Жертва популярности

Москва, 27.10.2011
Считавшийся символом стабильности швейцарский франк, по мнению представителей Центрального банка Швейцарии, сильно переоценен. Сейчас основные силы швейцарского ЦБ брошены на интервенцию против национальной валюты. С подобной проблемой швейцарская экономика сталкивается не впервые. С каждым разом ее решение требует все больших финансовых затрат и жестких административных мер.

Иллюстрация: picvario.com/Russian Look

Швейцарский франк – эталон стабильной валюты, давно пользуется любовью валютных спекулянтов. Это одна из немногих валют, которая продолжила расти даже во время кризиса. «Отличительной чертой последнего времени является ненадежность и нестабильность евро и доллара. Понятно, что в этих условиях ищется своего рода третий путь в валютном мире. Многие находили его в швейцарском франке. Подобная популярность привела к существенному укреплению франка. Было время, когда швейцарский национальный банк ставил рекорды по уровню валютных интервенций», – описывает явление Ярослав Лисоволик, главный экономист Дойче банка. Так, в апреле франк пробил исторические максимумы к таким валютам, как американский доллар, евро и британский фунт, и продолжает расти.

При этом сильная валюта создала немало проблем национальной экономике. Укрепление курса франка привело к росту цен на швейцарские продукты для других стран. «Понятно, что для экономики, которая конкурирует в достаточно важных высокотехнологичных отраслях, фактор обменного курса все-таки играет свою роль. Тем более экономика Швейцарии – экономика достаточно открытая. С этой точки зрения есть проблемы, связанные с укреплением франка», – замечает Ярослав Лисоволик. Неудивительно, что подобная ситуация обеспокоила Швейцарский центральный банк, который начал интервенцию против национальной валюты. Валютная политика SNB преследует две основные цели. Первая – это поддержка национальных экспортеров, для которых рост курса франка на FX аналогичен введению дополнительной налоговой нагрузки. Во-вторых, решение швейцарского ЦБ значительно ограничивает возможности рынка по инвестициям в ликвидные «качественные» активы, которые в последние кварталы уже утратили свои традиционные «защитные» свойства, становясь в большей мере спекулятивным, высокодоходным инструментом. Как отмечает Александр Осин, главный экономист УК «Финам менеджмент», действия Национального банка Швейцарии проводятся в рамках общей стратегии ведущих ЦБ по стимулированию финансовых вложений в «риск».

По словам Ярослава Лисоволика, Центробанку Швейцарии придется выбирать меньшее из зол. В сложившихся условиях вряд ли удастся сохранить приверженность абсолютно гибкому обменному курсу. Поскольку, как отмечают эксперты, колебания курса евро и доллара будут продолжаться не один год и кредит доверия восстановить этим валютам удастся нескоро, неизбежны и периодические интервенции в Швейцарии, призванные понизить «переоцененный» франк. Занятие это затратное и неблагодарное. Напомним, что швейцарский ЦБ уже пытался провести валютную интервенцию в прошлом году. Тогда банк активно скупал доллары, евро и фунты, пытаясь сбить курс франка, однако прекратил эту политику уже в июле, когда убытки от интервенции составили 21 млрд долларов по итогам 2010 года, поскольку стоимость аккумулированных резервов, номинированная во франках, резко снизилась. За первую половину этого года ШНБ потерял еще около 12 млрд долларов, и новые интервенции рискуют привести к увеличению этой суммы. Только за август объем международных резервов ШНБ вырос со 182,1 млрд до 253,4 млрд франков (299 млрд долларов).

«Если рынок не развернется и франк возобновит укрепление, возникает угроза существенных убытков по валютным резервам ШНБ. Если политика потребует длительного времени для „раскачивания” рынка рост денежной базы Швейцарии будет способствовать ускорению инфляционных процессов», – предсказывает Александр Осин.

Со схожими проблемами Швейцария столкнулась в период с 1978 по 1980 годы. Тогда ЦБ Швейцарии проводил аналогичную политику. В результате инфляция выросла до 7%, и Национальному банку пришлось ревальвировать франк. Правда, временно. Курс EUR/CHF был относительно стабилен с 1975 по 2009 год. Тогда стабильность обеспечило то, что Национальный банк Швейцарии использует и другие механизмы сдерживания роста национальной валюты. Прежде всего налоговые ограничения для депозитов в национальной валюте. Сегодня, как предполагает Александр Осин, при необходимости может быть применена административная «привязка» курса франка к евро.

Впрочем, такое решение также таит в себе известные риски. «Жесткая привязка к конкретной валюте чревата спекулятивными атаками, что, напротив, будет способствовать дестабилизации ситуации. Путь, который постепенно наметится у Швейцарии, может быть аналогичен тому, который уже прошли некоторые страны. Скорей всего, будет установлен определенный ориентир по отношению к корзине. При этом полностью компоненты не раскрываются. Колебания происходят в определенных диапазонах по отношению к корзине, но при этом спекулянтам сложнее становится атаковать конкретные уровни, поскольку все компоненты корзины им не известны», – предполагает Ярослав Лисоволик.

«Основная ставка ШНБ заключается в том, что меры по стабилизации мировых, европейских финансов окажутся действенными и это станет фактором, определяющим динамику рынка уже в ближайшие месяцы», – считает Александр Осин. Как бы то ни было, ясно одно – швейцарская финансовая система становится все менее прозрачной. В любом случае конкурентное давление будет возрастать. На внутренних швейцарских рынках можно ожидать роста роли тех сегментов экономики, которые в меньшей степени теряют от укрепления швейцарского франка . В то время как высокотехнологичное производство испытывает проблемы, уже наметился рост рынка услуг сельскохозяйственного сектора, который субсидируется государством. Швейцария все хуже справляется с ролью островка стабильности в сотрясаемой кризисами еврозоне. Понятно, что пока не будут решены глобальные проблемы, будет ухудшаться ситуация внутри Швейцарии. Стабильный франк сам по себе становится источником проблем, однако ослаблять национальную валюту – сложная и рискованная задача.

У партнеров

    Новости партнеров

    Tоп

    1. Ситуация с китайским коронавирусом становится все тревожнее
      Несмотря на меры предосторожности, принимаемые во многих странах, новая болезнь, которая появилась в Китае, расползается по планете.
    2. В США начинается процесс отрешения от власти Дональда Трампа
      Шансов на победу у сторонников импичмента почти нет.
    3. Дмитрий Медведев рассказал о решенных и нерешенных задачах за время своей работы
      Бывший российский премьер заявил, что он в целом доволен тем, как работал кабинет министров почти восемь лет, хотя и признает, что «были и нерешенные задачи»
    Реклама