Главная предвыборная интрига

Евгения Новикова
27 февраля 2012, 16:37

Владимир Путин «объективно заинтересован, чтобы в Москве были наичистейшие выборы из всех возможных», уверен генеральный директор ВЦИОМ Валерий Федоров. В интервью «Эксперту Online» он огласил результаты нового опроса общественного мнения и дал прогноз ситуации, которая сложится на выборах 4 марта. Кандидат от партии власти побеждает в первом же туре, набрав до 59% голосов. Вместе с тем это только прогноз. Последняя оставшаяся перед голосованием неделя может принести сюрпризы.

Фото: РИА Новости
Валерий Федоров: Путин объективно заинтересован, чтобы в Москве были наичистейшие выборы из всех возможных

– Валерий, каковы результаты свежего опроса, проведенного вами?

– Рейтинг Владимира Путина как кандидата в президенты, который непрерывно рос на протяжении трех последних недель, остановился, сейчас мы видим некоторое снижение. Сейчас 53,5% высказывают намерение проголосовать за него. Геннадий Зюганов – его главный оппонент, рейтинг которого держался на уровне 8-9%, подскочил вверх, теперь у него 11%. Что касается других кандидатов, их рейтинги не изменились за последнюю неделю: Сергей Миронов набирает 4%, Владимир Жириновский – 9% и Михаил Прохоров – 6%. Еще 1% респондентов обещает испортить бюллетени. И 8% затрудняются ответить.

– Какова выборка?

– Это стандартный общероссийский опрос, который проходит в 137 населенных пунктах 46 регионов, опрошено 1600 человек. Это каждый раз новые респонденты, опрашивать одних и тех же каждый раз запрещено. Мы репрезентируем возраст, пол, образование, проживание в определенном типе населенного пункта (город или село). Погрешность не больше 3,4% . Все изменения, которые зафиксированы на последней неделе, находятся в рамках этой погрешности.

Можно говорить, что те тенденции, которые установились еще в конце декабря, сохраняются. Но надо иметь в виду, что последние две недели перед выборами – это время, когда в политику включаются те, кому она обычно глубоко неинтересна. Под влиянием информационной кампании они вспоминают, что они еще и граждане – и надо им, наверное, тоже пойти и проголосовать. До этого в наших опросах они отвечали «не знаю», «затрудняюсь», «вообще не пойду». Так вот, значительная часть этих людей в последние несколько недель начинает давать содержательные ответы. И как она распределится – это главный вопрос избирательной кампании. Потому что к этому моменту уже бессмысленно бороться за симпатии убежденных сторонников, которые есть у каждого кандидата. А те, у кого убеждений нет, кто делает ситуативный выбор, – это главный приз для любого кандидата, лакомый кусок. И надо что-то такое совершить, чтобы они пришли и проголосовали за тебя, а не за твоих противников.

– И сколько таких людей, по вашим оценкам?

– Кампания официально стартовала 4 февраля. Опрос 4 февраля давал порядка 20%, сегодня таковых порядка 15%. Ближе к выборам их станет еще меньше. Сейчас идет этот волнующий процесс, когда аполитичные люди принимают для себя какие-то решения. И процесс будет продолжаться до 4 марта и даже 4-го: некоторая часть примет свое решение уже на избирательных участках.

Искусство прогнозирования в том и состоит, чтобы предсказать, за кого эти люди проголосуют, потому что по остальным все понятно: есть своя когорта у Путина, у Зюганова и у всех остальных. А неопределившиеся – это та капля, которая может переполнить чашу. Или, наоборот, не переполнить. Поэтому нельзя удовлетворяться только рейтингами, ведь они говорят только о тех, кто определился.

– Вы спрогнозировали?

– И мы спрогнозировали, и ФОМ. У нас есть свои предположения, но это именно предположения. Потому что, как показал опыт выборов 4 декабря, точность прогнозирования снизилась по сравнению с выборами, например, 2008 года. В 2008-м мы предсказали результат «Единой России» с точностью до 2%. А в декабре 2011 года – уже с точностью до 3,5%. То есть волатильность выросла почти в два раза. Но это связано не с тем, что у нас ухудшились методики, а с возросшей подвижностью общественного мнения: сегодня обстановка не так стабильна и не так предсказуема, как раньше. С другой стороны, это связано с тем, что часть респондентов стала «закрываться», больше людей стало лукавить в беседах с интервьюерами. Кто-то боится, что к нему придут какие-нибудь агенты спецслужб или администрации и проверят, как он отвечает на вопросы. Такой эффект наиболее характерен для самого «возрастного» электората, который обычно голосует за коммунистов и по старой памяти считает, что нужно скрывать свои истинные мысли от властей. А такая активная кампания за Путина, которая ведется на местах, зачастую выливается в труднопредсказуемые формы – «административный восторг». Это тоже наращивает долю так называемых «социально одобряемых» ответов. На вопрос «за кого вы будете голосовать?» говорят нам: «за Путина». Но часто не потому, что респондент будет голосовать за Путина, а потому, что он считает: это «правильный» ответ. Хотя мы всегда предупреждаем перед началом интервью, что «правильных» и «неправильных» ответов не бывает. Мы просто спрашиваем мнение человека, а оно может быть любым. Но некоторые считают, что должны дать «правильный» ответ. Это касается не только вопросов, связанных с политикой, но и многих других. И это не только российская специфика.

Таким образом, считать данные опросов истиной в последней инстанции никак нельзя, цифры нуждаются в профессиональной интерпретации. Поэтому прогнозы и нужны.

Наш прогноз таков: Владимир Путин набирает от 56% до 59%, Геннадий Зюганов – от 15% до 17%, Владимир Жириновский – от 8% до 10%, Михаил Прохоров – от 8% до 10%, Сергей Миронов – от 6% до 8%.

– Второй тур вы исключаете?

– Ничего нельзя исключать. Но вероятность второго тура очень низка. В каком случае она может реализоваться? В том случае, если сработает эффект «расслабления» ведущего кандидата: настолько велико его преимущество над всеми оппонентами и настолько оно всем очевидно, что очевидна победа. Больше 66% респондентов считают, что второй тур не понадобится.

И это очень опасно для Путина. Потому что такое убеждение ставит под вопрос смысл прихода на избирательные участки: «без меня проголосуют, без меня выберут». Это не протестная реакция, а прагматическая. И она может сыграть злую шутку. Если значимая часть избирателей Путина, скажем, 10% из тех, кто собирается за него проголосовать, останутся дома, а оппозиционеры мобилизуют свой электорат максимально, то второй тур может и произойти.

Поэтому ключевая задача для Путина – мобилизовать, убедить и побудить своих сторонников 4 марта не остаться дома. Но тут есть еще одна опасность. Как у нас обычно мобилизуют? В административном порядке приказывают бюджетникам, вузам, детсадам и школам, тем, кто проживает в общежитиях, явиться на голосование. Это худшая мобилизация, которую только можно представить, но и наиболее распространенная. Желание проголосовать за того кандидата, за которого их побуждают голосовать таким образом, резко падает. Мобилизация административная может сработать против кандидата №1. Нужна политическая мобилизация. Как это сделать? У нашего административного аппарата опыта мало. Легче делать, как привыкли. Но как привыкли – опасно. Таким образом, вопрос мобилизации – очень острый. И не исключено, что именно он и решит судьбу выборов.

– Со времен 4 декабря, когда волатильность была высока, до нынешнего момента неопределенность ситуации выросла? Как это скажется на прогнозе?

– Зависимость нелинейна. Я не сказал бы, что непредсказуемость растет. Правила игры разные. У нас в президентских выборах пять участников, в парламентских было семь партий-участниц. Парламентские выборы – это игра, где любой голос что-то решает, потому что в зависимости от него та или иная партия получает больше или меньше мандатов. А президентские выборы – это игра, где победитель получает все. Сколько получают конкуренты – ни на что не влияет. Кандидат от власти Путин получает гораздо более широкую поддержку, чем партия власти, создателем которой является тот же Путин.

Многие тенденции, которые развивались осенью, сейчас остановились. Всю осень шла делегитимация власти, удар оппонентов наносился по одному из самых уязвимых элементов власти – по партии. Лозунг был: «Голосуй за кого угодно, кроме партии жуликов и воров». И этот лозунг сработал. Сейчас нет лозунга «Голосуйте за кого угодно, кроме Путина». Путин наиболее популярен и конкурентоспособен, чем ЕР.

Оппозиция раздроблена. «Яблоко» призывало вообще ни за кого не голосовать. Сторонников «Яблока» в Москве, например, не так мало: большинство тех, кто выходил на Болотную и на Сахарова, на 27-30% – сторонники «Яблока». Для них призыв не голосовать ни за кого – значимый призыв. Удальцов призывает за Зюганова голосовать.

Точность прогноза, таким образом, не снижается. А напротив.

– А что касается данных опросов по Москве и Санкт-Петербургу? Там не так, как в среднем по России?

– И по Москве, и по Петербургу мы ожидаем уровня голосования за Путина существенно менее выраженного, чем по стране в целом. Но при этом более высокого, чем кажется митингующим. Мы на второй Болотной проводили опросы: большинство России поддерживает Путина или нет? 16% сказали, что большинство населения поддерживает Путина, 53% сказали, что большинство – против Путина. Вот так они представляют себе политическую реальность.

Мы ожидаем, что в Москве поддержат Путина около 40-43 %, на второе место выйдет Прохоров – 16-17%, далее по нисходящей Зюганов, Жириновский и Миронов. В Санкт-Петербурге мы ожидаем 43-46% за Путина, на втором месте Прохоров – 15%, на третьем – Зюганов, потом Миронов, потом Жириновский. То есть в двух столицах за Путина меньше, чем по стране в целом, но в три раза больше, чем у ближайшего преследователя. Даже в протестующих наших столицах Путин был и остается самым популярным политиком. Это хорошая новость для Путина, но плохая – для Болотной. Впрочем, у них на все готов ответ: если Путин наберет меньше, значит, вот, отлично. Если Путин наберет больше, то скажут, что фальсифицировано – это мы уже проходили 4 декабря. И это проблема, с которой придется работать власти.

– Власти также придется работать с двумя столицами, которые покажут поддержку ниже 50%?

– Наоборот, будет хорошо, если уровень поддержки будет такой, как мы ожидаем. Потому что если уровень будет выше, то версия о фальсификации выборов станет правдоподобной не только для убежденных белоленточников, но и для более широких слоев москвичей. А это гораздо опаснее. Поэтому Путин объективно заинтересован, чтобы в Москве были наичистейшие выборы из всех возможных. При наичистейших он побеждает, набирает не более 50% – ну и что? Он набирает больше 50% с запасом за счет остальной России. Но тут надо продемонстрировать, что он способен победить честно. Ключевой момент в аргументации Болотной: «вы воруете голоса и можете оставаться у власти только благодаря фальсификациям». Но это не так! И это надо продемонстрировать.