Не «шестеркино» дело

Евгения Новикова
8 февраля 2012, 20:15

Иран меняет позицию по ядерным переговорам, но возобновить контакты с «шестеркой» международных посредников готов. Тегеран таким образом отреагировал на санкции ЕС и США против банковской системы и нефтяного сектора, а также на отправку флотов ряда западных стран в акваторию Персидского залива. Сотрудничество с МАГАТЭ возобновилось успешно. Дискуссии по ядерной теме проходят на фоне резкого обострения ситуации вокруг Ирана. Запад называет даты нанесения удара.

Иллюстрация: Эксперт Online
Иран меняет позицию по ядерным переговорам, но возобновить контакты готов

Компетенции под вопросом

«Шестерка» не имеет права выносить решение по ядерной деятельности Ирана, уверен глава МИД ИРИ Али Акбар Салехи. Это заявление прозвучало пять дней спустя после того, как тот же Салехи выражал готовность вести переговоры с «шестеркой» международных посредников на тему ядерной программы Ирана. Вместе с тем, по его словам, секретарь Высшего совета национальной безопасности Саид Джалили сообщит Верховному Комиссару ЕС по внешней политике Кэтрин Эштон дату и место проведения переговоров по ядерному досье Ирана с «шестеркой». Ну а что касается темы, то, как следует из сказанного главой иранской дипломатии по поводу компетенций посредников «шестерки», здесь не исключены проблемы: ведь пять членов СБ ООН плюс Германия хотят обсуждать с Ираном именно ядерную программу, а не какую-то иную тему.

Итак, позиции Ирана по переговорам всего за неделю претерпели изменения. Причины по просьбе «Эксперта Online» разъяснил посол Ирана в России Махмуд Реза Саджади: «Мы не один раз делали конструктивные шаги в сторону решения ядерной проблемы, но Запад старается их заблокировать. В первый раз речь шла об обмене нашего низкообогащенного урана на 20%-ный уран с участием Бразилии и Турции. Это было решение вопроса. Но никакого ответа не последовало, и через несколько дней была принята новая резолюция СБ ООН. На этот раз мы заявили о своей готовности вести диалог со странами «шестерки», хотели обсудить пошаговый «план Лаврова», опять их реакция была таковой. Мы до сих пор доказывали, что когда Запад хочет говорить с нами языком силы, то мы отвечаем адекватно».

Шеф иранской дипломатии Салехи заявил, что работа МАГАТЭ и переговоры с «шестеркой» — друг с другом никак не связаны.

С такой постановкой вопроса нельзя согласиться: именно доклады МАГАТЭ и позиция по ядерной программе Ирана привели «иранское досье» в Совет Безопасности ООН. СБ принимал резолюции по ИРИ, где одним из важнейших было требование возобновить прозрачное сотрудничество с МАГАТЭ; именно из-за невыполнения Ираном требований и неэффективности резолюций «шестерка» начала переговоры с Тегераном. Другое дело, что МАГАТЭ оценивает проблему с технической точки зрения, а СБ ООН и «шестерка» — с политической, и это Ирану не нравится. Возможно, негативная риторика Салехи связана именно с этим.

Представители совершено разных полюсов мира пытаются убедить Иран и его собеседников в необходимости продолжения переговоров. Так, глава МИД Бахрейна Халед аль-Халифа после переговоров с главой МИД РФ Сергеем Лавровым обозначил позицию: «Призываем и приветствуем сотрудничество международной "шестерки" и Ирана для решения вопроса о ядерной программе Ирана мирными средствами. Также уважаем право Ирана на разработку своей мирной ядерной программы на основе сотрудничества с МАГАТЭ и заинтересованными странами на принципах прозрачности и допуска на все свои объекты».

Бывший глава европейской дипломатии Хавьер Солана, крупный специалист по переговорам с ИРИ в формате «шестерки», заявил австрийским СМИ, что считает необходимым продолжать контакты с Тегераном: «Мы длительное время ведем переговоры с иранцами, канал переговоров должен оставаться открытым».

Точно так же — постоянно и открыто — должно идти сотрудничество ИРИ с МАГАТЭ, одно другого не отменяет. По словам главы МИД Ирана, недавний визит инспекции МАГАТЭ (он состоялся в конце минувшей недели) прошел успешно, следующий приезд гостей из Вены ожидается уже в конце следующей недели, 19-22 февраля. «Последний визит инспекторов МАГАТЭ в страну был осуществлен в качестве первого шага в преодолении разногласий между Ираном и Агентством и сближения позиций. Визит инспекторов Агентства можно рассматривать исключительно в правовой и технической плоскости. Мы намерены осуществлять переговоры с Агентством для достижения консенсуса и полнейшего взаимопонимания. Мы довели до сведения Агентства свою точку зрения на проблему, которая будет учтена в предстоящем визите в нашу страну», — сообщил министр Салехи. В МАГАТЭ тоже довольны. По крайней мере, по приезде в Вену глава миссии, заместитель генерального директора Агентства по вопросам гарантий Херман Наккаертс заявил: «Иранцы подтвердили готовность решить все остающиеся вопросы. Однако нам, конечно же, предстоит проделать еще очень большую работу, поэтому мы планируем нанести еще один визит в самом ближайшем будущем».

Против Ирана

Помощник госсекретаря США Дэниел Глейзер два дня назад направился в турне. В его планах посещение Омана, Катара и России. Тема переговоров — санкции против Ирана и Сирии. В Госдепартаменте США сообщили, что он «обсудит широкий круг вопросов, включая глобальные усилия, направленные на пресечение финансирования терроризма и транснациональной организованной преступности, а также выполнение американских санкций против Центрального банка Ирана». Среди тем, приготовленных для Москвы, обсуждение «глобальных мер, призванных усилить давление на иранский режим и изолировать Тегеран от международной финансовой системы». Ясно, что все выполняется в рамках последней резолюции СБ ООН по Ирану и последних односторонних санкций, примененных США в отношении Тегерана. Напомним также, что позиция РФ состоит в том, что санкционная стратегия в этом направлении уже себя исчерпала, и следует искать иные шаги, чтобы решить вопрос в переговорном ключе.

Вопросы применения санкций против Ирана обсудили накануне госсекретарь США Хиллари Клинтон и глава МИД Израиля Авигдор Либерман, находящийся здесь с визитом. Об этом сообщила официальный представитель госдепартамента Виктория Нуланд: собеседники подтвердили решимость не допустить появления ядерного оружия у Тегерана. Также они сошлись во мнении по санкциям, обсуждая усилия по расширению европейского эмбарго на иранскую нефть.

Отметим, накануне визита Либермана по каналам информационных агентств прошли сообщения о том, что Израиль может нанести удары по ядерным объектам Ирана. Довольно безответственные предупреждения появились и из Пентагона. Глава оборонного ведомства США Леон Панетта предположил, что весной — в апреле-мае-июне — Израиль может насести удар по ИРИ.

Европейский политик Хавьер Солана, знающий не понаслышке иранскую специфику, похоже, не слишком доверяет подобной информации: «Официальные лица в Израиле прекрасно знают, что любое нападение на Иран будет иметь беспрецедентные последствия и только осложнит ситуацию».

Точно так же, категорически против военного формата, на Мюнхенской конференции выступила Турция. Глава МИД Ахмет Давутоглу: развертывание военных действий — наихудший вариант, а проведение дипломатических переговоров — наиболее оптимальный. Он сказал, что нанесение военного удара по Ирану приведет к катастрофе на Среднем Востоке. Давутоглу уверен, главная причина нерешенности ядерной проблемы — недоверие: «Если бы удалось создать обстановку взаимного доверия и взаимопонимания, иранский ядерный кризис мог бы быть разрешен в течение нескольких дней. Не такая уж это большая проблема. Все дело в искреннем желании и сильной политической воле».

И даже Катар — вечный союзник США — устами своего госминистра по международному сотрудничеству Халида бин Мохаммада аль-Аттийа заявил, что удар по Ирану «не является решением, и усиление эмбарго против Ирана сделает сценарий еще хуже». «Я думаю, что наши союзники и друзья на Западе должны начать серьезный диалог с иранцами, чтобы выбраться из этой дилеммы, — отметил он. — Вот так мы думаем в нашем регионе».

Посол Ирана в России Саджади также прокомментировал сегодня эти сообщения и оценки: «Уже несколько лет обсуждается военное нападение на Иран. И два раза оглашали даты этого нападения. Но США знают, что такое Иран, знают наш народ и наш потенциал. Иран имеет очень хороший доступ для того, чтобы нанести ответные удары Америке по всему миру. Нападение на Иран — это для них самоубийство».