Достучаться до ЕС

Максим Акишев
31 октября 2011, 09:56

Противоречия между Лондоном и Брюсселем стремительно нарастают и выходят на беспрецедентный уровень. 23 октября, на саммите ЕС, который был посвящен греческому кризису и решению долговых проблем Европы, конфликт обнажился в ходе заочной перепалки между британским премьером Дэвидом Кэмероном и президентом Франции Николя Саркози.

Иллюстрация: Эксперт Online
Противоречия между Великобританией и Европейским союзом достигли беспрецедентного уровня

Как сообщает британская The Guardian, последний высказал мысль о том, что окончательные переговоры на саммите ЕС следует проводить только при участии 17 стран-членов зоны евро. Дэвид Кэмерон на это ответил, что все члены ЕС должны принимать участие в обсуждении антикризисных мер еврозоны, поскольку нестабильность в ней подвергают риску экономики стран, входящих в Евросоюз, но сохраняющих собственную национальную валюту. В их число входит и Великобритания. «Кризис в еврозоне оказывает влияние на все наши экономики, включая экономику Соединенного Королевства», – заявил Дэвид Кэмерон. В этой связи британский премьер потребовал скорейшего восстановления стабильности европейской валюты. На что президент Франции заявил буквально следующее: «Мы устали от вашей постоянной критики. Не учите нас жить и что делать. Вы утверждаете, что ненавидите евро, но почему-то вмешиваетесь в наши дела».

По итогам состоявшегося 26 октября экстренного саммита ЕС Дэвид Кэмерон приветствовал принятое на нем решение об увеличении Европейского фонда финансовой стабильности (EFSF) до 1 трлн евро. Британский премьер заявил: «Существующий фонд является как раз тем инструментом, который действительно необходим, дабы избежать повторения греческих событий в будущем и препятствовать распространению кризиса на другие страны». Он также отметил, что «понимает и поддерживает» шаги, предпринимаемые отдельными государствами еврозоны. «Чем больше будет „подушка безопасности”, тем лучше», – сказал тогда британский премьер.

Многим могло показаться, что конфликт на этом был исчерпан. Однако имеющиеся между сторонами противоречия, как оказалось, намного серьезней. Уже 28 октября, находясь на саммите глав государств и правительств британского Содружества наций в австралийском Перте, он же, Дэвид Кэмерон, заявил буквально следующее: «Финансовая система Великобритании находится под постоянным и усугубляющимся прессингом со стороны Европейского Союза. Лондон подвергается постоянным атакам со стороны Брюсселя. Это вызывает у нас озабоченность, поскольку затрагивает ключевые национальные интересы Соединенного Королевства. В этой связи мы вынуждены принять ответные действия». Британский премьер-министр выразил глубочайшее возмущение тем, что в ЕС входят 27 стран, однако по многим важным для всей Европы вопросам решения принимают 17 государств Еврозоны самостоятельно. «Они встречаются, разрабатывают механизмы, выделяют огромные средства. Возникает закономерный вопрос: что это за тайные собрания такие?» – цитирует слова Кэмерона британская The Telegraph.

По мнению экспертов, Дэвид Кэмерон сталкивается с все возрастающим давлением со стороны британских консерваторов, требующих от него занять максимально жесткую позицию в отношении Европейского союза. Евроскептики из партии тори выражают свою озабоченность принятыми на саммитах ЕС 23 и 26 октября решениями и стремятся вернуть часть отданного Брюсселю британского суверенитета. Канцлер британского казначейства и член консервативной партии Джордж Осборн в ответ на принятое по итогам саммита ЕС решение об увеличении EFSF до 1 трлн евро заявил, что «Великобритания не собирается платить по европейским долгам». Более того, он особо подчеркнул, что, несмотря на давление со стороны Брюсселя, не позволит МВФ, «который частично финансируется из карманов британских налогоплательщиков», предоставлять деньги EFSF. «МВФ существует для поддержки стран, а не валют», – заявил Осборн.

От серьезнейшего конфликта Брюссель и Вестминстерский дворец пока спасает, пожалуй, лишь то, что консерваторы – не единственная влиятельная сила на британском политическом поле. Британская The Guardian цитирует слова лидера либеральных демократов и по совместительству заместителя премьер-министра Великобритании Ника Клегга, который заявил: «Инициируемое консервативными силами противостояние вызывает у нас резкую озабоченность. Мы опасаемся, что в случае принятия подобных решений Великобритания окажется еще в большей степени отстраненной от обсуждения важнейших решений в Европе». Тем не менее, противоречия нарастают как снежный ком. В то время как Кэмерон заверяет о своей готовности использовать право вето Великобритании, чтобы защитить интересы Лондона в любых предстоящих переговорах Европейского союза (The Guardian), лидер либерал-демократов занимает более осторожную позицию. Он, в частности, настаивает на том, что «односторонняя репатриация полномочий со стороны Великобритании – это мера, которая однозначно не пойдет на пользу нашей стране. Если начнется перераспределение власти внутри ЕС, нашей первостепенной задачей будет защита интересов Соединенного королевства. Но мы еще очень далеки от этих вопросов, поскольку даже не знаем, будет ли данное перераспределение вообще иметь место».

На последней пресс-конференции британский премьер-министр Дэвид Кэмерон недвусмысленно дал понять, что не исключает возможности радикального пересмотра отношений с ЕС. «Считаю, что в сложившейся ситуации было бы правильно пристальней взглянуть на проблему баланса полномочий между Брюсселем и Лондоном», – сказал британский премьер. Заявление Дэвида Кэмерона стало новым витком в эскалации напряженности между Великобританией и Европейским союзом после того, как на минувшей неделе представители британских консерваторов потребовали референдума по ЕС. Они выступают за возвращение на национальный уровень различного рода полномочий, в частности, касающихся вопросов трудового и экологического законодательства, финансового регулирования, иммиграции и прав человека. По всей видимости, тори настроены крайне решительно. Уже создана специальная парламентская группа по европейским реформам. Как заявила ее руководитель, Андреа Ледсом, депутат британского парламента от партии консерваторов, «программа получает все большую поддержку различных политических сил. Уже 60 депутатов и пэров дали свое согласие присоединиться к ней». Однако, как полагают эксперты, консерваторы столкнутся с сопротивлением либерал-демократов, своих партнеров по коалиции. Ник Клегг накануне отметил следующее: «Великобритания имеет полное право защищать свои экономические интересы в Европе, однако лучший способ этого добиться – быть в центре переговорного процесса, а не самоизолироваться от него».

Тори рассчитывают, что данный процесс будет инициирован уже в ноябре, когда европейские лидеры начнут переговоры по внесению изменений в соглашения по ЕС, чтобы пакет мер по спасению еврозоны заработал. На саммите ЕС 26 октября канцлер Германии Ангела Меркель потребовала внести изменения в действующий конституционный статус Лиссабонского договора. Германия настаивает на том, что для эффективного функционирования EFSF необходимо значительное расширение полномочий центральных органов власти ЕС в финансовой и экономической сферах. «Это даст нам инструмент для преодоления кризисов, ставящих под удар зону евро», – заявила канцлер. Франко-германскую инициативу поддержала недавно и Польша. Вместе с тем есть группа стран, выступающих резко против пересмотра Лиссабонского договора и других фундаментальных соглашений ЕС.

Любое изменение основополагающих соглашений ЕС должно быть единогласно одобрено всеми 27 государствами-членами. По мнению ряда аналитиков, право вето, которым обладает Великобритания, может быть использовано страной как предмет торга с Германией, решительно выступающей за внесение изменений в соглашения по ЕС. Возможно, именно посредством подобных инструментов и умелой внутриевропейской дипломатии Соединенному Королевству все-таки удастся донести до Брюсселя свою растущую озабоченность. В любом случае Великобритания четко дает понять, что мириться с существующим положением дел она не намерена и готова идти на эскалацию конфликта с Брюсселем, если ее национальные интересы не будут учтены. По всей видимости, терпение Лондона подошло к концу, и настало время принимать непопулярные решения.