Избавились от политики

Вадим Пономарев
21 октября 2011, 15:04

Объединенная двигателестроительная корпорация (ОДК) стала владельцем блокирующих пакетов акций двух основных пермских двигателестроительных предприятий – «Авиадвигателя» (конструкторское бюро по разработке газотурбинных двигателей авиационного и промышленного назначения) и Пермского моторного завода (серийный завод по изготовлению газотурбинных двигателей). Продавцом выступила известнейшая американская двигателестроительная фирма Pratt & Whitney. Сейчас ОДК сможет спокойно интегрировать в свою структуру оба этих предприятия (доля корпорации в их капитале после этой сделки превысила 75%) и экспортировать российские самолеты с пермскими двигателями без оглядки на госдепартамент США, «зарубивший» несколько выгодных для России сделок.

Фото: AP
Pratt & Whitney уступила «Объединенной двигателестроительной корпорации» свои доли в российских двигателестроительных заводах

Pratt & Whitney купила блокпакеты «Авиадвигателя» и Пермского моторного завода (ПМЗ) в 1997 году. Плюсом этой сделки для одного из четырех пулов российских двигателестроительных заводов (они располагались в Самаре, Перми, Уфе и Рыбинске) стало то, что на деньги американцев они смогли не упасть «на дно» в отсутствие заказов от авиастроителей, как их коллеги, например, в Самаре. Более того, американцы собирались вложить 125 млн долларов в «доводку» наиболее перспективного (на тот момент) российского гражданского двигателя – ПС 90 А2, который предполагалось устанавливать на новейшую версию пассажирского лайнера Ту-204 – Ту-204 СМ. Естественно, для пермских заводов это было тоже хорошо, хотя в тот момент их ПС-90 и его модификации за счет лоббистских ресурсов и так уже вытеснили перспективные разработки других отечественных двигателестроительных предприятий на периферию внимания правительства (за исключением «Сатурна» с его французским двигателем Sam146 для самолета Sukhoi Superjet 100). Минусом этой сделки для россиян стало то, что Pratt & Whitney получила доступ к научно-исследовательской базе и перспективным разработкам российского двигателестроения, куда иностранцам в советские времена вход был категорически запрещен. Минус существенный, поскольку, вопреки широко распространенному мнению, авиационные и ракетные двигатели нашей страны, благодаря советской инженерной школе, по ряду параметров до сих пор опережают аналогичные западные образцы.

Доподлинно неизвестно, насколько эти «секреты» пригодились одному из трех ныне ведущих мировых производителей газотурбинных двигателей (в «большую тройку» входят Pratt & Whitney, Rolls-Royce и General Electric). Но надежды на ПС 90 А2 не оправдались ни у кого. Самолет Ту-204 СМ, на который должна была ставиться эта модификация пермских двигателей, чтоб он мог летать в Европу, опоздал на рынок минимум лет на десять. Если бы, как планировалось, он начал бы поступать отечественным авиакомпаниям в начале века, то бы пришелся весьма кстати. Но первые экземпляры этой машины проходят летные сертификационные испытания только сейчас. И перевозчиков не устраивает ни возросшая цена Ту-204СМ, ни то, что он является, по сути, «переходной моделью» к новой надежде российского авиапрома – самолету МС-21, серийное производство которого в Иркутске будет запущено уже в 2016 году.

Экспорт же Ту-204СМ Pratt & Whitney «зарубила» самим фактом своего существования в уставном капитале производителя двигателя для этого самолета. Стартовым заказчиком этого самолета в количестве 50 машин ПС 90 А2 готов был стать Иран. Но американцы заблокировали эту сделку, поскольку в отношении этой страны были введены санкции госдепартамента США.

И это стало вторым случаем, когда Pratt & Whitney выступила в России проводником американской политики, идущей вразрез с интересами нашего государства. Благодаря действиям, или, точнее, бездействию американских коллег до сих пор не началось серийное производство вертолета Ми-38, который должен прийти на смену широко известным Ми-8/17. На машине должны стоять американские двигатели PW 127/TS. Однако, когда встал вопрос о начале серийного производства Ми-38, Pratt & Whitney, по мнению «Роствертола», начала сначала тянуть время, а затем попросила предоставить гарантии правительству США в том, что Ми-38 не будет использоваться в военно-транспортных целях. И когда россияне «пролетели» из-за этого с двумя индийскими тендерами на поставку вертолетов, терпение у ОПК «Оборонпром» лопнуло и сейчас «Роствертол» совместно с ОДК срочно создают версию Ми-38 с российскими (условно) двигателями ТВ-7-117В. Впрочем, нет худа без добра – россияне, конечно, потеряли из-за Pratt & Whitney четыре года и заказ как минимум на 70 новых вертолетов, зато сейчас Объединенной двигателестроительной корпорации поставлена задача в короткий срок наладить разработку и производство в России собственные вертолетных двигателей по «полному циклу» (сейчас большинство из них делает «Мотор Сич» на Украине).

Покупка ОДК долей Pratt & Whitney в «Авиадвигателе» и ПМЗ снимает часть проблем, связанных с влиянием американской политики на российское авиа- и вертолетостроение. И сейчас уже ничего не мешает, например, Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) настроить полсотни Ту-204СМ и продать их в Иран (если иранцам они до сих пор нужны, конечно). Кроме того, у ОДК снимаются препятствия в консолидации предприятий пермского двигателестроительного куста в единое НПО «Пермские моторы», то есть вернуть их в тот вид, в котором они фактически существовали в советское время, – как единый производственно-финансовый механизм (подобный процесс уже совершен с предприятиями самарского двигателестроительного куста).

И уже это НПО должно в ближайшие несколько лет представить новую линейку российских газотурбинных двигателей ПД-14, которые, по мысли разработчиков, будут востребованы на рынке около 40 лет. На этих двигателях должен взлететь МС-21, на них будут со временем переводиться самолеты Sukhoi Superjet 100, полетит новый российский «грузовоз» Ил-476, будут работать газоперекачивающие агрегаты и тепловые электростанции. В общем, хороший такой двигатель, причем россиянам не надо будет ни у кого спрашивать, куда и сколько его поставить.

Однако и ОДК, и Pratt & Whitney, говоря о сделке с пермскими заводами стоимостью, по многочисленным ссылкам в прессе, 7 млн долларов, подчеркивают, что сотрудничество между двумя двигателестроительными корпорациями будет продолжаться. «Акции были выкуплены на согласованных условиях. Финансовые условия не разглашаем. Сделка соответствует стратегии правительства РФ по консолидации двигателестроительных активов. Мы всегда полностью поддерживали российское правительство в данном направлении», – дипломатично сообщили журналистам в московском представительстве UTC, куда входит Pratt & Whitney. «Опыт успешной многолетней работы P&W с предприятиями ОДК может продолжиться в рамках сотрудничества по программе МС-21 и другим проектам», – отметили в Объединенной двигателестроительной корпорации. «Считаю, что сотрудничество американской компании с ее российскими партнерами продолжится, так как они заинтересованы друг в друге, не имеют взаимных претензий, но главное, они не раскрыли полностью потенциал этого сотрудничества, и им есть еще куда расти и чего достигнуть», – подчеркнул «Эксперту Online» ведущий эксперт УК «Финам менеджмент» Дмитрий Баранов.

Пикантность ситуации в том, что Pratt & Whitney выступает прямым конкурентом ОДК в комплектации двигателями самолета МС-21. С одной стороны, это нормальная авиастроительная практика, когда производитель самолетов выпускает его разные модификации с двигателями разных производителей. С другой – в ОДК признают, что это побуждает их к инженерному и технологическому энтузиазму. В Перми уже объявили о том, что ПД-14 будет экономичней и компактней PW1000G, который американцы разрабатывают для МС-21. Подобное «технологическое» соревнование ждет две корпорации и впредь. Но входить в капитал друг друга они вряд ли уже захотят.