В поисках идеала

Вадим Пономарев
16 февраля 2012, 15:28

Министерство обороны России в ближайшие пять лет не будет закупать российскую бронетехнику. Об этом журналистам сообщил начальник Генштаба вооруженных сил генерал армии Николай Макаров. «У нас сложная ситуация с сухопутными войсками. Мы остановились с закупками бронетехники. Мы дали конструкторам пять лет на разработку новых видов военной техники», - передало его слова РИА «Новости».

Фото: picvario.com
В ближайшие пять лет основным заказчиком российской бронетехники по-прежнему будут зарубежные военные ведомства

В качестве примера он привел танк Т-90С, который государственный концерн «Уралвагонзавод» (УВЗ, Свердловская область) подает как самый современный серийный российский танк. Однако, по мнению начальника Генштаба, подходящей для российских вооруженных сил является только башня этого танка. Все остальное – корпус, ходовая, а главное – защита экипажа, не устраивает. По аналогичной причине – слабая защита от поражения минами со стороны днища – Министерство обороны отказалось от закупок боевой машины десанта БМД-4. «Фактически БМД-4 – это версия БМП-3, никакой защиты – опять все наверху, а стоит она дороже танка. Мы на эту машину как не смотрели, так и не смотрим», – сказал Макаров (начальник Генштаба, видимо, имел в виду БМД-4М – последнюю модификацию боевой машины десанта, которая в 2008 году была на 80% унифицирована с узлами и агрегатами боевой машины пехоты-3 (БМП-3)). Не устраивают Минобороны и показатели защищенности военных бронеджипов «Тигр».

Реакция «оборонки» не заставила себя долго ждать. Новый вице-премьер по ВПК Дмитрий Рогозин заявил, что «начальник Генерального штаба Вооруженных сил – не единственный, кто принимает решения о закупках вооружений и военной техники. Армия и флот будут перевооружаться планово – в соответствии с утвержденной государственной программой вооружений на период до 2020 года». «Не стоит нашим военачальникам вести спор с военной наукой и промышленностью с помощью СМИ. Есть масса иных способов решать вопросы. (…) В НАТО, например, подобное представить себе сложно», – написал в своем блоге в Facebook Дмитрий Рогозин, который до назначения вице-премьером работал спецпредставителем России в Североатлантическом альянсе.

На самом деле начальник Генштаба Николай Макаров ничего особо нового не сказал. Трогательное единодушие в руководстве Министерства обороны в отношении закупок российской бронетехники проявилось еще год назад. В мае прошлого года главком Сухопутных войск Александр Постников заявил в Совете федерации: «Те образцы вооружения и военной техники, которые мы получаем по номенклатуре Сухопутных войск, включая бронетехнику, ракетно-артиллерийское вооружение, пока не совсем соответствуют западным образцам. Хваленый Т-90 – это семнадцатая модификация танка Т-72». Месяцем позже его начальник – министр обороны Анатолий Сердюков, выступая с докладом в Госдуме, заявил, что германские танки типа «Леопард» российское военное ведомство закупать, конечно, не будет, но и отношения с российским Уралвагонзаводом пока ограничит заказами на модернизацию существующего танкового парка. «Модернизация стоит 30-40 млн рублей, и это значительно дешевле, чем покупать новый танк», – сказал он. При этом военные также неоднократно подчеркивали, что такое количество танков, как раньше, сейчас не нужно. В Советском Союзе на вооружении стояло 63 тыс. танков, постсоветской России их досталось 23 тыс. единиц. Сейчас это число сокращено примерно до 10 тыс., а оптимальным количеством нынешнее руководство Минобороны считает около 8 тыс. танков.

Т-90С против «Леопарда-2» и Т-84

Желание российского Минобороны получить от российских машиностроителей идеальный танк за минимальные деньги понятно. Но при этом возникает стойкое ощущение какой-то неправильности происходящего. В разработку новой бронетехники на Западе всегда сначала вкладываются государственные средства, чтоб потом транслировать эти технологии в производство гражданской продукции. И делается это «в складчину». «Посмотрите, на тех же итальянских БТР Freccia устанавливают израильский боевой модуль, немецкую броню и трансмиссию, американскую электронику и так далее. И так сейчас везде», – считает генеральный директор Военно-промышленной компании Дмитрий Галкин. Российский же Уралвагонзавод, по признанию его главы Олега Сиенко, разрабатывал Т-90С в основном за свои деньги, вырученные за счет выпуска гражданской продукции и поставок военной техники за рубеж.

Можно, конечно, спорить о том, что лучше – Т-90С стоимостью около 100 млн рублей, который поражает цели на дальности до 5 км и погружается в воду на 5 метров с боезапасом 22 снаряда, или германский «Леопард-2» (по ценам на начало 2011 года стоил 167 млн рублей), стреляющий на 2,5 км, погружающийся в воду на 4 метра и имеющий боезапас 15 снарядов. Или сравнивать российский танк с израильской «Меркавой», как это в свое время делал Николай Макаров. Но, в отличие от России, на мировом рынке на танки УВЗ есть устойчивый спрос. Летом прошлого года «Рособоронэкспорт» заключил контракт на поставку 30 танков Т-90С в Туркмению, осенью – на поставку 120 таких же танков в Алжир (до этого в первую страну было поставлено 10 машин, во вторую – 185). В последние несколько лет УВЗ также поставил 124 готовых танка и 223 машинокомплекта в Индию и некоторое количество машин в Африку. При этом, правда, был проигран контракт на 200 машин Таиланду (его выиграл украинский танк Т-84 «Оплот», обошедший не только Т-90, но и «Леопард-2» 2А4) и 150 танков Марокко (его выиграл китайский танк VT1A). Тем не менее переговоры о продаже Т-90С сейчас ведутся с Казахстаном, Азербайджаном и Индонезией, будет довооружаться нашими танками Индия. В Казахстан в прошлом году УВЗ поставил три новейших боевых машины поддержки танков (БМПТ), которых пока нет в российской армии. Планы российского концерна на этот год – увеличить объем выпуска (в денежном выражении) военной продукции на экспорт в семь (!) раз по сравнению с 2011 годом. Российское же Минобороны с 2006 по 2010 годы купило на УВЗ 60 Т-90, а в 2011 году от дальнейших закупок вообще отказалось.

Та же судьба постигла и легкую бронетехнику. Курганский машиностроительный завод практически полностью переориентировал выпуск БМП-3 на экспорт. Только в Объединенные Арабские Эмираты было поставлено несколько сот таких машин, оснащенных французскими тепловизорными прицелами и системами контроля климата (по части комфортности для экипажа они, конечно, на порядок превосходили те, что поставлялись до этого в российскую армию).

«Тигр» лег под «Рысь»

Особенно вызывающая история произошла с бронированными машинами ГАЗ-2975 «Тигр», производство которых в начале века было налажено на Горьковском автозаводе. Техническое задание Министерства обороны на разработку этой машины было дано на 3-й класс защиты экипажа (при таких параметрах ее броня пробивается с 10 метров из обычного автомата). Однако, когда «русский хаммер» уже был готов и полсотни машин пришло в войска, российское военное ведомство решило, что этой защиты недостаточно. Тогда «Тигр» модернизировали на 4-й, 5-й и даже 6-й класс защиты, когда его броня способна устоять даже перед бронебойной пулей из винтовки. И сейчас эти машины успешно работают в МВД, ФСБ и охотно покупаются за рубежом. «Бронированные автомобили "Тигр" сейчас несут службу в различных структурах десяти государств. В этом году партия "Тигров" была поставлена за океан – в Уругвай, а совсем недавно другая партия "Тигров" была выгружена в одном из центральноафриканских портов», – отметил накануне Нового года в интервью РИА «Новости» генеральный директор Военно-промышленной компании, которая производит эти машины, Дмитрий Галкин.

Но российское Министерство обороны намерено с 2014 года перестать закупать «Тигры», поскольку, по мнению генералитета, «отсутствуют перспективы по модернизации этой машины» (имеется в виду 3-й класс защиты). В ВПК с этим категорически не согласны, ссылаясь на опыт эксплуатации модернизированных «Тигров» другими силовыми ведомствами. Однако вопрос, похоже, уже решен, поскольку Минобороны вместо «Тигров» намерено использовать в российской армии итальянский броневик IVECO LMV M65 массой 7,2 тонны с двигателем мощностью 190 л.с., оборудованный по 5-му классу защиты («Тигр» последних модификаций 6-го класса защиты весит 8 тонн и обладает отечественным дизельным двигателем мощностью около 400 л.с.). По неофициальным данным, речь идет о закупке около 1,5 тыс. машин, часть из которых будет собрана в России.

Военные эксперты почти в один голос говорят о том, что «Рысь» – так решили назвать в России итальянский броневик, ничем не лучше «Тигра», а по основным тактико-техническим характеристикам, в том числе проходимости по бездорожью, ему уступает. Однако Министерство обороны, идя на этот шаг, возможно, рассчитывает получить какой-то доступ к зарубежным автомобильным технологиям, которые впоследствии, видимо, надеется применить при заказах на разработку новых моделей броневиков в России. Если это так, то встает резонный вопрос о том, каковы вообще цели и задачи российского военного ведомства? Готовиться к войне или брать на себя функции министерства промышленности и оборонных заводов? Ведь закупку у Франции вертолетоносцев «Мистраль» еще можно было как-то объяснить необходимостью укрепить стратегические связи между Россией и ее главным западным «союзником» – Францией. Но Италия таковой не является, российские «Тигры» как минимум не хуже броневиков IVECO (хотя, может быть, и менее комфортны для экипажа), а их крупноузловая сборка вряд ли принесет в Россию какие-то новые технологии, учитывая, что практически все мировые автомобильные концерны или уже наладили, или в ближайшее время наладят полноцикловое производство в нашей стране своих автомобилей. Тем не менее, очевидно, итальянские броневики в российскую армию вместо «Тигров» придут, а с 2014 года, по мысли военного ведомства, к ним смогут присоединиться отечественные бронемашины нового поколения – легкие «Волки» и тяжелые «Медведи».

На танке – на митинг

Конечно, история об отказе Минобороны в ближайшие пять лет покупать российскую бронетехнику на этом не заканчивается. Просто она приобретает политическую окраску. В прошлом году премьер-министр Владимир Путин уже заявлял о том, что считает неприемлемыми публичные высказывания высших чинов Минобороны и Генштаба, подвергающих сомнению качество наших вооружений. «Техника нужна, безусловно, высокого качества, но такие высказывания недопустимы, так как это наносит ущерб внешнеэкономической деятельности в сфере военно-технического сотрудничества», – «осаживал» военных Владимир Путин. Сейчас обстановка еще более сложная, поскольку работники российских оборонных предприятий, как и в 90-е годы, вновь становятся одной из самых активных публичных политических сил. И это наглядно показали недавние митинги в Екатеринбурге, куда «за Путина» поехали целые эшелоны работников Уралвагонзавода из Нижнего Тагила. По информации «Клуба регионов», наиболее активные из них были готовы на этот митинг приехать на главном заводском «изделии» – танке Т-90С. И, конечно, публичные высказывания руководства Министерства обороны о том, что их продукция устарела, неконкурентоспособна и не нужна, спокойствия в стране не добавляют. Поэтому, очевидно, ситуация с дальнейшим развитием бронетехники в России будет развиваться по двум направлениям. Первое – это продолжение «оборонкой» новых конструкторских разработок (это понравится генералитету). Тот же УВЗ, госзаказ которого сейчас формируется из модернизации танков Т-72Б, Т-80Б и САУ (на этом в прошлом году концерн заработал 8 млрд рублей), в свое время долго разрабатывало танк «Объект 195». Машина получилась уникальной, «на голову» превосходящей любой современный мировой танк, но дорогой – под 400 млн рублей. В серии, конечно, она была бы дешевле, но российское Министерство обороны посчитало, что после распада СССР и задач-то таких, на которые рассчитывался этот танк под условным названием «Железный капут», нет, поэтому финансирование опытно-конструкторских работ по нему прекратило (одновременно с этим Германия не стала запускать в серию его конкурента «Леопард-3», США – танк FMBT).

Вместо него Министерство обороны начало финансировать проект «Армата» по созданию «перспективного ряда тяжелых унифицированных платформ поля боя». Это должен быть танк, бронированная ремонтно-эвакуационная машина, тяжелая БМП и тяжелый штурмовой БТР. Как раз к 2015 году первое изделие – танк и должен быть представлен на испытания военным. Очевидно, он станет «облегченным» вариантом «Объекта 195», но сохранит его основные преимущества: мощную бронезащиту, бронекапсулу с экипажем, необитаемую башню, 125 мм гладкоствольное орудие, достаточное для поражения любого перспективного танка НАТО.

При этом очевидно, что новый верховный главнокомандующий и военно-промышленное лобби скорректируют в ближайшие несколько месяцев позицию Минобороны отказаться от закупок Т-90С, дожидаясь «Арматы». И дело не только в политике, но и в здравом смысле и экономической логике. Логика говорит о том, что за 20 трлн рублей гособоронзаказа к 2020 году все виды вооружения армии и флота, в том числе бронехника, должны быть обновлены на 70%. Сейчас количество новых танков в российской армии, по некоторым данным, не превышает 10-12%. И, естественно, Уралвагонзавод за период с 2016 по 2020 годы не сможет «печатать» по тысяче с лишним «Армат» в год. Значит, новые танки армии нужны уже сейчас (и этот довод понравится представителям оборонной промышленности). Здравый же смысл говорит о том, что деньги, выделяемые на «оборонку», должны работать и УВЗ в этом смысле – не исключение. В прошлом году предприятие отметило свое 75-летие и на выставке Russian ExpoArms-2011 в Нижнем Тагиле представило последнюю модернизированную версию Т-90С – танк Т-90АМ. У него прежняя компоновка, но на 130 л.с. увеличена мощность двигателя, управление изменено с рычагов на штурвал и более совершенная защита башни и корпуса от противотанковых снарядов и ракет. Пушка танка посылает снаряд на дальность до 5 км. И тогда же Владимир Путин, посидев за штурвалом нового танка, объявил о том, что УВЗ из федерального бюджета будет оказана помощь для модернизации военного производства в объеме 64 млрд рублей. Эффективно возвращать эти деньги в казну можно только одним способом – закупая для своей армии в необходимом количестве и по цене, достаточной для дальнейшего эффективного развития оборонного предприятия, его самую высокотехнологичную продукцию – танки. И, естественно, всячески способствуя их продажам за рубежом.