Русский музей попал в цифровую пучину

Москва, 20.12.2011
В Государственном Русском музее (ГРМ) появились сразу два новых цифровых сервиса — мультимедийный центр и «дополненная реальность». Оба проекта, реализованные на средства благотворительного фонда «Система», вызвали бурное обсуждение на круглом столе, который прошел в Михайловском дворце в Санкт-Петербурге.

Иллюстрация: Эксперт Online

Мультимедийный центр расположен  в западном павильоне-кордегардии Михайловского (Инженерного) замка, который тоже входит в обширные владения ГРМ. Его основа — снятые в очень высоком разрешении (до 60 тыс. пикселей по горизонтали) картины из собрания музея. В небольшом зале они могут проецироваться на огромный восьмиметровый цилиндрический экран, управляемый с помощью сенсорной панели. Оператор имеет возможность получить доступ к оцифрованным картинам из базы данных и демонстрировать любые ее элементы. Всю технологию разработала компания «Полдень». Мультимедийный центр — это не только просветительское учреждение, хотя лекции из него могут транслироваться во все 96 цифровых филиалов Русского музея. Так, подробно оцифрованные картины помогают еще и бороться с подделками (многие музеи боятся, что при выезде за рубеж их картины подменят на современные копии). Картины отсняты настолько подробно, что видна каждая трещинка (кракелюр) на красочном или лаковом слое. Как отметил генеральный директор русского музея Владимир Гусев, «кракелюр — это как отпечаток пальца человека, его подделать нельзя». Так что теперь проблема подмены картин может быть снята. Правда, пока с таким качеством оцифровано лишь 30 полотен (всего в Русском музее 400 тыс. единиц хранения). «В принципе музей заинтересован в расширении этой работы. Теперь осталось дождаться решения благотворительного фонда "Система" о продолжении финансирования этого проекта», — заметил «Эксперту Online» Дмитрий Остроглядов, генеральный директор фирмы «Полдень».

Второй цифровой проект имеет отношение только к просвещению. Это так называемая дополненная реальность (augmented reality, AR) — технология, позволяющая дополнять восприятие реального мира виртуальными элементами, которые загружаются на смартфон или мобильный компьютер с камерой. Например, если вы в незнакомом городе фотографируете какой-то красивый дом, то вам на телефон может прийти информация об архитекторе, истории памятника, его знаменитых жильцах, сфотографировали этикетку бутылки вина — информация о данном вине и виноделе. Конечно, под эту услугу должна быть соответствующая база данных у провайдера и софт по распознаванию образов. В Русском музее реальный мир — это живописные произведения. А дополненная реальность — это видео, аудиоролики, тексты и изображения, которые размещены на сервере виртуального филиала Русского музея. Доступ к информации по картине — с помощью фотографии так называемого QR-кода, который будет висеть рядом с картиной или в каталоге, на буклетах, открытках. Посетители смогут считывать QR-коды дома через web-камеру и дома.

Насколько важна для восприятия картины дополнительная информация, Владимир Гусев продемонстрировал на примере полотна  Григория Чернецова «Парад и молебствие по случаю окончания военных действий в Царстве Польском 6 октября 1831 года на Царицыном лугу в Петербурге», где художник скурпулезно запечатлел всю элиту того времени, 233 персонажа: государя императора и Бенкендорфа, Пушкина и Жуковского, Гнедича и Крылова, Брюллова и Свиньина. Но вряд ли даже просвещенный современный посетитель узнает хотя бы 10 персонажей, не говоря уже об историях их жизни (например, один из персонажей полотна — лишенный ноги герой войны 1812 года генерал Сукин был потом назначен комендантом Петропавловской крепости, и многие декабристы вспоминали стук его деревянного протеза). Сам повод для картины — подавление Польского восстания в 1830–1831 годов — тоже освящается в школьных учебниках истории вскользь.

Зачем нужны все эти «дополненные реальности», если информацию сейчас просто можно скачать из интернета? У Гусева есть ответ на этот вопрос: «Прогресс технологический сопровождается прогрессом невежества и неграмотности. Для нас важна точность информации». Русский музей будет сам генерировать и контролировать качество информации, которая попадает в дополненную реальность. А решением всех технических задач занимается крупнейший оператор связи России МТС. «Дополненная реальность решает три задачи — мотивация (для молодежи), прокладка маршрута (внутри зашит в путеводитель по помещениям) и помощь в созерцании и восприятии, последнее для нас самое главное», — отметил заведующий сектором музейно-педагогических технологий  Российского центра музейной педагогики и детского творчества Русского музея Алексей Бойко.

Несмотря на то что генеральный директор Русского музея поддерживает оба проекта и быстро (хоть уже и немолод) вникает в суть цифровых технологий, делать что-либо технологически новое в питерских дворцах архисложно. Начиная от выстраивания отношений с музейными работниками и заканчивая разрешением на дырку для проводки в полутораметровом перекрытии очередного памятника архитектуры федерального значения. Однако музеям все равно деваться некуда — или встраиваться в цифровой мир, или потерять интерес публики, в первую очередь молодой.

На круглом столе было высказано несколько версий, как должен функционировать музей будущего. «Современный музей — это экран, который обращен к внешней среде», — считает Алексей Бойко. Он должен стать более привлекательным для молодых, научится общаться с детьми. Как отметила Лия Лившиц из Эрмитажа, пока ни на сайте ее музея, ни на сайте Русского музея специального раздела для детей нет. А на Западе такие уже есть — и все они сделаны в концепции «эдьютеймент» (еdutaiment) — слияния образования и игры. Причем это может быть игра и на порталах музея, и вне его, вплоть до изготовления с мамой дома кексов, которые похожи на знаменитые заснеженные стога Клода Моне. «Ребенок первого-пятого классов уже внутренне геймифицирован», — отмечает Бойко. Поэтому сконцентрировать его внимание гораздо легче с помощью игры. Впрочем, в различные игры музей должен вовлекать и взрослых.

«Мы сейчас в начале пути, — резюмировал дискуссию Гусев. — Многие нас обвиняют, что мы подменяем культуру эрзацем. Но, посетив наши виртуальные филиалы, люди стремятся попасть в настоящий Русский музей. Новый путь для музеев — это игра-просвещение-информация».

У партнеров

    Новости партнеров

    Tоп

    1. Курс доллара пробил невероятный уровень
      Курс доллара пробил невероятный уровень
    2. Лидер прошедшей в Европарламент партии из Нидерландов сделал громкое заявление по катастрофе MH17
      Лидер прошедшей в Европарламент партии из Нидерландов сделал громкое заявление по катастрофе MH17
    3. Зеленский впервые высказался по поводу «Северного потока-2»
      Зеленский впервые высказался по поводу «Северного потока-2»
    Реклама