Цена вопроса

Москва, 13.10.2011

Иллюстрация: Эксперт Online

Далеко не 5 копеек

Российско-китайский нефтяной конфликт тянется с февраля этого года. Разногласия возникли по поводу цены на нефть, которую Россия с 1 января 2011 года поставляет Китаю по первой очереди трубопровода Восточная Сибирь–Тихий океан. Согласно контракту, «Транснефть» и «Роснефть» в течение 20 лет обязуются поставлять нефть Китаю, Китай за это предоставил им льготный кредит в 25 млрд долларов. Часть этих денег – порядка 380 млрд рублей – «Транснефть» потратила на строительство первой очереди трубопровода Восточная Сибирь–Тихий океан.

Однако уже после начала поставок Китай в одностороннем порядке изменил нефтяные тарифы. В российскую формулу цены закладывается цена транспортировки по всему маршруту ВСТО до конечной точки – портового терминала в Козьмино (в Приморском крае). Но ответвление на Китай начинается в пункте Сковородино, что в 2046 км от Козьмино. Китай требует ввести в формулу понижающий коэффициент Т: из цены должна вычитаться стоимость транспортировки от Сковородино до Козьмино. Изначально Китай оценил этот коэффициент Т в 12 долларов за баррель, затем уменьшил претензию до 9 долларов, потом – до 3 долларов за баррель, одновременно сокращая сумму задолженности. С учетом того, что Россия поставляет в Китай по ВСТО ежесуточно около 41 тыс. тонн, с начала года задолженность достигла примерно 255 млн долларов.

Учитывая, что контракт, как уже упоминалось выше, рассчитан на 20 лет, «наши потери, по приблизительным оценкам, могут составить более 20 млрд долларов. Стоимость вопроса – далеко не пять копеек», – считает генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

По его мнению, выдвинутая китайской стороной «идея коэффициента Т совершенно абсурдна с рыночной точки зрения. Нефть – это рыночный товар, в Роттердаме, например, не спрашивают о том, откуда у вас нефть, сколько вы ее везли. Расходы на транспортировку всегда являются проблемой продавца нефти. Но это только его проблема: перевез дорого – ему же хуже, перевез дешево – он молодец, он заработал. Нигде, ни в Европе, ни в других регионах, на цену нефти не влияет стоимость ее доставки. Нефть во всем мире – это биржевой товар, и расстояние от месторождения до покупателя никоим образом не влияет на цену.

Контракт по нефти не опубликован, поэтому нельзя ничего сказать о том, насколько российская сторона изначально ошиблась в этом контракте. Действительно ли мы обещали этот коэффициент и что это за коэффициент. Очевидно, китайцы имеют какие-то юридические основания для выдвижения подобных требований. Мы знаем, что как только начались поставки российской нефти, они тут же начали требовать уступок по цене».

Не стоит разменивать нефть на газ

Однако почему вдруг Китай решил пойти нам на уступку, если раньше считал, что деньги практически у него в кармане? Ведь речь идет об очень серьезной сумме в 20 млрд долларов. «Зная китайцев, мы можем предположить, что они рассчитывают на какие-то бонусы от России по другим вопросам. О том, какие это бонусы, можно только догадываться. Не исключено, что Китаю были обещаны какие-то послабления по газовому контракту, – считает Константин Симонов. – В пользу этого предположения говорит тот факт, что китайская сторона так же заявляла о своей готовности пойти на уступки по нефтяному вопросу накануне визита председателя КНР Ху Цзиньтао в Москву в июне 2011 года. Во время самого визита все почему-то ожидали подписания газового контракта. Однако он, к счастью, не был подписан, и после этого китайская сторона снова начала прогибать российские компании по стоимости нефти.

Подобная ситуация может иметь место и сейчас: мы обещали китайцам газовый контракт, но, слава Богу, его не подписали, китайцы обещали пойти на уступки по нефти, но потом не увидели подписанного договора, так что все-таки в итоге на уступки по нефти они не пойдут. Китай – довольно тяжелый торговый партнер, поэтому к любым его заявлениям надо всегда относиться очень осторожно. Пока денег живых не будет, говорить о том, что вопрос решен, не стоит».

Торопиться же подписывать контракт по газу – даже если с его помощью будет урегулирован вопрос по нефти – ни в коем случае не следует, уверен Константин Симонов. «Подписанный контракт, как это было с нефтью, становится огромной головной болью впоследствии. Поэтому сегодня идти на уступки Китаю по цене по газу нет ни малейшего смысла. Разменивать нефть на газ тоже не совсем верно.

По газу есть два подхода. Первый: давайте быстро подпишем любой контракт, главное – занять рынок, а то мы его потеряем, а дальше мы уже будем потом разбираться с китайцами. В отношении китайцев такой подход не работает. С ними потом не разберешься. Ни в коем случае нельзя подписывать долгосрочный контракт с невыгодными для нас условиями. Особенно когда речь идет о газопроводе „Алтай”, который, как известно, связывает месторождения Надым-Пуртазовского района ЯНАО, месторождения которого – Уренгой, Ямбург – являются основной ресурсной базой наших поставок в Европу. Этот газ уже имеет готовый рынок, та же Германия платит нам за него сегодня более 400 долларов. Зачем же нам предлагать его Китаю по более низким ценам?

То, что Китай покупает сегодня газ у Туркмении по 120-140 долларов – это не аргумент, потому что у Катара он покупает газ по 500 долларов за тысячу кубов. В этом плане даже сегодня поставки газа на рынок Китая абсолютно не равнозначны по ценам. По газу надо отстаивать свои позиции, но, боюсь, что если мы по газу на уступки не пойдем, то, может быть, и Китай в конечном итоге передумает уступать нам по нефти. По крайней мере, пока мы не увидим живых денег, говорить о том, что мы достигли коммерческой победы, я бы не стал», – заключает эксперт.

У партнеров




    О подходах к цифровой трансформации металлургических предприятий

    Курс на цифровизацию металлургических предприятий сохранится и в 2020 году. Такие лидеры отрасли, как «Норникель», «ММК», «НЛМК», «Северсталь», «Евраз» уже начали реализовывать инвестиционную программу и делать конкретные шаги к цифровому будущему

    «Норникель»: впереди десять лет экологической ответственности

    Компания впервые представила беспрецедентную стратегию на десять лет, уделив в ней особое внимание экологии и устойчивому развитию

    Мы хотим быть доступными для наших покупателей

    «Камский кабель» запустил франшизу розничных магазинов кабельно-проводниковой и электротехнической продукции

    «Ни один банк не знает лучше нас, как работать с АПК»

    «На текущий момент АПК демонстрирует рентабельность по EBITDA двадцать процентов и выше — например, производство мяса бройлеров дает двадцать процентов, а в растениеводстве и свиноводстве производители получают около тридцати процентов», — говорит первый заместитель председателя правления Россельхозбанка (РСХБ) Ирина Жачкина
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Курс доллара: следующая неделя может стать самой важной в этом году
      Инвесторов тревожит состояние торговли и намеки на слабость американской экономики. Результат – ослабление американской валюты и худшая с октября неделя.
    2. Экспериментальый налог платят четверть миллиона человек
      Госдума РФ распространила эксперимент по взиманию налога с самозанятых еще на 19 регионов России. До сих пор он проходил в четырех, включая Москву
    3. IPO Saudi Aramco: эйфория быстро закончится
      Государственная нефтяная компания Саудовской Аравии провела долгожданное IPO. Только перспективы акций не кажутся экспертам радужными.
    Реклама