«На ошибки у меня нет времени»

Михаил Белый
16 декабря 2011, 16:50

Вице-губернатор Ульяновской области Светлана Опенышева – необычный чиновник. Ее имя регулярно появляется в лентах новостных агентств и на страницах федеральных газет. Это она предложила отменить пособия для безработных, это она была готова обменяться работой с электромонтером и идти в подвал вворачивать лампочки. Ее ненавидят, ею восхищаются. Почти по-тургеневски – дескать, настоящего человека «надобно слушаться или ненавидеть». Опенышева позиционирует себя как максимально открытый чиновник. Ее мобильный известен журналистам, к ней на прием приходят бабушки, которые просят купить диван и дать в долг 150 тысяч. Опенышева входит в топ наиболее популярных российских блогеров. И когда корреспондент «Эксперта Online» позвонил ей с просьбой об интервью, Опенышева отреагировала в своем стиле: «Сегодня в четыре устроит?»

Фото: пресс-служба
Вице-губернатор Ульяновской области Светлана Опенышева

– Светлана Владимировна, вы всегда называете себя открытым чиновником и активным блогером. Зачем вам это надо?

– Поводы писать посты сами по себе появляются. Я не сижу и не ломаю голову – а что бы придумать такого, чтобы все меня начали цитировать? Может быть, это такой мой подход, чтобы оградить от всего негатива своих коллег. Беру удар на себя, чтобы их не критиковали. Очень трудно внутри себя перебороть отношение к критике. Однако у меня к критике выработался иммунитет.

– Вы же читали и мои критичные по отношению к вам публикации. Как вы к этому относитесь?

– Нормально. Я же могла на тебя обидеться и забанить. Иногда, конечно, разозлюсь и думаю – больше с Белым не буду разговаривать. Но в итоге мы же с тобой общаемся, как видишь. Просто я уважаю людей, уважаю различные точки зрения и стараюсь всегда прислушиваться.

– Светлана Владимировна, вы много раз говорили, что любите общаться с рядовыми гражданами. Для чего вам?

– Надо всегда помнить, что сегодня я – замгубернатора, а завтра – не замгубернатора. Понятно, что я не буду дворником. У меня несколько образований, большой опыт работы в разных сферах, готовлюсь к защите диссертации. Без работы не останусь.

– С другой стороны, а что дает обществу такая ваша открытость? И вообще – не о псевдоткрытости ли идет речь?

– Периодически блогеры пишут – мол, вы там получаете бешеные зарплаты. Поэтому, как только заканчивается год, я публикую, сколько я заработала, мне скрывать нечего. Все абсолютно прозрачно. Я всегда рассказываю о своих расходах – куда и чего потратила. Правда, люди все равно не перестают писать, как мы якобы жируем, а они такие бедные и несчастные. Но я думаю, что каждый свою судьбу строит сам. Если ты серый и убогий, таким себя чувствуешь внутри, то таким и будешь. И расти не будешь. И самореализацией ты заниматься не будешь. Чтобы такого не было, надо постоянно заниматься самообразованием.

– История о том, как вице-губернатор едва не переквалифицировалась в электромонтера, обошла все федеральные СМИ. Зачем нужен был такой эксперимент?

– Я была в командировке, у меня было море свободного времени – то в аэропорту, то в переездах. Мне нечем было заняться. Таким образом я просто поразвлекалась. Мне было все равно, нужно было убить время.

– Но скажите честно – вы действительно были готовы поменяться работой? Ведь эксперимент так ничем и не закончился…

– Я не хотела идти лампочки вворачивать. Я сама позвонила этому монтеру, спросила: ты скажи, что ты хочешь увидеть в нашей работе? Ведь надо системно решать любые вопросы.

– Но над этой затеей и смеялись, и издевались…

– Это хорошо! Я часто пишу, что сегодня необходимо менять сознание человека, поскольку позитива и добра очень мало. Люди очень мало улыбаются. Я рада, когда люди смеются. Пусть посмеются! Я дала повод посмеяться. Нужно к жизни всегда относиться с улыбкой. Мне часто говорят: Опенышева, слушай, тут такое произошло, а ты улыбаешься. Ведь люди болеют от злости, от плохого настроения, сами себя съедают. А я хочу прожить долго, так как у меня еще ребенок маленький.

– Светлана Владимировна, а со мной работой поменяетесь на денек?

– Нет, журналистом я не пойду. Я же пишу так, как чувствую, а журналист должен преподносить информацию особым образом.

- Кстати, вас часто упрекают в неграмотности. Те же блогеры то и дело указывают на орфографические ошибки в ваших постах…

– Я не филолог. Бывает, что ошибки допускаю из-за того, что пишу свои посты в дороге, хотя стараюсь перечитывать то, что написала. Я что, должна быть, как автор словаря? Зачем? Я могу орфографию поставить, но зачем? У меня нет на это столько времени. Не думаю, что у меня такие убийственные ошибки. Хотя часто говорят – дескать, Опенышева завернула так, что не поймешь, что она сказала. У меня просто мысль бежит впереди.

– В ваших постах то и дело звучат идеи, которые вызывают серьезный резонанс. Как-то, например, вы предложили не выплачивать людям пособия по безработице…

– Я и сегодня придерживаюсь такого мнения. Мы начинаем наше общество баловать.

– Странно звучит. Баловать эти мизерными пособиями?

– Я просто думаю, что людей надо обеспечить работой, а не обеспечивать их пособиями.

– Но в этом-то вся и беда, что на селе, например, работы просто нет…

– Я много езжу по районам области и в последнее время стала замечать, что в деревнях перестали обрабатываться огороды. Люди перестали держать скотину. Мужья поехали на заработки, а жены начали пить. Вот это – да, большая проблема. Минсельхоз постоянно рассказывает, что можно заниматься подсобным хозяйством, на это даются деньги. Можно купить свинью. Хотя мне говорят – ты попробуй ее вырасти, ее же кормить нужно. Но раньше ведь держали и кормили. И вообще – если раньше у нас люди работали круглый год, то сейчас у нас народ избаловался до того, что, начиная с мая по сентябрь, уходит на грибы и ягоды. А в октябре выходит и говорят – так, давайте нам опять работу. Многие люди, которые сидят дома и получают пособия по безработице, еще где-то работают – неофициально, кто-то на полставки.

– Но должна быть нормальная работа и достойная зарплата…

– В той же бюджетной сфере заработная плата все время поднимается довольно-таки хорошо. Те, у кого есть мозги, заработать могут.

– И в Ульяновске тоже?

– Да. И в Ульяновске. Ты же вот зарабатываешь.

- Мне платит московский работодатель…

– Какая разница! Ты же знаешь – чем язвительнее ты напишешь, тем лучше тебе заплатят, тебя будут читать.

– Тогда как объяснить вот такой парадокс. Вы рассказываете, как здорово жить в Ульяновской области, а молодежь отсюда массово уезжает. Если брать выпускников вузов, то из их числа 20-25% покидают регион, среди тех, кто окончил школу, эта цифра еще больше.

– Утечка мозгов есть везде. И из Пензы, и из Чувашии, и из Самары уезжают. Просто многим очень хочется уехать из дома. Молодежи нужны развлечения – в Москве ночные клубы, погулять можно. Многие родители, чьи дети куда-то уехали из Ульяновска, вынуждены им помогать. Карьерный рост возможен и у нас, зависит только от желания.

– А что надо сделать, чтобы из Ульяновска не уезжали?

– Давай посмотрим, что уже сделано губернатором. Например, сейчас ставится вопрос о повышении престижа рабочих специальностей. Нужно реализовать цепочку «школа – техникум – вуз – предприятие». Сейчас собираемся формировать в школах специальные классы – агропромышленные, милицейские. Но куда уезжают наши студенты после окончания университета? Они же в основном не устраиваются по специальности.

– Светлана Владимировна, а как складывалась лично ваша карьера?

– Вот слышу – дескать, Опенышева взялась из какой-то там грязи и стала заместителем губернатора. Давайте посмотрим на мою карьерную лестницу. Я получила образование в нашем Политехе, уехала в Прибалтику, ходила по предприятиям, никуда устроиться не могла. Зашла на рынок – там был комбинат бытового обслуживания. Мне предложили пойти работать инженером по подготовке производства. Я согласилась – все равно же после института куда-то надо устраиваться. Потом мне предложили стать инженером по стандартизации. Когда мне сказали, что в чем-то разбираться смогу не ранее, чем через год, я очень удивилась – я что, такая тупая? На самом деле действительно вникла в работу только примерно спустя год. Когда началось реформирование, сокращение, я перешла инженером-технологом в швейное ателье. Мне нужно было знать все производство, мне было интересно шить шапки. И даже сейчас я могу рассказать, как правильно взять шкурку и растянуть. Никогда не знала, как шпон наклеивается на мебель, но специально шла и смотрела. Я во все старалась вникать сама. Я все производства прошла, хорошо их знала. А потом я возглавила комсомольскую организацию, там 700 человек было.

– Из Прибалтики вы все же вернулись в родной Димитровград. А здесь удалось найти место под солнцем?

– Когда я вернулась сюда, то оказалось, что работы здесь нет вообще. И тогда я пошла на курсы бухгалтеров, хотя мне не очень нравится бумажная работа. Выучилась на бухгалтера и пошла работать в комбинат бытового обслуживания. Лет семь я работала бухгалтером. После этого, когда Сергей Морозов выиграл выборы мэра в Димитровграде (второй по величине город Ульяновской области. – Прим. «Эксперт Online»), он мне сказал – пошли работать в администрацию. Поскольку на тот момент все деньги разворовывали, нужно было создавать контрольно-ревизионное управление. Я его возглавила.

– А сейчас, когда вы стали вице-губернатором, скажите честно – трудно работать?

– Морозов Сергей Иванович по стилю работы является тем рулевым, который ведет всю команду. Если честно, мы даже его не догоняем. Он как-то сказал: ну почему вы не можете мыслить, как я? А мы ответили: Сергей Иванович, да потому, что мы – не вы. Морозов – человек, который мыслит по-иному. Когда ты смотришь, как он работает, ты не можешь работать хуже.

– Не столь давно вы заявили: «Я была, есть и буду членом „Единой России”». В свете последних событий вы свои убеждения не будете пересматривать?

– Партия власти была всегда. Если «Единую Россию» трансформировать в какую-то другую партию, мы также перетрансформируемся в другую партию.

– «Единую Россию» называют партией жуликов и воров. Вас это не смущает?

– Я считаю, что это неправильное выражение. Народ на протяжении всей истории никогда не был доволен властью. Приведу простой пример. Люди кричат: нас обворовывают, давайте мы создадим свое ТСЖ. Создают. Ставят во главе этого ТСЖ самого принципиального человека – какого-нибудь Ивана Сергеевича, который ходил всегда по инстанциям, всего добивался. Положительный такой человек. Проходит время. И что же начинается? Этого Ивана Сергеевича тоже начинают обвинять, что он вор, хотя он отстаивает интересы людей. Он ничего не трогал, не брал. Наверное, это менталитет русского человека – всегда обвинять кого-то. Как говорят, сдохла у соседа корова – и счастливый.

– Из ваших слов я понял, что «Единая Россия» – партия честных людей. Давайте вспомним выборы 4 декабря. В Карсунском районе Ульяновской области ЕР набрала свыше 80%. Район уже в шутку называют «маленькой Чечней». Как объяснить такой результат?

– Я подошла после выборов к главе района – Чубарову. И спросила: Чубаров, объясни, как ты так смог?! Просто он – единое целое со своим народом. И народ этому человеку верит, поскольку он делами показывает, что и как делается в районе.

– А вот некоторые местные чиновники объясняют такой результат тем, что в Карсуне есть художественная школа…

– Ты хочешь сказать, что пририсовать результаты удобнее?

– А я вот неоднократно слышал от сельских жителей, что за «Единую Россию» они голосовали по одной простой причине. Многим прямо сказали: если не проголосуете, то дорогу в деревню чистить не будут, хлеб будут привозить нерегулярно…

– Страна не без идиотов. И во власти тоже есть полудурки. Но народ всегда озлобляется, когда его что-то заставляют делать. Тем более никто никогда не увидит, кто за кого проголосовал.

– Светлана Владимировна, так был использован на выборах административный ресурс?

– С моей стороны не был.

– Вам не показались эти выборы особенными? Хотя бы в части повышенной гражданской активности. Молодежь шла голосовать, например.

– Молодежь шла просто так, по приколу. В интернете договорились и пошли. А чем лучше ЛДПР, «Справедливая Россия» и КПРФ? Хотя, конечно, результаты этих выборов симптоматичны, выводы должны быть сделаны обязательно.

- Светлана Владимировна, в конце нашего разговора, раскройте, пожалуйста, секрет, откуда берутся все эти фишки – про памятник букве «Ё», про акцию «Роди патриота»…

– Это фишки губернатора. А что в них плохого? Губернатор ищет любые поводы, чтобы об области говорили.

– Для чего?

– Простой пример: если раньше ты приезжал в Москву и говорил, что из Ульяновской области, многие думали, что ты откуда-то из Сибири. Самару знают, Казань знают, а Ульяновск – нет. А теперь нас все знают. Это прежде всего народу нужно, чтобы о нас говорили. Например, если о человеке не говорят, можно сказать, что он умер. Вот многие задают вопрос: как сделать так, чтобы Ульяновск действительно был авиационной столицей России?

– И что же для этого требуется?

– Об этом надо говорить. Это должно быть в сознании каждого человека. Не хочу никого обидеть, но беда в том, что в Ульяновске мало креатива. Может, это объясняется тем, что у нас две реки текут в разные стороны? Губернатор пытается расшевелить наших людей.

– Слышал, что в Ульяновске люди не очень приветливые. Некоторые жалуются: мигнешь фарами, предупредишь о гаишниках, а в ответ даже руку в знак благодарности не поднимут.

– Мигать-то мигают, но руку поднимают редко, это так.

– А вы мигаете?

– Обязательно! Всегда! Руку не поднимаю, но головой киваю, благодарю.