Фото из архива автора

Прошел саммит Форума стран-экспортеров газа (ФСЭГ). С одной стороны, мы видим, что в полной мере площадкой, где интегрируются усилия производителей газа, форум так и не стал. Может быть, для Европы это и хорошо, потому что они боятся создания картеля, но уж для нас это не очень здорово. Изначально были надежды, что штаб-квартира разместится в России, а в итоге получилось так, что штаб-квартира разместилась в Дохе в Катаре, хоть россиянин и возглавил ФСЭГ. И отношение к форуму первых лиц России очень странное. Все понимают: координация усилий с другими крупными производителями газа для нас жизненно важный, витальный вопрос. Но при этом интереса к самому ФСЭГ нет. Такое ощущение, что Владимир Путин, когда идея размещения штаб-квартиры организации в Санкт-Петербурге не получила поддержки, к ней охладел. Владимира Путина на саммите не было, Дмитрия Медведева не было, Алексея Миллера на саммите не было. Нашу делегацию представлял министр энергетики Сергей Шматко, что выглядит как знак вежливости к форуму при нежелании полностью вписываться в его работу.

Вопреки раздуваемому рядом экспертов тезису, что на мировом рынке газа усиливается конкуренция, ситуация с конкурентами России не такая страшная. За одним исключением.

Коротко. Австралия – есть уже большие запущенные проекты по производству СПГ, но при этом это в основном шахтный метан, который требует и новых технологий, и колоссальных затрат на производство. У Австралии не будет дешевого СПГ, а самое главное – это не тот объем производства, который полностью займет мировой рынок. Это прежде всего поставки на рынок Азии. Я убежден, что тезис, который озвучил в Гонолулу Дмитрий Медведев, что мы будем разворачивать нашу политику в сторону Азии и поставлять на азиатские рынки столько же газа, сколько в Европу, неправилен. Наша главная задача сегодня, безусловно, – сохранение позиций на европейском рынке, даже, возможно, расширение там присутствия. Азиатский рынок – это вторичная задача. Не стоит одну задачу подменять другой. И эта политика, что давайте про Европу забудем и бросимся в Азию, весьма нерациональна. Поэтому смотрим мы прежде всего на европейский рынок, и на европейском рынке Австралия не сыграет. Она сыграет на рынке Китая, Японии, Кореи, но все равно эти рынки для нас вторичны.

Туркмения. Она по-прежнему отделена от Европы Каспийским морем. Здесь уже вопрос к российскому государству – способно ли оно отстоять наши интересы на Каспии и не допустить строительства Транскаспийского газопровода. Юридически мы в этом вопросе абсолютно правы: эту трубу строить нельзя. Но, как мы знаем, в современном мире вопрос юридических аргументов ничего не значит. Это сейчас все, как в басне Крылова: если есть сильный, то есть волк, то ему просто нужно найти какие-то аргументы, и он их найдет, пусть и с четвертого или с пятого раза. Это мы видели и в Ираке, и в Ливии, и в массе других примеров. В случае с трубой – вопрос, являемся мы волком или ягненком. Если мы являемся волком, тогда мы строительства трубы не допустим и вопрос Туркменистана отпадает. Опять же, его сжирает Китай, но в целом это для нас не самый страшный вариант.

Иран. Политически сейчас Иран отделен от европейских инвестиций и от европейского рынка газа. Думаю, эта ситуация может растянуться на несколько лет. Да, есть теоретические возможности вскрытия ситуации в Иране через войну, но давайте пока подождем, это очень глобальные вещи. Поэтому пока мы Иран не трогаем.

И если говорить про сегодняшнюю ситуацию, да, она может поменяться, но у России сегодня одна проблема, и называется она Катар.

Надо отдать ему должное: Катар дал нам передышку в несколько лет. Там завершен инвестиционный цикл, построены основные заводы по производству СПГ, то есть со следующего года никакого дополнительного газа из Катара на мировом рынке не будет. И это важно, потому что многие европейские эксперты думают, что предложение Катара будет расти, как оно росло последние годы. Этого не будет. До 2014 года Катар взял паузу на принятие всех инвестрешений по новым проектам СПГ. Более того, производство даже будет сокращено, некоторые заводы уже сейчас закрываются на профилактику. Катар дал нам эту передышку, и причина ее понятна. Дело в том, что Катар все свои заводы строил с надеждой поставлять СПГ на атлантический рынок. США обманули с прогнозами, не взяв на себя никаких обязательств, а этот газ нужно было продавать, потому что деньги привлекались по принципу проектного финансирования, что предполагает обязательную реализацию продукции – вот поэтому катарский газ пошел на европейский рынок.

Катар вынужден был зачастую продавать газ с прибылью в 10-15 долларов за тысячу кубометров. Европейцы думали, что Дохе этого хватит. Но Катару это не нравилось, это не тот бизнес. Стоит ли работать с минимальной маржой стране, в которой населения меньше миллиона человек? Посмотрите на карту – это такая маленькая территория с небольшим количеством населения. По большому счету, тех денег, которые они заработали сегодня, им уже хватает и на обеспечение высокого уровня жизни, и на реализацию ряда проектов, которые являются элементами роскоши. Ну, вот любители футбола наверняка обратили внимание, что на майках ведущего клуба Европы и мира «Барселоны» вместо эмблемы ЮНЕСКО, которую они рекламировали бесплатно, появилась надпись Qatar Foundation. То есть Катар, видимо, предложил «Барселоне» такие деньги, что богатый клуб не смог отказаться.

Еще пример: как известно, Катар купил футбольный клуб «Пари Сен-Жермен». Катар инвестирует огромные деньги в покупку недвижимости в Европе. Катару хватает денег даже на излишества (а я считаю, что надпись Qatar Foundation на майках «Барселоны» это безусловное излишество). Зачем же Дохе демпинговать на европейском рынке? Зачем им рушить структуру цен? Нынешнего уровня предложений им хватает, чтобы спокойно и комфортно жить. Страна, у которой населения меньше, чем в России, в 140 раз, обладает запасами газа, меньшими всего в 1,7 раза.

Сейчас фактически позиция России во ФСЭГ такая: спасибо, дорогие катарские друзья, мы очень вам благодарны. А что будет дальше, в 2014 году? Очевидно, что позиция Катара не вечна. Что Россия предложит Дохе? Пока здесь полная неизвестность. Когда я слышу, что Катар войдет в проект «Ямал СПГ», верю в это с трудом. Для Катара нет ни одного основания, чтобы инвестировать в проекты конкурентов. Зачем? Ведь «Ямал СПГ» – это конкурирующий газ на глобальном рынке. Чем мы так помогли Катару, что он собирается нам вечно помогать? Конечно, ходят слухи, что мы обеспечили Дохе проведение чемпионата мира по футболу в 2022 году. Но не думаю, что этот аргумент достаточен.

Поэтому вопрос отношений с Катаром сегодня фундаментальный. Вообще-то ФСЭГ нельзя превращать в этакую площадочку, которая раз в год собирается, и российское руководство при этом еще думает, кого бы им не жалко было отправлять туда для участия. С точки зрения перспектив до 2020-25 годов вопрос Катара Россия, безусловно, должна для себя каким-то образом закрыть.

У партнеров




    РСХБ удвоил поддержку птицеводов-экспортеров

    В прошлом году Россельхозбанк выдал экспортерам мяса птицы около 56 млрд рублей, это более чем вдвое превышает показатели 2018 года

    Люкс для регионов

    Международная гостиничная сеть Radisson Hotel Group считает Россию одним из приоритетных направлений для развития бизнеса. Компания планирует открывать новые отели, в первую очередь в регионах

    «В гонке онлайн-банков мы догнали лидеров»

    Председатель совета директоров СКБ-банка Александр Пумпянский — об оптимальной доле онлайн-операций, затратах на онлайн-банкинг и будущем цифрового банкинга

    Умная квартира для умного города

    Умные технологии стремительно входят в жизнь. Сегодня искусственный интеллект может управлять не только домом и квартирой, но и целыми городами повышенной комфортности с комплексом инновационных инженерных решений

    Акции ММК сохраняют потенциал роста

    По мнению аналитиков, акции Магнитогорского металлургического комбината остаются недооцененными относительно конкурентов
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Сбить корону с вируса
      Нынешняя эпидемия коронавируса не первая и вряд ли последняя. Нам не удастся ее избежать, но уменьшить масштаб вполне по силам. Одно из решений — массовая установка систем воздухоочистки
    2. Идентификация «Сети»
      Террористы или невинные жертвы системы? За что семь молодых мужчин получили 86 лет тюрьмы
    3. Проблема Сбербанка решена
    Реклама