ВТО стоит дорого

Екатерина Шохина
17 ноября 2011, 09:30

На прошлой неделе фактически закончилась 18-летняя история вступления России в ВТО. Как признался глава российской делегации на переговорах по присоединению к ВТО Максим Медведков, наша страна, скорее всего, не станет рекордсменом по срокам вступления во ВТО. По его словам, алжирцы присоединяются к ВТО с 1987-ого года. Россия – с 93-его. «Немного не дотянули, но мы на втором месте», – отметил Медведков.

Иллюстрация: Эксперт Online
За членство в ВТО Россия заплатит миллиардами

Рабочая группа по присоединению России к ВТО одобрила пакет документов, включая доклад рабочей группы, перечень обязательств по доступу на рынок товаров и услуг, таким образом, переговорный процесс был завершен. Официальное вступление должно произойти в середине 2012 года. Не произойти этого уже не может. «В истории ВТО прецедентов, когда в данной ситуации присоединение не происходило, не было», - заверил вчера Максим Медведков сомневающихся журналистов. Повод для сомнений есть – на протяжении последних пяти лет из 18 лет нашего вступления практически ежемесячно из уст чиновников звучали утверждения о том, что до членства в ВТО остались считанные месяцы. По словам Медведкова, так и было, поскольку основные условия были оговорены с 2005 года, и присоединиться нам мешали скорее политические, нежели экономические вопросы. Например, проработка условий функционирования Таможенного союза в странах СНГ и проблемы с Грузией.

В то же время здесь вполне оправданно выдвинуть и более реалистичную причину столь длительной отсрочки – российской экономике ни раньше, ни сейчас членство в ВТО не было необходимо. На многочисленные вопросы о выгодах от вступления в ВТО Максим Медведков не устает отвечать странным образом – мы свой рынок и отрасли максимально защитили (иной раз, предусмотрев даже большие меры защиты, чем есть сейчас), и даже если кто-то пострадает, то влияние на всю экономику будет мало заметным. Но это весьма странный ответ. Основная функция ВТО – открывать доступ на рынки других стран. Если рынки надо защищать, то это не про ВТО, а про протекционизм. Конечно, справедливости ради стоит отметить, что страны ВТО не пренебрегают протекционизмом в случае, если их бизнес находится под угрозой, и, вероятно, будут защищать себя больше по мере влияния финансового кризиса. Но они уже в ВТО, а не вступают туда сейчас.

«В расчетах эксперты опирались не столько на положительный эффект, а пытались просчитать возможный отрицательные последствия от того, что мы уступим по тем или иным параметрам. Все расчеты, которые делались, описывали что будет при самом плохом сценарии. И этот вопрос мы задавали в целом по экономике, по конкретным ее секторам, по товарным группам, по регионам для того, чтобы понять ниже чего мы не должны опускаться. Исследования говорят о том, что при самом худшем повороте событий, с точки зрения влияния на ВВП, негативный эффект от принимаемых нами условий будет в пределах статистической погрешности», - объяснил Медведков.

Как уже неоднократно отмечалось, пока массового экспорта товаров и услуг со стороны России в другие страны нет – просто по причине того, что мы все еще не диверсифицировали свою экономику так, как хотелось бы. То есть открытые рынки нам мало чего дадут, да и надеяться на ВТО в условиях мировых экономических проблем, не стоит.

При этом, если перед Россией стоит задача создания и развития высокотехнологичных конкурентоспособных в мире отраслей экономики и производств, то логично предположить, что выращивать их надо будет какое-то время в относительно тепличных условиях. Взять, например, автопром. Не один месяц Россия уговаривала мировые автоконцерны подписать соглашения о строительстве производств с высокой степенью локализации (удалось – десятки компаний в обмен на защиту рынка от импорта согласились заняться практически полным циклом автопроизводства, а не сборкой колес и бамперов, как было раньше). Аналогичные планы премьером Владимиром Путиным озвучивались и относительно фармацевтической отрасли. Защита от импорта также дала возможность «нарастить мускулы» в сельском хозяйстве. Производители мяса птицы и свинины, например, уже не раз отмечали, что вот-вот и будут готовы к экспорту, удовлетворив своей продукцией потребности всего внутреннего потребления. Впервые в этом году Россия взялась за экспорт некоторых агрокультур, например сахарной свеклы. Все это стало возможным благодаря многогранным формам поддержки.

Членство в ВТО подразумевает разные условия защиты разных рынков. Если брать «в среднем по больнице», то да – они мало чем отличаются от тех, что есть сейчас. Но если покопаться подробнее в каждой отрасли, то все выглядит более разнообразно. В автопроме, например, снижение импортных пошлин предусмотрено в 2 раза, в фармацевтике – в 3 раза, в страховании через 9 лет будет разрешено открытие филиалов иностранными компаниями, что снизит их издержки на ведение бизнеса в нашей стране, а в агропроме, по прогнозам специалистов, увеличится ввоз мясной продукции и тд.

Ответ на это один – он уже озвучен премьер-министром. Бизнес сможет рассчитывать на помощь от государства. Государство возьмет на себя часть нагрузки по выполнению принципов ВТО в сфере автосборки, - заявил сегодня Владимир Путин.

"Мы долго вели дискуссии в ходе присоединения России к ВТО о том, как нам выстроить эту работу (по автосборке) в будущем, с тем, чтобы и наших инвесторов не подвести, и выполнить все наши обещания перед ними, и в то же время соответствовать нормам и принципам ВТО в сфере автосборки, - заявил Путин на встрече с представителями германского бизнеса. - Мы достигли приемлемых компромиссов. Причем часть нагрузки, чтобы выполнить свои обязательства перед инвесторами, российское государство возьмет на себя". Подобные высказывания из его уст прозвучали и относительно легпрома. «Не в такой широкой аудитории и даже в отсутствии прессы мы готовы с вами внимательно посмотреть на дополнительные меры поддержки, таможенно-тарифного регулирования, - сказал премьер. - На самом деле, в странах ВТО очень много изобрели инструментов, которые формально как бы не противоречат нормам Всемирной торговой организации, а на деле, с помощью различных технических регламентов, вводятся условия, создающие преференции для отечественного производителя. Мы с вами можем и должны подумать на эту тему".

Идею госпомощи подхватил и бизнес. Причем помощи вполне материальной. В интервью «Эксперту» и ряду других СМИ аграрии, представители легпрома и других отраслей наперебой стали просить о господдержке. Сейчас производителям свинины важно компенсировать выпадающие доходы, что поможет сохранить темпы развития отрасли на прежнем уровне. Для этого понадобятся дополнительные субсидии в объеме 26 млрд рублей, в том числе непосредственно на свиноводство – 20 млрд рублей, подсчитали в Национальной мясной ассоциации.

Получилась весьма комичная ситуация – в условиях мировой финансовой нестабильности мы, одной рукой, лишаем бизнес уже имеющейся и ничего не стоящей бюджету защиты (прямой тарифной, например), а другой берем на себя лишние финансовые обязательства и толпы просителей. При этом огромен риск «неотделения зерен от плевел». С протянутой рукой одномоментно выстроится целая толпа «несчастных», что повлечет за собой известные «последствия» – коррупцию и хаос.

К сожалению, у г-на Медведкова не оказалось возможности ответить на вопросы медиахолдинга «Эксперт», которые были переданы ему через его пресс-секретаря Павла Каткова.

На пресс-конференции Медведков заявил, что большим успехом переговоров стало увеличение среднего таможенного тарифа в момент присоединения к ВТО с 10,3 до 11,8 процента с последующим плавным снижением до 7,2%. Правда, объяснил Медведков, эти показатели – «средняя температура по больнице». Доблестью российских переговорщиков стала возможность введения 20% пошлины на широкофузеляжные самолеты в начале периходного периода (сейчас они пошлиной не облагаются, а в течение переходного периода будут снижаться с 20% до 7,5% за 4 года, узкофузеляжные - с 20 до 12% в течение 7 лет).

У российских властей также будет право ограничивать или запрещать учреждение компаний иностранным гражданам в области образования, медицины, а также юридических услуг и СМИ. Воспользоваться этим правом или нет, будет решать правительство. Но пространство для маневра существует.

Вообще, если что Россия может и выйти из ВТО – «30 дней – и все на свободе», - обнадежил чиновник. Правда, за всю историю организации таких случаев не было. Условия можно менять, доказав другим странам-членам организации, что они вредят экономике страны, - добавил он.