Последний из могикан европейской политики

Евгений Уткин
14 ноября 2011, 09:32

Вот и закончилась эра Сильвио Берлускони. «Мы все стали более свободными» - так написали многие газеты. Всю ночь Рим шумел и праздновал, как будто Италия выиграла чемпионат мира по футболу. Шампанское (которое в Италии представлено Prosecco или spumante), флаги, песни (включая импровизированное «Аллилуйя»), танцы. Италия, пьяная «свободой», вошла в новую эпоху.

Эпоху кризиса, сокращений бюджета (и, следовательно, социальных благ), возможностей просто сокращать персонал (иногда это было практически невозможно), и еще много чего. «Спасибо кризису, спасибо падению биржи, именно они позволили свергнуть Берлускони», – слышно на улицах. Именно об этом мы и говорили уже давно. Если Берлускони уйдет, то его свергнут не левые, которые сильно раздроблены и не имеют единственного безусловного лидера, а кризис. Таким образом пытаются улучшить экономическую ситуацию в стране парламент и правительство Италии. Из-за полного разброда и шатаний итальянских политиков (левых и правых, всех вместе) итальянское правительство не могло провести реальных реформ (хотя и добились бюджетных сокращений на 50 млрд евро).

Сейчас, когда Берлускони подписал заявление об уходе (чуть позднее полуночи по Москве, то есть 12 ноября в Риме, но уже 13 ноября в Москве), лидер Демократической партии Пьерлуиджи Берсани заявил: «У нас нет времени. Завтра начнем работать». Истинная правда, с очень горьким оттенком. А где же вы были раньше, когда Италия подвергалась финансовым атакам, во многом из-за политической нестабильности и неспособности выработать консолидированную программу? Почему давили на газ автобуса, движущегося в пропасть, когда водителем был Берлускони, а пассажирами жители Италии? И сейчас, после резкого торможения (которое сделал сам Берлускони), почти на краю пропасти, нужно найти способ не скатиться туда окончательно.

Вспомним прошедшую неделю, которая в Италии была чрезвычайно насыщена новостями.

Во вторник парламент голосовал за одобрение финансового отчета правительства за 2010 год. Он ничего не означал, пустая формальность, подведение черты (ведь деньги за 2010 уже давно были потрачены). Закон прошел, но только 308 голосами. Все (включая Берлускони) поняли, что он потерял парламентское большинство в камере (нижней палате итальянского парламента), он посчитал, что его кинули («8 предателей» написал он на листке после голосования, этот листок «облетел» все мировые телеканалы), и заявил, что подаст в отставку.

Но сначала Берлускони пообещал выполнить обязательство перед Европой по мерам по стабилизации и добиться прохождения соответствующего закона. В принципе он мог не уходить в отставку, а ждать следующего вотума доверия (он выдержал их более 50). На это могло уйти несколько дней минимум. Он мог уйти сразу, и тогда проект закона еще надолго бы застрял между сенатом и камерой (даже когда он заявил, что уйдет после утверждения закона, обозреватели предсказывали две-три недели). Но он (и в этот раз и левые, получившие реальный шанс «сбросить» премьера) действовал предельно быстро. Уже в пятницу закон прошел в сенате, а в субботу и в нижней палате. И Берлускони ничего не оставалось, как идти «сдаваться» президенту страны Джорджо Наполитано.

Все эти события проходили на фоне достаточно трагической ситуации в экономике. Доходность итальянских облигаций перевалила за 7% годовых (граница, за которой уже очень трудно обслуживать долг), Вarclays написал, что Италия «прошла свою точку невозврата», биржа просела. И хотя бывший премьер и председатель Еврокомиссии Романо Проди рассказал недавно, что экономические параметры Америки хуже, чем Италии, он подчеркнул, что на «крупного зверя» нападать боятся, и опасался атаки на Италию. Поэтому, чтобы как-то остановить волну, президент Италии Наполитано неожиданно назначил экономиста и президента одного из самых престижных вузов Европы Университета Боккони Марио Монти пожизненным сенатором и дал понять, что хотел бы видеть его следующим премьером.

Причем и сам Сильвио Берлускони поддержал Монти. Будучи еще впервые премьером, именно он направил Марио Монти еврокомиссаром. А потом Монти задержался в Европе и на второй срок, и его кандидатуру уже поддержал противник Берлускони левый Массимо Д’Алема (причем служил он в Европе под начальством Романо Проди). Марио Монти никогда не выражал своих политических взглядов (вероятно, центрист), никогда не был политиком.

Еще в июле мы написали, что кризис может смыть и «самого Берлускони, и тогда Монти cможет стать и премьером». Его ценят в стране, Европе и мире. Уже пришли одобрения от Барака Обамы, от директора-распорядителя МВФ Кристин Лагард, от председателя ЕЦБ Марио Драги.

Но половина партии Берлускони выступила против Монти. Лига Севера, партия из правительственного большинства тоже выступила против, предложив Ламберто Дини. Ходили и другие имена, преемника Берлускони по партии Анджелино Альфано или Джулиано Амато (про него во вторник вечером мне говорил бывший глава UniCredit, сейчас советник главы Сбербанка Германа Грефа Алессандро Профумо). Но было совершенно очевидно, что ни одна из этих кандидатур не была проходной. Берлускони ушел не из-за сексуальных скандалов, а из-за экономического кризиса, поэтому ставить однопартийца с меньшим весом не было смысла. Других кандидатов поддерживали слишком малые группы, к тому же итальянцы устали от политиков. Спасать финансововое положение, защищаться от атак финансовых акул доверили человеку, который знает, что такое рынок, Марио Монти. Единственная проблема, такое назначение противоречит принципам демократии о свободных выборах (поэтому в конце часть правых и выступала за скорейшие досрочные выборы), но в ситуации форс-мажора с этим уже не считаются. Поэтому Наполитано уже в воскресенье вечером назначил Марио Монти премьером.

Берлускони сейчас приписывают все возможные беды Италии. Но это не совсем так. И долг, и застой в экономике копился в течение десятилетий. А вот сам Берлускони, например, собрал абсолютный рекорд непрерывного «властвования» – 1409 дней (с 11 июня 2001-го до 23 апреля 2005-го), который с времен создания республики в обозримом будущем вряд ли будет побит. Премьер Владимир Путин тепло о нем отозвался в субботу, назвав «последним из могикан европейской политики» и «фактором внутриполитической стабильности». А в воскресенье президент России Дмитрий Медведев в телефонном разговоре с Сильвио Берлускони поблагодарил теперь уже экс-премьера Италии за «многолетнюю конструктивную совместную работу».

А сам Берлускони, чуть оправившись от отставки и гриппа (еще в пятницу у него было 39 градусов температуры), заявил, что к политическому кризису на Апеннинах привела «логика мелкого шантажа», которая является «самым старым пороком итальянской политики». И пообещал снова вернуться.