Банкам присвоен риск

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
10 ноября 2011, 14:12
Иллюстрация: Эксперт Online
Оценка «7» – показатель достаточно высоких рисков, и, в первую очередь, здесь учитывается сильная зависимость экономики и банковской системы от экспорта сырья

Как говорится в сообщении агентства, служба кредитных рейтингов Standard & Poor's повысила оценку страновых и отраслевых рисков банковского сектора (BICRA) РФ. «Мы пересматриваем нашу оценку экономического риска… и присваиваем Российской Федерации оценку отраслевого риска 7», – отметили аналитики.

В соответствии с градацией BICRA, страны подразделяются на группы в зависимости от уровня рисков в банковских системах — от 1 (с наименьшими рисками) до 10 (с наибольшими). Помимо России, к группе 7 относятся Болгария, Индонезия, Ирландия, Марокко и Филиппины. S&P, таким образом, по сути, согласилось с позицией Moody’s, которое в конце октября ухудшило прогноз развития российской банковской системы до «негативного». «Оценка экономического риска 7 отражает наше мнение о том, что Россия подвергается высокому риску нарушения экономической устойчивости, среднему риску возникновения экономических дисбалансов и очень высокому кредитному риску в экономике (в соответствии с определениями, приведенными в критериях)», – говорится в сообщении S&P.

Оценка 7 – показатель достаточно высоких рисков, и в первую очередь здесь учитывается сильная зависимость экономики и банковской системы от экспорта сырья. Также текущий результат по рискам говорит о том, что российским банкам предстоит еще много сделать для достижения низкого уровня рисков в банковской сфере. «Но даже в условиях финансовой нестабильности в мире и долговых проблем в еврозоне российские банки продолжают развиваться и постепенно приближаются к зарубежным стандартам качества обслуживания клиентов и ведения бизнеса, – уверен аналитик „Инвесткафе” Никита Игнатенко. – В посткризисный период российская банковская система начала активно развиваться, хотя ориентиром стало качество, а не количество: были серьезно доработаны политика риск-менеджмента, система оценки платежеспособности заемщиков, а также сделан упор на повышение качества обслуживания клиентов и работы в целом. Все это сделало российскую банковскую систему прочнее и менее рискованной».

Изменение оценки, считает старший аналитик ИГ «Норд-капитал» Роман Ткачук,  свидетельствует о том, что риски европейских и американских банков возросли по сравнению с российскими, возможный долговой кризис может серьёзно затронуть банковскую систему развитых стран. Но угроза для России все же меньше из-за находящихся на высоком уровне нефтяных цен. Кроме того, акционером крупных российских банков (Сбербанк, ВТБ) является государство, являясь гарантом их стабильности. Показательно, что по сравнительным показателям (P/E, P/S) фондовые рынки оценивают Сбербанк и ВТБ вдвое дороже ведущих банков США и Европы.

Впрочем, в S&P отметили, что есть и ряд позитивных моментов. В частности, в пресс-релизе указывается, что объемы кредитования в 2011 году возросли; по оценкам агентства, реальный рост выдаваемых кредитов в этом году составит 10% относительно показателя 2010 года, Россия имеет профицит по счету текущих операций. После финансового кризиса и рецессии 2008-2009 годов объем вкладов физических лиц значительно увеличился. За прошедшее десятилетие он вырос в 20 раз (с 500 млрд рублей в 2000 году до 10,8 трлн рублей по состоянию на 31 августа 2011 года). Вследствие финансового кризиса в банковском секторе существенно снизился уровень заимствований в форме иностранных синдицированных кредитов и облигационных займов. Это позитивно повлияло на структуру фондирования. Фактический уровень убытков во время 8-процентного спада в 2009 году и в дальнейшем оказался ниже прогнозов, а восстановление банковской системы шло быстрее, чем ожидалось. В 2009-2010 годы банки создали значительные резервы на возможные потери по кредитам. Во всей системе потери по кредитам в 2010 году составили приблизительно 2,5%, а не 4,7%, как прогнозировали в S&P.

Повышение коэффициента BICRA на единицу не окажет существенного влияние на банковский сектор РФ, полагает управляющий портфелями ЦБ УК «Солид менеджмент» Андрей Маркин. Теоретически оценка должна отражать риск банковского сектора с учетом фундаментального риска страны. На практике же низкие показатели сохраняются сейчас и у стран Южной Европы (к примеру, у Италии – 3), тогда как маловероятно, что инвесторы считают риски банковской системы Апеннинского полуострова низкими и приемлемыми. Российские банки, по словам эксперта, пребывают в такой ситуации, что большинство негосударственных и крупных банков вынуждены привлекать клиентов-вкладчиков для увеличения своей ликвидности. В целом это оздоровит их финансовое состояние и выгодно гражданам, желающим поднакопить.

На страже банковской системы стоит и Банк России. Это признают в S&P, отмечая, что правительство страны готово оказать поддержку банковскому сектору. После кризиса 2008 года его действия в отношении финансовых институтов, испытывающих трудности, стали более предсказуемыми и эффективными. Введение системы страхования вкладов и привлечение АСВ для внешнего управления проблемными банками способствуют повышению доверия к банковской системе. «Крепкое положение ЦБ, показавшего себя в полной мере во время сентябрьско-октябрьских интервенций и гораздо более высокая обеспеченность ликвидностью на фоне пониженных объемов плечевых конструкций на рынке и увеличенного объема резервов банков (существенно выше нового стандарта ЕС) делает решение S&P несколько половинчатым», – считает начальник отдела аналитических исследований ИК «Универ Капитал» Дмитрий Александров.

По словам эксперта, сложно согласиться с 7-м уровнем экономического риска из 10. Если в нынешней России финансовая система подвержена «очень высокому кредитному риску», то что говорить о системах большинства других государств (достаточно просто посмотреть на повестки встреч министров финансов ЕС)? На самом деле, уверен Александров, здесь мы просто в очередной раз сталкиваемся с наболевшим вопросом об адекватности оценки России.