«Сирия — это не Ливия»

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
1 ноября 2011, 14:50
Фото: AP
Генеральным секретарем Лиги арабских Набиль аль-Араби обсуждает сложившуюся в Сирии ситуацию с катарским шейхом Хамад бен Джасим аль-Тани

На фоне продолжающейся гражданской войны в Сирии в Дамаск прибыла представительная делегация ЛАГ с предложением по мирному урегулированию конфликта. В состав делегации входили послы Египта, Алжира, Омана, Судана и Йемена, а возглавлял ее премьер (и по совместительству министр иностранных дел) Катара шейх Хамад бен Джасим аль-Тани. ЛАГ предложила сирийским властям провести конференцию по национальному примирению в Каире, в которой приняли бы участие и представители сирийской оппозиции. «Мы надеемся, что насилию в Сирии будет положен конец, после чего начнется диалог и будут проведены реформы», — сформулировал конечную цель данного предложения генеральный секретарь ЛАГ Набиль аль Араби, отметив, что предложенный его организацией план подразумевает сохранение Башаром Асадом поста президента. ЛАГ посылала очень четкий сигнал в Дамаск, что лучше бы сирийскому президенту принять данное предложение, пока не стало хуже. Делегаты Лиги всячески отмечают, что их предложение куда лучше для Сирии, чем ультиматумы Запада, призывающего к немедленной и безоговорочной отставке Башара Асада. И что каирское заседание ЛАГ 2 ноября состоится в любом случае — даже если сирийские власти откажутся в нем участвовать.

Ответ на предложение сирийские власти должны были дать еще вчера, однако пока они молчат. И это молчание можно расценить как «нет». Позиция весьма логична: ведь, по мнению экспертов, само согласие Башара Асада начать переговоры с мятежниками, признать их стороной переговоров лишь легитимизирует их. Президент уже заявил о готовности инициировать реформы (в том числе и провести выборы в феврале 2012 года, итог которых, по его словам, покажет реальный расклад сил в стране), а для этого не нужно проводить никаких встреч в Каире. Тем более с представителями оппозиции, которые, по словам Башара Асада, не имеют ничего общего с образом «защитников сирийской демократии». «То, что происходит в Сирии, — это продолжение борьбы, которая началась еще в 1950-х годах между арабскими националистами и исламистами, — объясняет Башар Асад. — Сегодня у нас сотни погибших среди военных, полицейских, сил безопасности. Как они были убиты? Они что, были убиты во время мирных демонстраций? Что они, были убиты из-за каких-то выкриков? Нет, в них стреляли. А значит, мы имеем дело с вооруженными людьми». Поэтому в Дамаске воспринимают предложение ЛАГ не как спасательный круг сирийскому режиму, а как еще одну попытку арабских стран (и прежде всего Катара) укрепить свои позиции в Сирии и оторвать ее от Ирана. Или, по крайней мере, сохранить лицо в случае начала Западом военной операции.

В свою очередь, ряд западных лидеров призывают сирийского президента покинуть свой пост. «Мы считаем, что президент Асад, который применяет грубую военную силу против собственного народа и отвечает за сложившуюся ситуацию, полностью утратил легитимность и больше не может возглавлять страну и представлять сирийцев», — говорит британский МИД. Однако, по всей видимости, никаких реальных способов заставить Башара Асада выполнить это требование у западных государств нет. По крайней мере генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен заявил, что проведение альянсом военной операции в Сирии «полностью ислючено. У нас нет никакого намерения вмешиваться в дела Сирии… Естественно, я решительно осуждаю репрессии, проводимые силами безопасности против мирного населения Сирии. Это абсолютно возмутительно… Однако мы взяли на себя ответственность за операцию в Ливии, поскольку был четкий мандат ООН и поскольку мы имели серьезную и активную поддержку со стороны стран региона. Мы должны принимать решения в зависимости от каждого конкретного случая. В глобальной перспективе вы не можете сравнивать Ливию и Сирию». Уверенность в том, что ему не придется воевать, демонстрирует и Башар Асад. Сирийский президент уверяет, что ливийский сценарий в его стране не пройдет. «Сирия — это не Ливия. Это другая страна с географической, демографической и политической точек зрения. Любой подобный сценарий будет очень дорого стоить его авторам, и, кроме того, такой сценарий в Сирии практически неосуществим», — говорит сирийский президент. Все, что в этой ситуации остается адвокатам сирийских мятежников, — это продолжить поставки им оружия через Ливан и Ирак.

По всей видимости, Башар Асад считает, что его не тронут потому, что побоятся взорвать Ближний Восток. «Сирия является страной, где сочетаются все или большинство отличительных для стран Ближнего Востока черт. Это касается культуры, религии, конфессий и народов. Это страна, где сосуществуют, образно говоря, две тектонические плиты, и попытка нарушить стабильность одного из пластов приведет к сильному землетрясению, которое причинит ущерб всему региону и странам, которые расположены далеко от Сирии. А если это случится на Ближнем Востоке, это отразится на ситуации во всем мире», — говорит сирийский президент. Действительно, по мнению ряда политологов, замена президента Асада на суннитских радикалов приведет либо к войне между Сирией и Израилем, либо к вторжению в Сирию иранцев, не желающих уступать без боя свои позиции в Сирии.