ЕЦБ не хочет спасать еврозону

Сергей Мануков
корреспондент Expert.ru
22 ноября 2011, 10:29
Фото: AP
Новый президент ЕЦБ занимает консервативную позицию по вопросу покупки облигаций проблемных стран еврозоны

Дорогое доверие

Марио Драги, новый президент ЕЦБ, и Ангела Меркель пока успешно отражают атаки тех, кто требует, чтобы главный европейский банк в огромных количествах скупал гособлигации проблемных членов еврозоны. Противников у главы ЕЦБ и канцлера Германии значительно больше, чем сторонников, но, во-первых, окончательное решение по политике главного финансового учреждения Европы все равно остается за независимым правлением банка; а во-вторых, на стороне Драги и евробанкиров самая мощная экономика не только еврозоны, но и всей Европы.

Помнится, в октябре, накануне вступления Драги в новую должность, все гадали, как поведет себя новый президент ЕЦБ. Сейчас, по прошествии трех недель, все сомнения рассеялись — Марио Драги не намерен ничего менять в политике своего учреждения.

Так же как и его предшественник Жан-Клод Трише, Драги считает, что ЕЦБ должен сосредоточиться на выполнении своей главной задачи — борьбе с инфляцией и поддержке стабильности цен, а покупку гособлигаций следует передать Европейскому фонду финансовой стабильности EFSF.

Выступая на Европейском банковском конгрессе, который прошел во Франкфурте, Марио Драги расставил все точки над «i». Он прямо заявил, что правительства стран-членов еврозоны должны в первую очередь вернуть доверие рынков, и раскритиковал политиков за то, что они часто встречаются и принимают много решений, но крайне медленно их выполняют.

«Где осуществление этих долгосрочных мер? — вопрошал Драги с трибуны. — Мы не можем больше ждать».

«Завоевывать доверие долго и трудно, — считает он, — потерять же его можно очень быстро. История показывает, что за возврат доверия приходится платить дорогую экономическую и социальную цену».

Перед тем как отправиться во Франкфурт, где находится штаб-квартира главного банка Европы, Драги заявил, что ему чуть ли не в первую очередь нужно будет попытаться убедить всех забыть, что он итальянец. Вопрос серьезный, потому что самым проблемным звеном еврозоны сейчас является Италия, и кое-кто полагал, что уж итальянские облигации итальянец Драги покупать будет как миленький.

Сказать, что ЕЦБ не помогает проблемным членам еврозоны, будет неправильно. Банк уже полтора года скупает облигации Греции, Италии и других периферийных стран, но делает это в ограниченных количествах. Между тем высокопоставленные политики из Испании, Франции, Ирландии и других стран еврозоны утверждают, что он является единственной финансовой организацией, которая способна восстановить спокойствие на рынках ценных бумаг, покупая большие пакеты испанских и итальянских долгов. Это ограничит рост цены заимствования для Мадрида и Рима и даст им и остальной Европе время для осуществления мер экономии и проведения реформ, пока не вернется доверие инвесторов. Если же ЕЦБ не вмешается, то монетарный Европейский союз ждет развал.

Давление финансовых рынков на ЕЦБ и его руководство нарастает по мере того, как перепуганные инвесторы все активнее продают гособлигации европейских стран, причем не только проблемных, но и таких, как, например, Франция, Австрия и Бельгия, которые до последнего времени считались не слабой окраиной Европы, а крепкой сердцевиной.

За Марио Драги на трибуну Европейского банковского конгресса поднялся Йенс Вайдман, президент Bundesbank, который поддержал коллегу из ЕЦБ.

«Экономическая цена монетарного финансирования госдолгов и дефицитов бюджетов в любой форме, — заявил он, — настолько очевидно перевешивает все выгоды, что подобная политика еще больше ослабит стабильность евро».

В Германии преобладает точка зрения, что нынешний кризис с долгами можно решить только при помощи экономических реформ на уровне каждой отдельно взятой страны. Не случайно Ангела Меркель на днях вновь призвала ЕС к внесению изменений в договор Евросоюза, чтобы укрепить финансовую дисциплину его членов. О дисциплине она вспомнила не случайно — ее встреча с Дэвидом Кэмероном закончилась безрезультатно. Британский премьер требует гарантий того, что поправки не затронут экономические интересы Великобритании.

Моральная опасность

В ЕЦБ надеются, что члены еврозоны увеличат свой стабфонд, который и будет покупать облигации. С момента создания ESFS прошло более полутора лет, а с момента заключения соглашения по его увеличению до 1 трлн евро — почти месяц. Пока политики решают, как это сделать, ЕЦБ — единственный, кто на финансовых рынках исполняет эту роль. Подобному «одиночеству» в банке, конечно, не рады. В ЕЦБ не без оснований опасаются, что снижение цены заимствования для Италии ослабит давление на итальянскую политическую и финансовую элиту, которая должна уменьшать дефицит и проводить структурные изменения в экономике. Экономисты такую ситуацию называют «моральной опасностью».

Такая позиция устраивает Берлин. Немцы также отрицательно относятся к покупке главным европейским банком гособлигаций. Достаточно вспомнить уход двух представителей Германии из его правления в знак протеста против покупки облигаций.

Немецкие экономисты опасаются, что покупка больших пакетов облигаций приведет к взлету инфляции, которая и так уже превышает европейский лимит 2%.

Выхода нет

Многие аналитики считают, что дальнейшее углубление долгового кризиса заставит ЕЦБ выбросить белый флаг и начать скупать крупные пакеты облигаций по примеру Федерального резерва и Bank of England, которые уже проводили количественное смягчение.

Если процентные ставки по испанским и итальянским облигациям поднимутся до катастрофических отметок или если кризис охватит и Францию, то у ЕЦБ не останется иного выхода, как позабыть об осторожности и начать действовать. Альтернатива — волна дефолтов и развал еврозоны.

Даже в Германии угроза экономического коллапса в масштабах всей Европы вызывает страх. Все больше немецких политиков начинают говорить, что одних мер жесткой экономии может оказаться недостаточно. Экономическая катастрофа торговых партнеров Германии не пощадит и зависимую от экспорта экономику Германии.

Не случайно газета Die Welt предсказывает, что правительство Меркель еще может изменить свою позицию по вопросу покупки облигаций. Немцы часто приводят гиперинфляцию 20-х годов прошлого столетия как пример последствий бездумного печатания денег, но гораздо реже вспоминают начало 1930-х годов, когда при канцлере Генрихе Брюнинге в стране царила страшная нищета и массовая безработица, во многом способствовавшие приходу к власти нацистов.

Даже упрямые немцы могут предпочесть экономическому коллапсу включение печатного станка, но и в этом случае последнее слово останется за ЕЦБ.