Нужна ли нам холера

Алеша Птицын
29 февраля 2012, 15:00

В прошедшее воскресенье наблюдал я на Садовом кольце радостную и вполне себе преуспевающую публику с белыми ленточками и флажками, в упоении революционного восторга ими размахивающую. А из проезжающих машин им в ответ гудели такие же преуспевающие борцы с тираном. И я подумал, что ведь как раз 95 лет назад в начале марта 1917 года толпы радостного народа махали ленточками, только красного цвета, и тоже в упоении революционного восторга.

Фото: ИТАР-ТАСС

Многим кажется, что восстание Спартака и революция 1917 года происходили примерно в одно время, так давно и то и другое случилось. Но нет. От революции 1917 года нас отделяет одно рукопожатие. Я, по крайней мере, жал руки людям, в ней активно участвовавшим. Были они еще вполне в том возрасте, что могли вспомнить события своей бурной жизни, включавшей все, что пережила наша страна после революции. А всего и не перечислишь. Но сюда входила и гражданская война, и внутрипартийная борьба 20-х, и коллективизация, и индустриализация, и 1937 год, и мировая война, и далее по списку. Сохраняя свою преданность идеалам, которые они исповедовали в юности, они, наверное, в силу возраста и пережитого, могли взглянуть на прошлое уже не просто отстраненно, но даже с иронией.

Один из них, сын вполне преуспевающего купца, стал сразу в ходе февральской революции анархистом. И со смехом вспоминал, как тут же вырезал на парте в реальном училище лозунг «Анархия мать порядка». А на майские праздники, идя в колонне вместе с другими такими же пацанами, распевал анархистский гимн, в котором, как и во всех революционных песнях, с трагизмом пелось, как всех сирых и убогих угнетают злые силы. Но трагизм песен не мешал радоваться жизни и флиртовать с девушками-революционерками. «А на тротуаре, – покатывался от смеха пожилой революционер, – какая-то старушка крестила нас и с состраданием спрашивала: „Кто же вас, хлопцы, угнетает – чи папа, чи мама?”». Ответа не было, было просто весело.

А в 1937 году тот же уже повзрослевший революционер сидел в камере на одних нарах с пожилым рабочим, когда-то эмигрировавшим во Францию, встретившим там с восторгом русскую революцию, вступившим в компартию и в начале тридцатых пешком через всю Европу вернувшимся в Россию. Его встретили как героя, а в 1937-м посадили. И, сидя на нарах, несчастный спрашивал своих товарищей по несчастью: «И что мне во Франции не хватало? Только холеры. И я ее получил». А товарищи отвечали – кто смехом, кто слезами.

Глядел я на преуспевающую публику на Садовом кольце и спрашивал себя: кто же вас, сирых и убогих, угнетает – чи папа, чи мама? А может быть, вы хотите холеры? И понимаете ли вы, что такое революция? И отвечал сам за своих восторженных визави: «Мы хотим честных выборов, справедливости и свободы». А что вы сделали для этого? – продолжал я свой молчаливый опрос. Может быть, вы вступили в какую-то партию, которая отвечает вашим интересам, или хотя бы поддержали ее, не размахивая ленточками, а каждодневной организационной и политической работой, может быть, вы создали общественную организацию или профсоюз, защищающий ваши интересы в офисе (скорее всего, в офисе), может быть, помогаете Чулпан Хаматовой или солдатским матерям. И неправда, что вам мешали. 50 тысяч человек для партии на такую страну это мизер. Если вы не сумели уверенно собрать это количество людей, а если потребуется – 100 тысяч, значит, или у вас нет поддержки, или вы ленивы. А скорее, и то и другое. Потому что вы просто хотите повозмущаться в интернете и помахать ленточкой, а в лучшем случае провести день наблюдателями на выборах. Нет, говорите вы, мы не хотим участвовать в политике, мы просто против «кровавого тирана», душителя свобод. Но, во-первых, это и есть политика, а во-вторых, удивленно вопрошаю я вас, вами не руководят люди, один из которых восхищался Пиночетом, потопившим в крови свою страну, Александром II, подавившим в крови польское восстание, и Столыпиным, прославившимся своими «галстуками», и любил называть первого президента «царем Борисом». Разве другой не является поклонником Сталина, а третий не грозится разобраться со всеми инородцами. Если эта гремучая смесь называется справедливостью и свободой, то чур меня. Я боюсь свободы для этих людей. Но именно они окажутся у руля, если вы победите, потому что вы, сетевые хомячки, как правильно вас назвал ваш лидер, разбежитесь по своим норкам, а рулить будут они, и мало не покажется. Но и они фальшивые революционеры. Для революции нужны люди с чугунными яйцами, а у них и у вас с этим слабовато. И тогда вы поймете, кто такие кровавые тираны и душители свобод, несчастные бандерлоги.

Наверное, вам действительно просто не хватает холеры.