разных, иногда странных и кажущихся несущественными элементов. Другая работа – получивший диплом жюри «Сизый голубочек» Екатерины Соколовой – также черно-белое рисованное кино, философская притча, в которой течение жизни подобно поезду, проезжающему мимо важных и ценных вещей. Сойти бы – но нет, герою нужно ехать из точки А в точку Б, терпеть вульгарную попутчицу и не мечтать о большем.

Знакомый сюжет

Несмотря на все свое обаяние и четыре упоминания отечественных работ в призовом списке, русская часть программы наводила на мысли о слабостях нашей анимации. В большинстве фильмов – заметное отставание по части технологий, невыразителен звук, старомоден монтаж. Практически невозможно увидеть на экране удачного, с коммерческой точки зрения, персонажа.

Но самое печальное – нехватка оригинальных или хотя бы просто хороших сценариев. Больше половины русских мультфильмов – это экранизации народных сказок или русско-советской литературной классики. Адаптационный дух настолько захватил наши мультфильмы, что даже сериалы снимаются порой по литературным произведениям – так, мини-цикл «Круглый год» был сделан по прозе Юрия Коваля, а «Везуха» – по рассказам современных детских писателей.

Эта особенность объясняется отчасти указами Минкультуры, которое предпочитает финансировать экранизации и адаптации. Но ведь и адаптировать можно по-разному – взять хотя бы диснеевскую «Белоснежку» или «Винни-Пуха» Федора Хитрука. Современные экранизации не таковы. Конечно, есть неординарное авторское кино, в котором текст первоисточника угадывается с трудом – как «Со вечора дождик» Валентина Ольшванга, который превратил простенькую русалочью сказку Алексея Толстого в трагедию древнегреческого толка – повесть о любви, не приемлющей компромиссов, и о герое, готовом в буквальном смысле платить за свои чувства жизнью. Но такие фильмы – все равно редкость. Куда чаще современные мультэкранизации являют собой вялый пересказ знакомых сюжетов, плохо приспособленных для кино.

Эпатируй и побеждай

Создать сегодня великую анимацию куда сложнее, чем в 1960-е годы. Хотя бы потому, что конкурентов на мировом рынке стало куда больше: появляются мультфильмы из Чили, Новой Зеландии, Кубы, Экваториальной Гвинеи. В этом году на КРОК были поданы заявки из 50 стран (хотя еще несколько лет назад считалось, будто мультфильмы делаются не более чем в 40 государствах). Правительства многих стран, таких как Франция, Китай, Канада, Польша, Сингапур, Корея, вкладывают в анимацию большие деньги и ведут продуманную политику: создают благоприятный климат для привлечения иностранных специалистов, участия в международных проектах, которые позволяют расширить рынок сбыта, и разными другими способами способствуют развитию анимационного кино.

Если в середине ХХ века мир был парализован диснеевским стилем, и достаточно было предложить просто что-то новое, то сегодня даже американская анимация сдает позиции перед натиском международного разнообразия художественных манер. Поэтому пробиться, выйти в лидеры может только тот, кто способен предложить нечто действительно необычное.

Сенсацией минувшего года стал фильм Дэвида Орейли «Внешний мир», собравший огромное количество фестивальных призов (в том числе стал лучшим фильмом в среднеметражной категории на КРОКе) и заставивший говорить о своем 26-летнем авторе как о состоявшейся звезде анимационного кино. Орейли работает в компьютерном 3D, но не использует автоматических фильтров, предлагая грубую, полуфабрикатную компьютерную картинку, какую можно было увидеть на заре компьютерной анимации. Насколько примитивно смотрится изображение, настолько же сложна драматургическая концепция фильма. Это сатирическое 17-минутное кино состоит из сотни мини-историй – про трудные уроки музыки, про скудную жизнь в доме престарелых, про больницу, где лежат здоровые люди, про реалити-шоу с расчлененкой. Орейли предпочитает крайне провокационные метафоры: в одной из сцен таксист отвечает беременной какашке: «Мы таких не возим!», в другой – герой покупает в уличном автомате галлюциногенные грибы; в третьей из факс-машины вылезает огромный фаллос. Однако эпатажна только форма – по сути автор говорит об обычной человеческой жизни, с которой наш современник сталкивается повсюду и ежедневно.

Игры разума

Но анимационная карьера делается сегодня не только на провокациях. Знаменитый эстонский режиссер Прийт Пярн (получивший в этом году Гран-при) в своих фильмах касается вполне банальных любовных тем и вечного абсурда мироздания, мешающего любви осуществиться. Его новая картина «Водолазы под дождем» – 23-минутная история любви спасателя и девушки-дантиста, в которой главные герои едва находят время для встреч, потому что каждый слишком увлечен своей полезной работой и окружающей суетой.

Другой автор, восходящая звезда канадского аниматографа Теодор Ушев, представил на КРОКе фильм про забытого кинорежиссера Артура Липсетта. Некогда многообещающий короткометражник, произведший впечатление на Стэнли Кубрика, повлиявший на Ингмара Бергмана, так и не достиг большой славы – как предполагает Ушев, из-за тех мрачных теней, которые населяли его внутренний мир. Он покончил с собой и хроник своего безумия не оставил, так что «Дневники Липсетта» – это одновременно и документальное кино, и отчасти фикшн – попытка проникнуть в мысли давно ушедшего таланта.

Как показала конкурсная программа, путей для самовыражения и фантазии у анимационных режиссеров масса: они снимают мультфильмы-путешествия, придумывают готические оперы и мюзиклы в стиле триеровской «Танцующей в темноте», выстраивают сложнейшие сюрреалистические конструкции на сорок минут и страшные постапокалиптические миры.

На фоне такого анимационного разнообразия наша мультипликация, слишком замкнутая на воспроизведении российской культуры и почти лишенная прививок современности, как в историях и жанрах, так и в изображении, звуке и монтаже, выглядит не слишком убедительно. Конечно, фестивальная публика не может не оценить художественной тонкости некоторых наших работ, а память о советском величии не позволяет фестивалям обходить русскую анимацию в своих селектах. Специалисты отмечают художественное своеобразие наших мультфильмов и ценят их за особую атмосферу, но не стоит обольщаться. Анимации в России нужно куда больше, чем просто бюджетные деньги, чтобы вернуть себе тот статус, которым она гордилась в 1960-70-е годы.

Новости партнеров




Масло выведут «под арбитраж»

Пока власти определяются со сроками введения нового норматива для растительных масел, крупные масложировые холдинги в срочном порядке изыскивают средства на модернизацию. Путь, который ЕС проходил в течении 14 лет, российский бизнес должен пройти максимум за пять лет

«Два с половиной миллиарда бюджетных денег на катание ржавых бочек и веселых студентов»

Российский биоокеанолог, академик РАН, заместитель директора Института океанологии имени П. П. Ширшова Михаил Флинт — о том, почему арктический регион является зоной повышенного риска и требует пристального внимания российских ученых

«Эксперт Северо-Запад» начал прием заявок на премию «Эксперт года-2020» 18+

Станьте экспертом года в одной из 20 отраслевых номинаций. Подайте заявку на бизнес-проект, общественную или культурную инициативу — и получите признание делового сообщества. Совет премии по доброй традиции возглавил Михаил Пиотровский

РСХБ удвоил поддержку птицеводов-экспортеров

В прошлом году Россельхозбанк выдал экспортерам мяса птицы около 56 млрд рублей, это более чем вдвое превышает показатели 2018 года

«В гонке онлайн-банков мы догнали лидеров»

Председатель совета директоров СКБ-банка Александр Пумпянский — об оптимальной доле онлайн-операций, затратах на онлайн-банкинг и будущем цифрового банкинга
Новости партнеров

Tоп

  1. ФРС идет ва-банк
    Американский регулятор сегодня объявил о фактически безлимитной программе количественного смягчения (QE), при этом покупки будут касаться также и корпоративных облигаций
  2. Польша может оставить «Северный поток-2» без газа
    Немецкий газовый регулятор Bundesnetzagentur решил позволить польской нефтегазовой компании PGNiG участвовать в процедуре решения вопроса об исключении газопровода «Северный поток 2» из Европейской газовой директивы
  3. Нефтяная война: США могут нарушить самое большое табу
    США и Саудовская Аравия могут предпринять совместные меры по стабилизации цен на нефть.
Реклама