Быстро и локально

Вадим Пономарев
14 марта 2012, 16:19

Утилизация побочного продукта добычи нефти – попутного нефтяного газа (ПНГ), является бичом для всех российских нефтяных компаний. Организовать его рациональное использования под силу только крупных компаниям, да и то на крупных месторождениях. Японская корпорация Toyo Engineering предложила свой метод решении проблемы на Ямале.

Иллюстрация: Эксперт Online
Попутный газ, сжигаемый на промысле, наносит определенный урон окружающей среде

Toyo Engineering презентовала свой метод утилизации попутного нефтяного газа в столице Ямало-Ненецкого автономного округа – Салехарде. Суть его в том, что на нефтяном месторождении ставится мини-установка, позволяющая осуществлять переработку ПНГ в жидкое топливо в условиях, применимых к арктическому региону, в условиях низких температур при отсутствии подводящей инфраструктуры. «Газ, который ранее сжигался на промысле, чем наносил определенный урон окружающей среде, после переработки можно в жидком виде транспортировать к местам промышленного использования, сохраняя при этом экологический баланс в районе месторождений», – отметил старший исполнительный директор корпорации Toyo Engineering Масаюки Утида. При этом, что важно, мини-комплексы GTL могут эффективно работать на малых месторождениях. «Их конструкторские особенности позволяют вести переработку в приемлемых для нас условиях и объемах, как на средних, так и на малых месторождениях», – заметил по этому поводу первый заместитель губернатора ЯНАО Владимир Владимиров.

Стоимость японских мини-комплексов по переработке ПНГ не раскрывается. Но если стороны сговорятся по цене, то технология GTL Toyo Engineering (GTL – это процесс преобразования природного и попутного газов в высококачественные, не содержащие серу моторные топлива и другие, более тяжелые углеводородные продукты) может сослужить хорошую службу не только Ямалу и работающим здесь нефтяным компаниям, но и другим нефтеносным регионам России.

Дело в том, что до недавнего времени в России большую часть ПНГ сжигали на факелах, потому как возиться с его утилизацией нефтяным компаниям (НК) было хлопотно и невыгодно. Исключение составляла только нефтяная компания «Татнефть», у которой еще в советские времена в Татарии была построена хорошая система по сбору и переработке попутного нефтяного газа, да по той же самой причине – «Башнефть» в Башкирии и «Самаранефтегаз» (сейчас он находится в составе «Роснефти») в Самарской области. Однако ПНГ – это не только один из сильнейших загрязнителей окружающей среды, но и ценнейшее сырье для нефтехимии. Поэтому правительство обязало всех нефтяников с этого года утилизировать 95% извлекаемого вместе с нефтью ПНГ.

Основных способов утилизации три – сбор и транспортировка по трубопроводам на газоперерабатывающие заводы (нефтехимический холдинг СИБУР под этот метод вместе с НК в Западной Сибири развернул большую программу по модернизации ГПЗ и расширению газопроводящей инфраструктуры), выработка из ПНГ электричества (особенно здесь отличился «ЛУКойл»), и закачка обратно в пласт для поддержания внутрипластового давления (этот метод часто применяют в Норвегии). Однако все эти три метода эффективны в первую очередь для крупных нефтяных компний, работающих на крупных, компактно расположенных месторождениях. На малых же, удаленных от газотранспортной сети и населенных пунктов месторождениях компаниям по-прежнему проще платить десятикратные (по сравнению с прежними) штрафы за загрязнение окружающей среды, чем тащить туда газовую трубу или ставить электростанцию, для которой газ еще нужно предварительно готовить (закачка газа в пласт – это вообще в России отдельная тема для разговора). А в условиях Ямало-Ненецкого округа, с его гигантскими необжитыми территориями, полноценная утилизация ПНГ проблематична и для крупных компаний. В прошлом году на территории округа было добыто 8,1 млрд кубометров ПНГ, из которых рационально использовано 80%. Но речь в первую очередь идет о более-менее обжитом юге округа. А его основные нефтяные запасы лежат севернее – в Заполярье, куда сейчас строится нефтепровод Заполярное–Пурпе и где вообще никакого применения попутному нефтяному газу, по сути, нет. Зато это – промысловая территория для коренных малочисленных народов Севера и, вообще, «продовольственная кладовая» для всего автономного округа. Поэтому мини-комплексы по переработке ПНГ, чьего бы производства они ни были, округу просто необходимы. А если эта технология приживется в суровых условиях Ямала, то затем она может быть эффективно адаптирована и в более южных нефтедобывающих регионах России.