«Всего лишь молодой генерал»

Андрей Ланьков, Мария Лекух
23 декабря 2011, 09:30

Молодой генерал северокорейской армии Ким Чен Ын формально так и не был провозглашен наследником умершего недавно Ким Чен Ира, сообщил в интервью программе «Свой взгляд на мир» телеканала «Эксперт-ТВ» Андрей Ланьков, эксперт по КНДР, профессор сеульского университета Кунмин. По его словам, военная и партийная элита Северной Кореи, скорее всего, согласится на кандидатуру Ким Чен Ына, так как на сегодня он является единственным легитимным в глазах корейцев правителем КНДР, а значит, и гарантом стабильности для правящей верхушки.

Фото: my-f5.livejournal.com
Андрей Ланьков, эксперт по КНДР, профессор сеульского университета Кунмин

– Андрей Николаевич, к чему приведет нынешняя неожиданная смена власти в КНДР?

– Ну, я не пророк… Сказать сейчас очень сложно. Тем более что Ким Чен Ир скончался, не успев подготовить передачу власти своему сыну. Скорее всего, они планировали проведение какого-нибудь крупного мероприятия, вероятно, съезда партии, на следующий год. И на этом съезде, скорее всего, ожидалось, что Ким Чен Ын будет официально провозглашен наследником. Дело в том, что формально на момент смерти своего отца Ким Чен Ын наследником не являлся. Он являлся просто самым молодым генералом корейской армии. И все. Но отец умер, умер внезапно. Скорее всего, несмотря на формально незаконченную передачу власти, Ким Чен Ын станет новым верховным руководителем Кореи. Дело в том, что у него есть одно важное преимущество – он сын своего отца и внук своего деда. Фактически Северная Корея – это абсолютная монархия, где все понимают, что человек из семьи Кимов будет воспринят как более или менее легитимный правитель. Кроме того, члены элиты отлично осознают, что если они начнут драться между собой, если кто-то из них сможет организовать успешный переворот, скорее всего, это приведет к дестабилизации положения в стране, а рядом Южная Корея, огромная, процветающая и очень заманчивая для подавляющего большинства северных корейцев. Есть большой риск, что ситуация просто выйдет из-под контроля. Поэтому северокорейская элита осторожна. Она готова признать нового руководителя, особенно если он из семьи Кимов, просто потому, что это вопрос сохранения режима и сохранения их собственной власти. У них особенной альтернативы нет. Я думаю, что несмотря на то, что все сейчас будет происходить с некоторой поспешностью, Ким Чен Ын останется у власти. Разумеется, у него будут советники, а фактически даже регент. Скорее всего, главным советчиком и наставником станет его дядя Чан Сон Тхэк, но пока об этом говорить рано. Скорее всего, там они и между собой будут очень активно сражаться. Так что кого-то могут и мягко удалить, а кто-то может и потерять голову. Будет, скорее всего, борьба за то, кто станет главным советником при Ким Чен Ыне… И на первых порах он будет слушать этих советников и продолжать линию своего отца. Потому что политика Ким Чен Ира, какой бы странной она нам ни казалась, в общем, была безальтернативная. Главной ее целью было сохранение политической стабильности, сохранение своего государства любой ценой. Ну и сохранение себя и своей семьи во главе этого государства. И, честно говоря, любые реформы, например китайского образца, это крайне опасная затея в условиях Северной Кореи. Скорее всего, в ближайшее время их не будет. Будет новый человек, очень молодой, похожий на отца и невероятно похожий на деда, такой же, как они, толстенький, невысокого роста. Ну, что из этого получится? Неизвестно. Ближайший прогноз – продолжение того, что мы видели в последние годы с Ким Чен Иром.

– А что сейчас происходит в экономике страны, от состояния которой зависят чаще всего изменения в политическом курсе Пхеньяна? Северокорейцы пошли на новый раунд переговоров и основным вопросом снова стали поставки продовольствия. Это означает, что дела плохи?

– Ситуация по северокорейским меркам неплохая. Сообщения о том, что там голод надвигается, – это досужие разговоры. Да, Северная Корея очень бедная страна. Это очень бедная страна. Даже беднее того, что могут себе представить россияне. Но она всегда была бедной. Она была бедной при предшествующих режимах. Да, большинство северокорейцев недоедают. Но они недоедали и раньше при японцах, и при династии Чосон, и при династии Корё они тоже недоедали. То есть для северокорейцев это достаточно нормальная ситуация. Голод стране сейчас не грозит. Продовольствие сейчас есть. Когда его немножко не хватает, его подкидывает, правда, не очень щедро, в пределах минимума, Китай. И судя по всему, экономическая ситуация довольно стабильная. Она точно существенно лучше, чем десять лет назад. Да, это очень низкий уровень, но в принципе какой-то минимум еды – миска риса – у них есть. Только не стоит говорить «миска риса». Это очень смешно, когда у нас говорят, что бедные корейцы питаются рисом. Это все равно что сказать, что бедный русский питается исключительно бутербродами с икрой. Рис для севера – это пища элиты, обычные корейцы видят рис по праздникам, а едят кукурузу. И вот этой самой кукурузы, похоже, хватает. В последние годы она есть у всех. С такого количества не растолстеешь, конечно, но она есть. А драматические сообщения о том, что там сейчас начнется голод, – это результат политических игр. Причем странных игр, в которые играют в две руки с одной стороны северокорейское правительство, которому нужно выудить побольше помощи из внешнего мира, а с другой – лобби организаций, занимающихся получением и распределением этой помощи. А иногда еще подыгрывают оппоненты северокорейского режима. Такая очень странная коалиция. Объективная информация, которая оттуда поступает, не дает никаких оснований для беспокойства. Да, неприятная ситуация, но в значительной части земного шара она еще хуже.

– Тренд этого года – восстания и революции, которые буквально потрясли мир. Многие устойчивые режимы прекратили свое существование в 2011-м. Существует ли в КНДР потенциал стихийных беспорядков?

– Существует, но очень небольшой. Они происходят. Первые стихийные беспорядки имели место в 2005 году. И с тех пор какие-то мелкие проблемы возникают. Обычно это связано с попытками ограничить деятельность частных торговцев и рынков. Ни к каким серьезным политическим последствиям эти беспорядки не приводят, и политических требований никто не выдвигает. Надо учесть, что экономика там в большой степени – это экономика черного рынка. Это такой большой базар. Страна стала такой уже 15 лет назад. Люди кормятся с такой мелкой и мельчайшей экономики. И когда пытаются ограничить деятельность каких-нибудь торговцев, они начинают возмущаться и устраивать мелкие демонстрации. Их особо даже не наказывают. Так… иногда идут на уступки, иногда нет. Ни о какой организованной политической оппозиции сейчас и речи не идет, потому что диссиденту в Северной Корее место одно – в могиле. Страна, несмотря на заметную либерализацию последних лет, в этом не изменилась. Любая критика правительства карается смертью. Раньше каралось смертью даже недостаточное рвение. Сейчас в этом вопросе стали поспокойнее, но прямой вызов правительству – это немыслимо. Кроме того, в стране нет никаких альтернативных организаций – ни политических, ни религиозных. Нет тех основ, которые могли бы стать зародышем сопротивления и недовольства режимом. В дальней перспективе, наверное, – да, но это очень дальняя перспектива.