Одного интернета мало

Валентин Мальцев
15 февраля 2012, 13:52
Фото: EPA
Интернет-гигант Google будет очень агрессивно развиваться и выходить на новые рынки

Совсем недавно стало известно, что Google планирует израсходовать 120 млн долларов на расширение своей штаб-квартиры в Маунтин-Вью. Офис будет увеличен по площади. Зачем компании понадобились такие траты – загадка. Но в СМИ циркулируют разной степени доверия слухи о том, что Google открыла какую-то секретную лабораторию, в которой будет заниматься тестированием новых потребительских устройств. В Googleplex якобы недавно завозили оборудование для тестирования беспроводных гаджетов.

Помимо этого интернет-гигант уже возводит новое отдельно стоящее здание площадью 11 тыс. кв. м, в котором будет конференц-зал, музей, зал для почетных гостей компании и... еще одна лаборатория.

В том, что Google заинтересована в выходе на рынок потребительских гаджетов, сомнений быть не может. Накануне стало известно, что власти ЕС и США разрешили компании приобрести Motorola Mobility – одного из крупнейших мировых производителей устройств под управлением операционной системы Android. В прошлом году сообщалось, что эта сделка будет стоить интернет-гиганту 12,5 млрд долларов. Тогда заявлялось, что вендор нужен Google скорее для того, чтобы получить доступ к патентному портфолио Motorola. Логика в таких действиях была: компании Ларри Пейджа надо было отбиваться от нападок Apple на ее партнеров. Юристы из Купертино, кажется, были готовы отправить повестки в суд всем производителям гаджетов на Android.

Но теперь становится ясно, что дело тут не только в патентах. Google намерена активно участвовать в разработке новых девайсов. И, возможно, интерес компании не ограничен одними только телефонами. Android уже доказала свою состоятельность в качестве платформы для телевизоров, игровых консолей, небольших компьютеров и разного рода бытовой техники. Кажется, китайцы выпустили на этой операционной системе даже несколько микроволновых печей.

А влиятельная американская газета The New York Times недавно рассказала даже о том, что Google готовится выпустить под собственным брендом домашнюю музыкальную систему. Якобы руководство компании вынашивает эти планы уже полтора года. Особенность системы будет состоять в том, что она станет беспроводной. Колонки будут связываться с источником звука по новым беспроводным интерфейсам, а уж никак не традиционными проводами. Аудиосистема сможет загружать музыку из онлайн-хранилища, представленного Google в конце прошлого года, и выводить ее на динамики без использования устройств-посредников.

Тут стоит напомнить, что еще полтора года назад интернет-гигант пытался выйти на рынок телевидения. Проект Google TV был холодно встречен и экспертами, и простыми потребителями. Руководство интернет-гиганта, судя по всему, решило, что причина провала – участие компании только в создании софта, а не всего цельного продукта. И теперь намерено взяться и за «железо».

К чему все эти телодвижения и малопонятные решения? Очевидно, «новый старый» главный исполнительный директор компании Ларри Пейдж решил существенно диверсифицировать бизнес-гиганта. Дело в том, что сейчас Google зарабатывает почти все свои деньги исключительно на онлайн-рекламе. Это перспективный, постоянно растущий бизнес, но он может претерпеть значительные изменения. Дело в том, что на рынке персональных компьютеров фокус смещается в сторону устройств, постоянно подключенных к интернету. Вдобавок ко всему многие аналитики говорят, что глобальная сеть будущего – это не система взаимосвязанных гиперссылок и веб-страниц, как сейчас, а совокупность разрозненных онлайн-приложений. Так, пользователи современных мобильных гаджетов, для того чтобы почитать свой любимый журнал, например, все чаще загружают соответствующее приложение из AppStore или Android Market, а не заходят на сайт издания. Очевидно, что этот тренд будет усиливаться. Как очевидно и то, что в этих новых условиях позиции Google далеко не так устойчивы, как могло показаться еще пару лет назад.

В общем, Ларри Пейдж делает все правильно. Но не запоздалые ли его решения? Об этом мы узнаем много позже.