Стратегия и шансы Саркози

Евгения Новикова
25 ноября 2011, 11:03

Менее чем за полгода до выборов на главный пост страны французы признают существование опасности выхода во второй тур кандидата от националистов. Ведущие политические партии развернули борьбу за симпатии пролетариата. Исход президентских выборов во Франции зависит от его предпочтений.

Фото: AP
Исход президентских выборов во Франции зависит от пролетариата

Актуальные вопросы

За пять месяцев до президентских выборов во Франции аналитики не сомневаются в том, что голосование пройдет в два тура, но никто не возьмется с уверенностью утверждать, кто же из трех основных кандидатов выйдет во второй тур. «Боюсь, что Марин Ле Пен имеет хорошие шансы занять второе место в первом туре» – такие суждения высказывают представители как политической элиты, так и экспертного сообщества. Для них ясно одно: 40% населения страны представляют наемные работники. Традиционно они являются электоральной базой правых. Кому удастся заручиться их поддержкой – партии власти во главе с Николя Саркози, социалистам во главе с Франсуа Олландом или «Народному фронту» во главе с Марин Ле Пен – тот и получит престижное кресло в Елисейском дворце.

Экономический кризис в ЕС плюс перспективы потери Францией наивысшего кредитного рейтинга ААА уже в ближайшее время, безработица, вызванная сокращением рабочих мест, плюс вопросы безопасности, возникающие из-за притока беженцев «арабской весны», – вот те проблемы, с которыми сталкиваются власти страны и ее граждане. Именно вокруг этих тем и развиваются сегодня споры между основными политическими партиями.

Как признался «Эксперту Online» французский финансовый аналитик, близкий к правительству, сегодня в Париже на первый план выходит не тема спасения еврозоны, а проблема сохранения суверенного кредитного рейтинга. Как отметило агентство Fitch 23 ноября 2011 года, Франция, имеющая ныне наивысший кредитный рейтинг ААА, исчерпала возможности для увеличения госдолга без потери трех А. При дальнейшем усугублении долгового кризиса в еврозоне увеличится число вероятных (условных) обязательств, которые будут «оседать» на долговом балансе страны.

По данным финансового аналитика из Парижа, дефицит госбюджета на 2011 год составляет 95 млрд евро, прогноз на 2012 год – 81 млрд евро (при объеме расходной части 370 млрд евро). Что касается социального бюджета (это деньги на общественные нужды, которыми управляет не государство, а специально созданная для этих целей структура. На 2012 год объем расходной части социального бюджета составляет 400 млрд евро), то его дефицит в 2011 году составляет 18 млрд евро, на 2012 год – 14 млрд евро. Правительство Франции представило парламенту план жесткой экономии на ближайшие пять лет. Цель – свести дефицит госбюджета к нулю к 2016 году. Если в 2011-м дефицит составляет 5,7% от ВВП, то в 2012-м – 4,5%, в 2013-м – 3% от ВВП, а к 2016 году, согласно расчетам, этот показатель обнулится.

Борьба и критика

Планы правящей партии не могут вызвать восторг у французов. Ведь жесткая экономия касается всех, несмотря на внушительные цифры социального бюджета и его значительно меньшую дефицитность. Особенно тревожит французов перспектива потери работы. И хотя в течение 10 месяцев с момента потери рабочего места государство выплачивает львиную долю от зарплаты, которую экс-сотрудник получал накануне увольнения, это для граждан служит малым успокоением.

Зато социалисты используют это умело в спорах. Как заявили в среду на заседании Национальной ассамблеи депутаты от соцпартии, упрекнув министра финансов Франции Франсуа Баруана, даже самые успешные и прибыльные сектора экономики сокращают рабочие места. За 2010 год сокращения, по данным социалистов, прошли в 17% растущих предприятий – их производственные мощности выводят за рубеж, где рабочая сила значительно дешевле, чем во Франции. За последние 10 лет страна потеряла 700 тыс. рабочих мест, говорят социалисты. И даже автомобилестроительная корпорация «Пежо-Ситроен» планирует уменьшить число рабочих мест!

Баруан, представитель правящей партии, парировал: трудно говорить сегодня, в кризис, о спасении промышленности. Он отметил, что во всех странах идет сокращение инвестиций, Франция – не исключение. Он напомнил, что не так давно президент Саркози подписал специальное соглашение с «Пежо-Ситроен», где корпорация пообещала не сокращать рабочие места в ближайшие месяцы и годы. И разработан специальный механизм, позволяющий отправить часть сотрудников предпенсионного возраста на отдых раньше предусмотренного законом времени на добровольной основе с выплатой части заработной платы. Когда они достигнут пенсионного возраста, то получат пенсионные выплаты в полном объеме. Похожие договоренности правительство заключило с рядом банков: они сокращают рабочие места в инвестиционных подразделениях и в зарубежных отделениях.

Напомним, сами социалисты в рамках предвыборной стратегии провозгласили идею отказа страны от ядерной энергетики. Они заявили, что к 2025 году намерены уменьшить долю атомной энергии с нынешних 75% до 50%. Для этого придется закрыть 24 из 58 ядерных реакторов в стране. Они заключили соглашение с «зелеными», стремясь заручиться их поддержкой. После трагедии на японской АЭС в Фукусиме тема отказа от ядерной энергетики звучит приятно. Но социалисты не предоставляют французам расчетов относительно того, к какой потере рабочих мест приведет закрытие 24 реакторов и насколько повысится плата за электроэнергию при переходе с отечественной дешевой, полученной на АЭС, на дорогую из импортируемых углеводородов. Зато этот аргумент – козырь в политической борьбе партии власти с социалистами.

Еще один козырь партии Саркози, как рассказал Люк Рубан, эксперт Центра политических наук в Париже, тот факт, что соперник Саркози социалист Франсуа Олланд «никогда не имел профессиональных функций, а всю свою жизнь развивал карьеру в соцпартии». Возможно, отсюда и обещания Олланда: развивать социальный сектор, открывать новые рабочие места в той ситуации, когда на это просто нет денег. «С тем, что средства на выполнение обещаний отсутствуют, социалисты сталкиваются впервые», – отметил аналитик.

Саркози же, напротив, не имеет на этот счет иллюзий, кроме того, он очень вырос за годы президентства и показал, что умеет действовать в критические моменты. По словам Люка Рубана, «в центре его внимания финансовая безопасность и сохранение системы страхования и соцобеспечения граждан».

Вместе с тем, на звание защитника интересов народа претендует всерьез лидер «Национального фронта» Марин Ле Пен. Она, по опросам общественного мнения, могла бы набрать 16-18% и занять третье место после Саркози и Олланда. «Успех Ле Пен – это эмоциональная реакция французов, протест, – уверен Рубан. – Но ей удалось значительно обновить риторику партии и отказаться от привязки к теме Второй мировой войны, как это делал ее отец, прежний лидер партии. К тому же она - очаровательная женщина». Дело в том, что во французском обществе превалирует недоверие к политическим организациям, признает политолог. Оно не связано ни с кризисом, ни с «арабской весной». Оно связано с тем, что «у большинства населения есть ощущение, что экономическая и политическая элита страны оторвалась от жизни народа». Это грозит высокой, до 80%, явкой и протестным голосованием.

Симпатии

Средний класс, которого около 40%, симпатизирует социалистам. 20% элиты проголосуют по-разному: либо за Саркози, либо за Олланда. Пролетариат – 40% нации и электоральная база Ле Пен – размышляет.

Понятно, что без поддержки рабочих не победить ни Олланду, ни Саркози, ни Ле Пен. Олланд не ведет активной работы по привлечению их голосов. Зато Саркози и Ле Пен уже схлестнулись в борьбе. Мадам Ле Пен ведет речь о потере национального суверенитета и кризисе гражданских свобод во Франции, обещает прозрачность деятельности политической элиты, в которой так разочарованы французы. Саркози применяет другой подход. Если в 2007 году он смог перетянуть голоса электората Ле Пен, борясь на посту главы МВД с преступностью, то теперь он взялся за борьбу с безработицей, так как это главная забота наемных сотрудников. Пример тому – договоренности с «Пежо». Политологи признают: «Выборная стратегия Саркози – защита рабочего класса напрямую, через гарантии руководства предприятий, с которыми нынешний президент подписывает соглашения».

Внешняя политика правительства также подвергается нападкам политических оппонентов за малую эффективность. Как заявили они на «правительственном часе» в Национальном собрании в среду, критикуя главу МИД Алена Жюппе, Франция имеет большой опыт по сравнению с другими государствами в оказании помощи народам, борющимся за свои права. Как эффективнее поддержать народы Египта, Туниса и Сирии? Жюппе ответил депутатам, что Париж обеспокоен развитием ситуации в Египте. Но, предупредил он, нельзя требовать от властей проведения выборов, а потом не признать их результаты. Придется с ними соглашаться, хотя очевидно, что та партия, которая пользуется в Египте большей популярностью сейчас, «кажется неподобающей», признался Жюппе. Говоря о ситуации в Сирии, глава МИД Франции сообщил, что встретился в среду с главой Сирийского нацсовета (СНС) Бурханом Гальюном: «Франция пытается задать Сирии ориентир на свободу и демократию».

Очевидно, Жюппе было несложно сориентировать Гальюна на эти ценности цивилизованного общества. Гальюн давно не жил в Сирии. Он парижанин и профессор Сорбонны. И ему, естественно, было легко рассуждать на тему демократии с главой французской дипломатии. После встречи стало известно, что Франция признала СНС законным партнером по переговорам. Жюппе призвал Национальный совет объединить все оппозиционные группы в стране. Париж, в свою очередь, пообещал предложить ЕС «создать гуманитарные коридоры» в Сирии для доставки помощи нуждающимся жителям страны. Военное вторжение он исключил. Но можно представить, что по этим коридорам, несмотря на эмбарго, в страну потечет оружие.

Внешняя политика не станет важным фактором в предвыборной кампании, если, конечно, не произойдет какое-либо экстраординарное событие. Во избежание случайностей такого рода Париж, скорее всего, приложит немало усилий к тому, чтобы поучаствовать в разрешении сирийского кризиса исключительно в дипломатическом формате. Бескровный и необременительный, к тому же эффективный вариант – это то, что нужно сегодня Франции. Это то, что нужно Николя Саркози и на внутреннем контуре, и на внешнем.