Тормоз для маневра

Анастасия Якорева
9 февраля 2012, 09:04

Во вторник на налоговой конференции в РСПП прозвучал призыв снизить налоговую нагрузку на крупные предприятия, а предложения перераспределить налоговое бремя в пользу компаний несырьевого сектора были названы недальновидными.

Иллюстрация: Эксперт Online
Конфликт интересов крупного и среднего бизнеса осложнит проведение «налогового маневра»

Налоговая конференция в РСПП стала фактически продолжением обсуждения «налогового маневра», о котором премьер Владимир Путин впервые сказал в декабре на юбилейном съезде «Деловой России». Тогда он отметил, что «налоговая нагрузка распространяется неравномерно, даже в производственном секторе, в производственных отраслях». Например, по виду деятельности: по производству машин и оборудования налоговая нагрузка составляет 11,1%, по строительству – 11,3%, а по металлургии – 3,3%, по производству кокса и нефтепродуктов – 5%. «Понятно: даже в рамках производственного сектора металлургия у нас явно выбивается в лидеры по минимальности налога», – отметил премьер. Позже, в своей программной статье Путин конкретизировал – смысл «налогового маневра» в том, чтобы рост налоговой нагрузки не коснулся несырьевого сектора.

В РСПП выразили свое несогласие с таким сценарием развития событий. «Не может быть поддержана возможность перекрестного налогового субсидирования, то есть повышения нагрузки на одни сектора, позволяющего снизить нагрузку по приоритетным направлениям», – сказано в резолюции членов РСПП.

Предприниматели, в частности, призвали снизить налоговую нагрузку на крупные предприятия. «Сырьевые компании, на которые предлагается повышать нагрузку, относятся к числу активных потребителей продукции и услуг инновационного сектора, входят в число лидеров по инвестициям в исследования и разработки», – аргументируют в РСПП. Поэтому сырьевые компании, наоборот, нужно освободить от чрезмерной налоговой нагрузки, считают предприниматели.

Замглавы Минфина Сергей Шаталов фактически поддержал представителей РСПП. По его мнению, ресурс для повышения есть только у косвенных налогов, прежде всего НДС. «В нефтяном секторе резервов для увеличения фискальной нагрузки нет, – считает Шаталов. – Старые месторождения истощаются, и нефтяники вынуждены идти на освоение труднодоступных районов, требующих гигантских инвестиций. Зато есть резервы получить дополнительные доходы с газовой отрасли, и связаны они прежде всего с повышением внутренних цен на газ».

В беседе с «Экспертом Online» содиректор аналитического отдела «Инвесткафе» Григорий Бирг подтвердил эту точку зрения. «Налогообложение нефтяной отрасли происходило в ручном режиме весь прошлый год, – рассказал он. – Таким образом, ситуация с регулированием отрасли крайне неопределенная, и надежды инвесторов и нефтяных компаний на большую прозрачность и предсказуемость в этом важнейшем вопросе не оправдались. Рентабельность перерабатывающего бизнеса сократилась, а повышение налогов в upstream-сегменте также не видится возможным, так как нефтегазовым компаниям приходится разрабатывать все более дорогостоящие проекты с рентабельностью ниже, чем та, к которой они привыкли в Западной Сибири».

В ТНК-ВР законодательные инициативы комментировать отказались.

По всем остальным сырьевым отраслям, кроме нефтедобывающей, ресурс для повышения налогов есть, уверен вице-президент «Деловой России» Антон Данилов-Данильян. «Например, в металлургии, где гигантская доля продукции уходит на экспорт, – уверен Данилов-Данильян. – А с учетом возврата НДС государство платит этим предприятиям больше, чем общая сумма их налогов. Фактически существующий налоговый режим стимулирует сырьевой экспорт».

Что касается повышения НДС, то аналитики называют «наиболее вероятным» рост налога на добавленную стоимость как минимум на 2%.

Кроме этого, в РСПП предлагают зафиксировать предельный уровень прямой финансовой нагрузки на бизнес, который будет включать налоги, таможенные платежи, расходы компаний на социальное и обязательное страхование. «Этот предел должен рассчитываться как доля к ВВП, выручке предприятий, прибыли компаний», – говорится в резолюции, причем наиболее правильным было бы фиксировать этот уровень по отношению к выручке компании. Смысл этой меры в том, чтобы совокупная нагрузка на бизнес оставалась стабильной – то есть при повышении одних налогов снижались бы другие.

По сведениям «Деловой России», на данный момент нагрузка на российский бизнес в процентах к прибыли составляет довольно приличную часть – 46,9%. В Германии и США этот показатель составляет 46,7%, в Норвегии – 41,6%, в Казахстане – 28,6%.

Еще одна мера, предложенная РСПП для «налогового маневра», – введение инвестиционной налоговой льготы, которая отменит налогообложение сделанных предприятием инвестиций.

Напомним, что в декабре прошлого года на съезде «Деловой России» Александр Галушка предложил свой вариант «маневрирования», а именно: перераспределить налоговую нагрузку, уменьшив налоги на бизнес и увеличив налоги на сырьевой сектор и избыточное потребление – дорогую недвижимость и предметы роскоши, а также потребление «вредных продуктов» (то есть увеличить акцизы на табак и алкоголь).

«И мы можем сместить акценты в правую сторону и за счет этого снизить налоговую нагрузку на заработную плату, прибыль, добавленную стоимость», – сказал Галушка. Далее он предложил пересмотреть налог на имущество физических лиц, чтобы «выгоднее было вкладываться в производство, чем в очередной особняк». «Наши точки зрения совпадают», – сказал тогда Путин.

Сейчас в «Деловой России» подчеркивают, что их вариант – именно повышение налогов на сверхпотребление и добычу сырья. «Мы никогда не предлагали повышения НДС, – подчеркивает Данилов-Данильян. – И налог на сверхпотребление, предложенный нами, ни в коем случае не должен коснуться среднего класса. Это налог именно на сверхдорогую недвижимость и свехдорогие автомобили».

«Профсоюз олигархов под названием РСПП я в целом прекрасно понимаю, – заявил "Эксперту Online" Данилов-Данильян. – Они защищают свои интересы, но это тупиковый путь для страны».