Фото: пресс-служба Эксперт Online

Зима еще не кончилась, холода пока не сдают позиции ни в России, ни на Украине, ни в Европе, и это хороший повод переосмыслить российско-европейские энергетические отношения.

Все очень энергично обвиняют Россию и «Газпром» персонально в недопоставках газа на европейский рынок. Но что это за недопоставка газа? Европейцы пишут огромные заявки, потому что у них, оказывается, холодно: в Италии минусовая температура, для них это непривычно, отменяют футбольные матчи; снег на Лазурном побережье Франции, в Восточной Европе, в Польше, в Венгрии на днях минус 20 было. В общем, необычные природные явления, и при этом достаточно высокие заявки на российский газ. Тут очень важный вопрос заключается в том, что последние три года Европейский союз посылал четкие сигналы относительно того, как будут развиваться наши газовые отношения. Говорилось о том, что теперь ЕС начинает а) диверсификацию; б) развитие спотового рынка. Говорилось, что долгосрочные контракты считаются неуместными, бессмысленными, что спотовый рынок будет закрывать и проблему предложения, и особенно проблему роста нагрузок в пиковые периоды, точнее, роста спроса в пиковые периоды, а сейчас пиковый период и есть. Также говорилось, что будет развиваться система подземных хранилищ газа, интерконнекторы, то есть соединяться будут, скажем, Западная и Восточная Европы, Прибалтику заберут с энергетического так называемого острова. И при этом четко говорилось: «Ну, все, Россия не нужна, найдены альтернативы – катарский СПГ, американский сланцевый газ в сжиженном виде, энергоэффективность и т.д.».

На эту тему было опубликовано много статей, особенно в последние пару лет, с общим посылом: в России катастрофа, Россию вытесняют с европейского рынка, российский газ никому не нужен, все пропало. Но уже прошлый год показал, что, несмотря на непростую ситуацию 2009-2010 года, когда спрос на российский газ, безусловно, упал и это было чувствительно, ситуация уже в 2010 году была совершенно иной. И «Газпром» восстанавливал позиции на европейском рынке газа. И не просто восстанавливал: в прошлом году поставки в Европу и в Турцию составили 150 млрд кубов. Да, это меньше, чем в 2008 году, который был рекордным, тогда мы поставляли 159 млрд кубов газа. Но, извините, это поставки уровня 2007 года, то есть это фактически второй результат в сорокалетней истории российско-европейских газовых отношений. Для сравнения, например, если мы посмотрим данные 2000-2001 года, то в 2001 году поставки в Европу составляли 127 млрд кубометров газа, то есть мы за 10 лет (если мы берем 2001 и 2011 годы) прибавили на европейском и турецком рынках, соответственно, 23 млрд кубометров газа. Это приличные объемы. Поэтому, когда нам говорят: «Ой, Россию, оказывается, вытесняют с рынка! Ой, у нее никаких нет шансов!», на самом деле мы видим, что ни о каком вытеснении говорить не приходится, а падение доли рынка не так важно, как, естественно, физические объемы поставок. Мы поставляем много, и эти поставки растут. Да, они упали в период кризиса, но в целом в динамике 10 лет ситуация выглядит в пользу России. То, что растет импорт из других регионов, означает только одно: в Европе падает собственная добыча, и она вынуждена больше импортировать. Но России-то это только выгодно. Так что все эти истории на тему падения доли России на европейском рынке не совсем корректны. Всегда надо смотреть на физический объем поставок, а они, как я уже сказал, растут.

Кстати, важный момент с точки зрения доходности поставок. Назову цифры: в 2000 году валютная выручка «Газпрома», то есть выручка от экспорта, в первую очередь европейского, составляла 11,9 млрд долларов. В прошлом году валютная выручка «Газпрома» составила 98 млрд долларов. Пожалуйста, рост валютной выручки – с 12 млрд фактически до 100. Это к вопросу о ценовой политике и прав ли был «Газпром», отказываясь идти на уступки, переходить на спотовый рынок и т.д. Так что мы видим, что ситуация там показательна, цены на российский газ на протяжении 10 лет действительно растут, при этом объемы поставок не только не падают, а увеличиваются.

Важный момент заключается в следующем: хорошо, прошло три года вот этой политики Европейского союза. И что мы видим в итоге? Спотовый рынок помогает закрывать дыры в период пикового спроса? Нет. Оказывается, что газа физически просто не существует. Цены тут же преодолевают отметку в 600 долларов за тысячу кубов. То есть фактически на 150 долларов сегодня газ на спотовом рынке дороже, чем газ по долгосрочным газпромовским контрактам. А ведь говорили, что «Газпром» негодяй и торгует газом по завышенным ценам. Вот, пожалуйста, ситуация. А почему это происходит? Потому что физически этого газа нет, и рынок не может краткосрочно этот газ найти и засунуть на европейский рынок. Все знали, что Катар завершает инвестиционный цикл. В 2012 году все, дополнительного СПГ из Катара на рынке не будет, то есть он не будет увеличивать объем поставок, это было известно. А до 2014 года новых инвестрешений принято не будет. Катару не нужны лихорадочно деньги, у него и так хватает.

Европейцы часто говорят: «Ну, мы же строим СПГ-терминалы, значит, у нас все будет хорошо». СПГ-терминалы вы, конечно, строите, а толку от этого никакого нет. Потому что, если вы построили инфраструктуру на входе в систему, но газ у вас не приходит, физически его взять неоткуда, конечно, у вас эти СПГ-терминалы будут простаивать. Сегодня так и происходит в Европе – более 50% мощностей по приему СПГ простаивают.

Другая тема – интерконнекторы и подземные хранилища газа. Вот это, казалось бы, разумная вещь. Но что здесь сделано? Да практически ничего. К огромному сожалению, в этом направлении Европа не продвинулась. Хотя, казалось бы, если бы в той же Австрии более активно развивались системы хранения газа или в Италии... Понятно, у тебя пиковый спрос, тут логика простая: берешь газ из хранилища. Вот в Венгрии, например, даже когда в 2009 году была история с Украиной – труба была перекрыта, не было проблем со спросом, а на Балканах была. Потому что в Венгрии есть система подземных хранилищ, а на Балканах нет. Ну, так делайте такую систему – это же другая философия! Нет. Фактически здесь много говорится и ничего не делается, и опять СПГ, СПГ, СПГ, терминалы, терминалы, терминалы… Это важно, но вы оценивайте, пожалуйста, ситуацию со спросом и предложением. Надо адекватнее подходить к проблеме.

И опять же мы возвращаемся к теме долгосрочных контрактов: нужны – не нужны, какова должна быть система работы этого рынка. Вот сейчас зима, можно говорить о том, что «Газпром» опять всех заморозил. А можно по-другому посмотреть на вопрос: «Ребята, а мы точно идем правильной дорогой? У нас точно российско-европейские газовые отношения по правильной логике развиваются? Нам точно нужно отменить долгосрочные контракты, отменить поставки газа из России, перейти на спотовый рынок и сидеть вот так в ожидании, когда же будет следующая холодная зима? Или все-таки пересмотреть ситуацию и подумать, как себя гарантировать с точки зрения долгосрочных поставок».

Часто задают вопрос: «Почему „Газпром” оказался неспособен поставить дополнительный объем газа?» Конечно, есть проблемы, это очевидно с точки зрения и производства газа, и доставки газа, тем более в России суточное потребление – выше 2 млрд кубов. Это больше, чем годовое потребление небольшой балканской страны. А добавьте еще 0,6 млрд кубов в сутки на Украине – вот и получите результат. Тут и возникает вопрос: «Ребята, вы хотите получать газ в долгосрочном периоде? Так давайте посмотрим, как мы будем долгосрочно работать». Потому что, действительно, сейчас нужно инвестировать огромные деньги в гринфилды, не понимая, что будет со спросом. Я лично считаю, что можно рискнуть в этой ситуации, потому что ситуация на газовом рынке такова, что газ, на мой взгляд, будет востребованным товаром. Но и осторожность понятна, потому что, еще раз говорю, сейчас цена серьезного крупного проекта в газовой отрасли – 20-30 млрд долларов. Инвестрешения колоссальные и риски колоссальные. Поэтому нам, безусловно, надо пересмотреть эту ситуацию. У европейцев есть логичные вопросы: «А сколько вы произведете газа? А какие гарантии?» – они нормальные, их нужно рассматривать. Но, с другой стороны, и у России есть логичные вопросы: «Что будет с системой контрактования? Какой будет объем спроса?» На них тоже нужно отвечать. Поэтому, мне кажется, эта зима показала, что иллюзии, будто европейцы выживут без российского газа, рассеиваются, и нам нужно вместо агрессивного подхода друг к другу опять возвращаться к подходу коммерческому, садиться за стол и обсуждать, что будет после 2020 года, это очень важно.

У партнеров




    Коллектив «Полюса» заработал благодарность президента

    Коллектив компании ПАО «Полюс» получил благодарность президента России Владимира Путина за заслуги в развитии золотодобывающей отрасли и высокие производственные показатели. «Полюс», крупнейший золотодобытчик в России и один из десяти крупнейших в мире, последовательно наращивает объем производства

    Одно из направлений в искусстве

    7-9 ноября впервые состоится Международная форум в области дизайна и архитектуры «Best for Life», который пройдет в Италии. В рамках форума организована премия «Best For Life Award» в области промышленного и цифрового дизайна, архитектуры и визуальных коммуникаций

    Открой #Моспром

    Москвичи и гости столицы стали участниками проекта «Открой#Моспром» и своими глазами увидели работу московских промышленных предприятий. Они посетили крупнейшую в Европе фабрику мороженого «Баскин Роббинс», завод известного на весь мир производителя напитков — Coca-Cola HBC Россия и многие другие точки на карте высокотехнологичной промышленности столицы

    Меньше серы, больше «цифры»

    «Норильский никель» ведет масштабную модернизацию производства, призванную существенно сократить негативное влияние на окружающую среду, и готовит к выпуску новый продукт для инвесторов — токены на металлы

    Маркировка товаров: что делать и чего ожидать бизнесу

    с 1 июля стала обязательной маркировка табака, в декабре 2019 года добавят еще четыре товарные группы. Штраф за нарушение закона о маркировке будет достигать 300 тысяч рублей
    Новости партнеров

    Tоп

    1. «Буревестник» отправят на доработку
      Авария на испытаниях новой российской крылатой ракеты неограниченной дальности ясно показала, что это оружие требует целой серии дополнительных испытаний двигательных установок, которые должны слаженно работать на всех режимах полета, в том числе при сложных маневрах, которые это изделие совершает для преодоления систем ПВО и ПРО
    2. Инвесторы разлюбили сланцевиков
      Несмотря на то, что сланцевые компании добывают рекордные объемы нефти и газа, им все труднее находить инвесторов, готовых вкладывать в них деньги.
    3. Второе дыхание «Одного пояса, одного пути»
      По оценкам Всемирного банка, уже построены или находятся в процессе строительства железные дороги и автострады, порты и множество других проектов общей стоимостью 575 млрд долларов
    Реклама