«Выборы превратились в предмет веры»

Москва, 01.03.2012
Вне зависимости от результатов предстоящих выборов оппозиция заранее считает их нелегитимными и готовит массовые протестные выступления. Как расценивать такую позицию? Как реагирует на нее власть? Что будет происходить после 4 марта? Оценку сложившейся ситуации дали известные политологи.

Фото: AP

Сомневаться в легитимности выборов преждевременно

«Если мы говорим исключительно о подсчете голосов, то здесь оппозиционеры могут ориентироваться на опыт предшествующих выборов и поэтому опасаться фальсификаций, – полагает Михаил Ремизов, президент Института национальной стратегии. – Но, не дождавшись фактов, говорить о том, что фальсификации предопределены, – такой подход все же некорректен.

Однако выборный процесс – это не только подсчет голосов. Это и избирательное законодательство, которое определяет правила участия в выборах, правила регистрации партий, правила конкуренции и т.д. И в принципе резоны для того, чтобы считать эти правила несправедливыми, у оппозиции, судя по всему, есть. Больше того, эти резоны признаны даже самой властью, которая, начиная с послания президента Дмитрия Медведева, стала говорить о необходимости изменения в том числе и правил президентских выборов. Поэтому, на мой взгляд, единственная разумная позиция протестной среды по вопросу о легитимности выборов может состоять в том, что те правила, по которым уже проводятся выборы, не вполне справедливы – но это не значит, что они становятся незаконными. Все-таки они проводятся в рамках закона, хотя и несправедливо. Что же касается подсчета голосов, то, разумеется, здесь можно говорить о чем-то только после 4 марта».

Протестная среда подыграла власти

«Протестная среда совершила определенную тактическую ошибку и во многом подыграла действующей власти, когда, по сути, стала ждать 4 марта», – считает Михаил Ремизов. По его мнению, самым разумным требованием было бы требование переноса выборов и проведения их по новому законодательству, которое было обещано в президентском послании. Претензии к легитимности выборов могут быть – но не после 4 марта, а именно в данный момент – только и исключительно тех правил игры, по которым эти выборы проводятся. Считать же голосование сфальсифицированным до момента его проведения никаких оснований нет.

 

Выборы уже не важны

 

«К огромному сожалению, у нас в конечном итоге выборы превратились в предмет скорее веры, – говорит Константин Симонов, генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности. – Мало кого из оппонентов интересует, что на самом деле произойдет 4 марта, какой процент голосов получит Путин. Они уже говорят: даже если Путин победит, даже если на всех участках будут работать веб-камеры и сотни тысяч наблюдателей и не будет такого количества нарушений, как на декабрьских выборах в Госдуму, выборы мы все равно не признаем легитимными. Этот сигнал уже прозвучал. Поэтому уже неважно, что произойдет 4 марта, гораздо важнее, что произойдет 5-го – предсказать это пока довольно трудно».

Капитализация протестного капитала

«Сегодня в политической системе возник некий протестный капитал, который сопоставим с политическим капиталом Путина, – говорит Михаил Ремизов. – Отличие заключается в том, что политический капитал Путина персонализирован, сконцентрирован в одних руках, а протестный капитал распылен, и есть очень много желающих его освоить и дополнительно капитализировать. Оппозиция нацелена на освоение этого протестного капитала – что возможно именно в условиях относительно мирного развития событий, то есть в рамках существующей политической системы. Но для этого необходимо укреплять этот протестный капитал, поддерживать его на определенном уровне. Поэтому в какой-то степени для оппозиционеров сегодня не так принципиален повод, по которому будут проходить протесты, как сама способность собирать массовые протесты. Просто есть ощущение того, что массовые протесты гораздо легче собрать на негативном отношении к голосованию, чем на каком-то конструктиве, связанном с реформой политической системы. В значительной степени это вопрос банальных технологий публичной политической борьбы».

Технологии без сантиментов

Предвыборные выступления оппозиции развеяли последние сомнения в технологическом характере происходящего, уверен Иван Фомин, гендиректор издательства «Праксис». «И Навальный, и Пархоменко окончательно отбросили всю околодемократическую фразеологию и открытым текстом, причем синхронно, заявили о том, что хватит выдвигать различные требования относительно выборов, нужно идти на слом действующей политической системы. В Facebook тоже появились параллельно различные группы с соответствующими призывами выйти 5 марта всем на улицы и т.д. Если раньше, еще несколько дней назад, технологическая сторона протестного движения – то, что принято называть „оранжевой революцией”, – заботливо вуалировалась различными, как бы стихийными, процессами, движениями, заявлениями о том, что „люди сами выходят на площадь”, то сейчас уже совершенно очевидной стала технологическая структура всего протестного движения: у них есть сроки, есть задача, и они уже понимают, что подготовительная стадия пройдена, хватит уже „сопли жевать”, нужно выводить людей на улицу, идти на обострение. Поэтому это очень опасная для людей ситуация. Пархоменко открытым текстом говорил, что „будет очень плохо на улицах”, будет напряженность. Хотя никто вроде бы об этом не знает. Но он уже знает почему-то. Тут, как говорится, на воре и шапка горит».

Непонятное молчание власти

Иван Фомин удивляется отсутствию реакции со стороны властей. «Оппозиция открыто призывает к захвату власти неконституционным путем. Навальный по образованию юрист, и он очень грамотно обезопасился во время выступления, заранее дистанцировавшись от прямого участия в раздаче, например, палаток, хотя и заявив о своей моральной поддержке подобных акций, – это очень выверенная с юридической точки зрения позиция. Он прекрасно понимает, чем грозит непосредственное участие в подобных акциях и заранее от этого дистанцируется. В принципе в выступлениях оппозиции содержится уже множество материала для обвинения в антигосударственной деятельности. Это не значит, что их надо прямо хватать и сажать, но оценки какие-то юридические должны быть высказаны. У нас очень много квалифицированных юристов. Если бы они дали соответствующую оценку этим выступлениям, мне кажется, это многих могло бы отрезвить».

Действовать жестко, но избирательно

«Судя по заявлениям Путина, прозвучавшим накануне, власть, которая достаточно либерально относилась к предыдущим протестным выступлениям на Болотной площади и на проспекте Сахарова, в случае активных протестов 4 марта терпеть их, похоже, уже не готова. Здесь, видимо, сценарий будет достаточно жесткий. Разговоры о палатках и майдане, с точки зрения действующей власти, являются уже неким перебором, с которым нельзя смириться», – заключает Константин Симонов.

По мнению Дмитрия Орлова, генерального директора Агентства политических и экономических коммуникаций, власти будут «отделять мух от котлет» и проводить политику сегрегации. Там, где протестные выступления будут организованы должным образом, с нормальным уведомлением и т.д., никаких проблем не будет. «Все акции, которые не будут нести угрозы общественному порядку, не создадут проблем городу, горожанам, власти – аналогичные, например, Болотной или Сахарова, – хотя я сомневаюсь, что они будут таких масштабов, – я думаю, что они, конечно, будут санкционированы и состоятся», – заявил политолог. Выступления, где будут очевидные подозрения на провокации, будут, конечно, подавляться. 

Масштаб протестов уменьшается

Масштабы протестного движения уменьшаются, считает Дмитрий Орлов. Именно желанием скрыть этот неприятный для оппозиции факт и объясняется выбор формата флеш-моб для акции, проводившейся на Садовом кольце 26 февраля. «Реальная база, откуда черпаются людские ресурсы для этих акций, – это порядка 120 тыс. человек – база в Facebook. Люди идут на одну и ту же повестку дня в течение довольно долгого времени, выходили с протестами уже несколько раз, и, естественно, их интерес к этому уменьшается. Естественно, возникают внутри радикальные группировки, которые требуют более радикальных решений, выступлений, которые не будут согласовываться с властью. Конечно, эти выступления будут меньше по масштабам – тем более что и Путин заявляет о необходимости честных выборов. И совершенно очевидно, что его общественная поддержка выше, чем поддержка „Единой России”, и нет никакой необходимости в применении административного ресурса. Я не вижу каких-то оснований для масштабного протеста после 4 марта», – заключил политолог.

У партнеров




    Мы хотим быть доступными для наших покупателей

    «Камский кабель» запустил франшизу розничных магазинов кабельно-проводниковой и электротехнической продукции

    «Ни один банк не знает лучше нас, как работать с АПК»

    «На текущий момент АПК демонстрирует рентабельность по EBITDA двадцать процентов и выше — например, производство мяса бройлеров дает двадцать процентов, а в растениеводстве и свиноводстве производители получают около тридцати процентов», — говорит первый заместитель председателя правления Россельхозбанка (РСХБ) Ирина Жачкина

    Столица офсетных контрактов

    Новый инструмент промышленной политики — офсетные контракты — помогает Москве снизить расходы на госзакупки и локализовать стратегически важное производство

    Скованные одной цепью

    Власть и бизнес сотрудничают для достижения целей нацпроекта «Экология»

    Сергей Кумов: «“Техпрорыв” уже позволил исключить из добычи и переработки миллионы тонн пустой породы»

    Одно из стратегических направлений развития ПАО ГМК «Норильский никель» — модернизация производства и соответствие современным мировым стандартам. В 2020 году «Норникель» переходит ко второму этапу «Технологического прорыва» — программы повышения операционной эффективности, стартовавшей в 2015 году
    Новости партнеров

    Tоп

    1. На рынок сжиженного газа выходит новый крупный игрок
      Со своими астрономическими запасами газа Тегеран рано или поздно должен был взяться за экспорт сжиженного газа. В этом поможет Россия
    2. Россия удержит статус самого крупного экспортера газа
      К 2040 году экспорт российского газа на международные рынки должен возрасти с 290 до 336 млрд кубометров
    3. В России может быть введено госрегулирование валютного курса
      В Госдуме появился законопроект, авторы которого считают необходимым отказаться от режима «свободного плавания» рубля и ввести госрегулирование курса валюты. Воспринимается такое предложение как достаточно неожиданное, но аналитики считают его оправданным. Отмечается, что мир все меньше живет по законам свободной рыночной экономики, которая подменяется режимом жестких торговых войн
    Реклама