Цена перестройки

Али Алиев
25 октября 2011, 09:00

В ближайшие пять-десять лет энергетический комплекс России ждет серьезная модернизация, сообщил глава Минэнерго Сергей Шматко, выступая в понедельник на Международной энергетической неделе в Москве.

Иллюстрация: picvario.com
Российскую энергетику ждет серьезная модернизация

«Необходимо заняться тотальным переустройством, модернизацией нашего электросетевого хозяйства, в ближайшие десять лет в электросетевой комплекс будет вложено 100–120 млрд долларов», — сказал глава Минэнерго. Кроме того, продолжил Сергей Шматко, в течение ближайших пяти-десяти лет «мы выйдем на качественно другие показатели в нефтепереработке, не будем производить такое количество мазута». «В течение пяти лет 20–25 млрд долларов будет вложено в нефтепереработку, увеличится ее глубина — так мы навсегда покончим с дискуссией о дефиците топлива в нефтедобывающей стране», — пообещал чиновник.

Министр отметил, что «российская энергетика готова к иностранным инвестициям, мы готовы и открыты к диалогу».

Полторы сотни миллиардов долларов инвестиций, пусть растянутые на ближайшее десятилетие, даже для такой богатой страны, как Россия, — сумма немалая. Вряд ли российский бюджет, который и так уже перегружен социальными и оборонными обязательствами, сможет выдержать такие траты. Правда, министр энергетики не уточнил источник поступления средств на модернизацию.

Директор департамента Due Diligence «2К Аудит — деловые консультации / Морисон Интернешнл» Александр Шток напоминает, что еще в апреле этого года, то есть до топливного кризиса, в Минэнерго заявляли о пятилетней инвестиционной программе в нефтепереработке в размере 1,5 трлн рублей, то есть примерно 50 млрд долларов. «Возможно, что сегодня государство оценивает свой вклад в развитие отрасли в объеме 20–25 млрд долларов. Однако в какой форме будут осуществлены эти вложения — через прямые инвестиции, через предоставления льгот или через оба способа, пока не ясно, — говорит он. — Что касается инвестиций в энергетику, то инвестиционная программа развития отрасли на ближайшие десять лет еще недавно оценивалась в 11,1 трлн рублей, или примерно 370 млрд долларов. Сообщая о 100–120 млрд долларов, судя по всему, также имеются в виду государственные расходы. Вместе с тем, учитывая проблемы на рынке электроэнергетики, привлечь частных инвесторов для финансирования оставшейся части инвестпрограммы будет сложно».

По мнению аналитика, необходимость в озвученных инвестициях, конечно, есть. «Однако государству необходимо не напрямую решать проблемы рынков, а стимулировать сами рынки к необходимым изменениям. Озвученные госрасходы в 120–145 млрд долларов будут весьма ощутимы и для бюджета РФ», — считает Александр Шток.

Как напоминает аналитик ФГ БКС Ирина Филатова, регулирование электросетевого комплекса, основанного на RAB-регулировании, предполагает возвращение компании инвестированных средств через тариф. «Таким образом, в конечном итоге за модернизацию заплатят потребители, — уверена она. — В настоящий момент проводится так называемая перезагрузка RAB, в ходе которой будет внесен рад изменений в параметры регулирования. После этого можно будет с большой долей вероятности сказать, насколько реальны такие инвестиции».

В целом, по данным Филатовой, с 2011 до 2015 года ФСК и МРСК должны вложить порядка 60 млрд долларов в свои активы, однако не исключено, что после «перезагрузки» эта цифра будет пересмотрена в сторону понижения. Другой источник финансирования инвестиций в сети — приватизация МРСК. «Мы полагаем, что государство может выручить от продажи своих долей во всех МРСК еще около 10 млрд долларов. Мы полагаем, что инвестор вполне может прийти в эту отрасль при установлении долгосрочных правил игры (принятие новых параметров RAB намечено на ноябрь текущего года). Потенциально бизнес сетевых компаний предполагает выплату дивидендов».

Вполне возможно, что при устойчивом выполнении планов по модернизации электросетевой отрасли инвесторы проявят к ней интерес, полагает начальник отдела методологии оценочной деятельности АКГ «МЭФ-Аудит» Константин Гречухин. Что же касается обновления нефтепереработки, то, по его мнению, заявления главы Минэнерго не лишены оснований относительно увеличения глубины переработки нефти и вложений в отрасль 25 млрд долларов в течение пяти лет.

«К примеру, Вагит Алекперов заявлял, что в течение десяти лет компания "ЛУКойл" предполагает вложить около 25 млрд долларов (сейчас эти данные скорректированы и составили 24 млрд долларов) в развитие новых мощностей по нефтепереработке. За три ближайшие года компания профинансирует сектор в размере 9 млрд долларов, — говорит он. — Другими словами, это практически треть за три года от планируемых инвестиций в отрасль, предполагаемых Сергеем Шматко за пять лет».

Аналитик имеет в виду заявление первого вице-президента «ЛУКойла» Владимира Некрасова о том, что «в ближайшие три года, это 2012–2013–2014, у нас будет пик инвестирования — по 3 млрд долларов в год». Некрасов отметил, что в рамках новой десятилетней стратегии инвестиции в сектор down-stream предусмотрены в размере 24 млрд долларов. По словам вице-президента «ЛУКойла», в текущем году инвестиции компании в переработку составят 2,2 млрд долларов, объемы переработки на российских НПЗ достигнут 45 млн тонн нефти, а всего по группе — 66 млн тонн. В следующем году переработка запланирована в России на уровне 47 млн тонн, всего — 67–68 млн тонн.

Кроме этого, отмечает Константин Гречухин, в планах компании «Роснефть» инвестиции в развитие нефтеперерабатывающего комплекса в течение трех лет составят 13 млрд долларов. Глава компании Эдуард Худайнатов такие планы озвучил президенту Дмитрию Медведеву. «Уже эти две компании способны реализовать планы Сергея Шматко, — считает аналитик. — Но еще есть "Газпром нефть", "Сургутнефтегаз", ТНК-ВР. Их инвестиционные бюджеты меньше вышеприведенных компаний, однако планы по наращиванию мощностей нефтепереработки довольно серьезные».

В свою очередь, аналитик «Allianz РОСНО Управление активами» Ариэл Черный уверен, что проблема дефицита бензина в России решается не только и не столько инвестициями в модернизацию и строительство новых нефтеперерабатывающих заводов (хотя и это можно только приветствовать). «Необходимо бороться со складывающимися в большинстве регионов России локальными монополиями по поставкам нефтепродуктов, если этого не будет сделано, даже появление новых мощностей у уже существующих игроков может не привести к желаемым результатам, — полагает он. — Плюс, конечно, нужно сделать производство нефтепродуктов внутри страны экономически оправданным. Это, впрочем, сейчас делается (переход на систему налогообложения "60–66")».

«Что касается модернизации электросетевого хозяйства, не вполне понятно, что имел в виду министр энергетики, — говорит аналитик. — Если речь идет о дополнительных 100–120 млрд долларов помимо уже существующих инвестиционных программ сетевых компаний, то привлечь такую сумму с рынка компаниям будет трудно, государство также сможет потянуть такую нагрузку только в случае весьма благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры».

Анатолий Вакуленко, аналитик ИХ «Финам», не согласен с тем, что обещание Сергея Шматко ликвидировать топливный дефицит носит исключительно предвыборный характер. «Хотя бы потому, что названы вполне реальные сроки, необходимые для модернизации российской нефтепераработки, — пять-шесть лет (а не было обещано сделать это к маю следующего года), — говорит аналитик. — Названная министром энергетики оценка необходимых инвестиций в размере около 20–25 млрд долларов, на наш взгляд, является адекватной и вполне посильной для российского бюджета, учитывая тот позитивный экономический эффект, который даст увеличение глубины переработки. Наши оценки, сделанные некоторое время назад, также предполагали необходимость инвестиций в НПЗ около 15–20 млрд долларов без учета долларовой инфляции. Оценки министра, видимо, учитывают потенциал обесценения доллара. За эти средства и за обозначенный министром период, на мой взгляд, вполне реально увеличить глубину переработки с текущих уровней как минимум на треть, до 90%, как это выглядит в развитых странах. Таким образом, удастся добиться большего соответствия автопарка страны и динамики его роста с объемами производства высококачественного топлива».

А вот полный объем расходов на модернизацию электросетевого хозяйства, по мнению Анатолия Вакуленко, государство в ближайшие несколько лет вряд ли способно потянуть, с учетом дефицитного характера бюджета и рисков рецессии мировой экономики. «До тех пор пока правила игры в российской энергетике не станут понятными и прозрачными, иностранные инвесторы не придут. Напротив, будут выводить свои активы, как только их стоимость вернется к приватизационной, — считает он. — Государство обозначенные Сергеем Шматко расходы не сможет потянуть самостоятельно, и инвесторы — единственная надежда. Соответственно, если заявления министра все-таки будут претворяться в жизнь, мы увидим существенное изменение госполитики в энергетике и повышение инвестиционной привлекательности отрасли, прежде всего для иностранного капитала».

Оптимальный выход, по мнению аналитика, это создание условий, при котором участники рынка были бы заинтересованы модернизировать существующие перерабатывающие мощности и строить новые. «Поддержка государства может выражаться как в подготовке соответствующей инфраструктуры для инвесторов, так в создании благоприятного фискального режима для предприятий, развивающих данный сегмент. Именно этот эффект и должен учитываться как вклад государства, — полагает он. — Инвесторы, в том числе иностранные, увидевшие широкие возможности для сокращения окупаемости подобного рода проектов, перспективы их развития, с готовностью вложили бы капитал в основную российскую отрасль».

Эксперт УК «Солид менеджмент» Андрей Левшин считает, что заявление Сергея Шматко носит не только политический характер. «Понятное дело, что накануне выборов избирателям необходимо быть уверенными, что правительство, которое им предлагают оставить у руля, не преподнесет им очередного топливного сюрприза, — говорит он. — Однако для того чтобы нормализовать нефтеперерабатывающую отрасль, недостаточно одних денег. 20–25 млрд долларов, или 600–170 млрд рублей, — это чуть меньше, чем государство планирует инвестировать (около 1 трлн из бюджета) в долгосрочное развитие госпрограммы освоения шельфа до 2030 года, а достать заявленную сумму опять же из бюджета только на ликвидацию тенденции бензиновых кризисов выглядит как на привлечение внимания. Наверняка часть этих денег будет добываться из налоговой политики государства, с тех же пошлин и новой системы налогооблажения нефтяной отрасли "60–66"».

Заметьте, говорит аналитик, что Шматко говорит только о планах, но не смотрит, как говорится, себе под ноги. «Корень проблемы надо искоренять не громкими заявлениями и не "ручным" давлением, а комплексно, — полагает Левшин. — Главной проблемой отечественных НПЗ является техническая отсталость. Опять же надо бороться с монополизмом крупных игроков на рынке. Доля независимых производителей по-прежнему крайне мала, ситуация с попаданием в нефтепроводную систему также остается неразрешенной, и даже если инвестировать необходимые деньги, о которых говорит министр, данная проблема вряд ли будет решена».

Что касается обновления энергетики, то, по мнению аналитика, для такой ресурсозависимой страны, как наша, потянуть такие расходы на «оздоровление» электросетевого хозяйства реально, но частные инвестиции, учитывая разрозненность капиталов в электроэнергетике, неизбежны. «Вкладывать в эту отрасль с точки зрения крупных инвестиций, учитывая размеры России, крайне выгодно и для иностранного капитала, это будет неплохое подспорье в условиях нынешней экономической нестабильности в мировой экономике, — считает он. — Производство и транспортировка электроэнергии — взаимодополняющие сегменты, на которые всегда будет спрос и предложение, а учитывая, что только за последний год тарифы на электроэнергию выросли вполовину, что нарастило основным игрокам прирост по прибыли, — эти активы стали еще более заманчивы».