Гуманитарная война

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
15 марта 2012, 18:29
Фото: AP
Чем больших успехов режим Асада добивается на военном поприще, тем более яростно ведется против него информационная война

В сирийской гражданской войне пока побеждают силы, лояльные режиму Башара Асада. Так, вчера стало известно о том, что подразделения так называемой Свободной Сирийской Армии (состоящей из в основном бандитов, дезертиров и иностранных боевиков) вынуждены были покинуть город Идлиб. Еще в конце прошлого года окрестности этого города считались самыми неспокойными в Сирии, а сегодня армия объявляет о полном контроле над ним.

Серьезную победу режим Асада одержал и на политическом фронте — противоречия внутри сирийской оппозиции, которые старательно ретушировались ее иностранными спонсорами, все же вылезли наружу. Сор из избы вынес один из ее лидеров Хайтан эль-Малез, когда объяснял причины своего выхода из Сирийского национального совета (политического крыла оппозиции). «Я ушел из Совета потому, что в нем царит хаос. Нет четкого понимания того, на что мы можем сейчас рассчитывать». По словам оппозиционера, в ближайшее время его примеру могут последовать и другие политики, разочаровавшиеся в возможностях Совета. Со своей стороны Башар Асад готов всячески помогать процессу раскола объединенной оппозиции. В частности, откалывать от нее умеренные круги — для этого Башар Асад публично демонстрирует готовность и желание начать политический диалог и пойти на либерализацию политической системы. Так, президент назначил на 7 мая выборы в парламент, которые позиционируются как честные и демократические (напомним, что поддержанная на недавнем референдуме конституция больше не включает пункт о главенстве в стране партии БААС). Естественно, представители Сирийского национального совета сразу же выступили с критикой в отношении этого шага. «Никто не воспринимает этот фарс всерьез. Вначале надо прекратить беспорядки. Мы требуем, чтобы Асад ушел, и только после этого можно будет говорить о демократии», — заявил журналистам один из лидеров Совета Радван Зиадех. Между тем в Дамаске надеются, что умеренные оппозиционные группировки откажутся от вооруженной борьбы и попытают удачу на электоральном поле. Что, в конечном итоге, завершит гражданскую войну в стране.

Однако подобный сценарий не вписывается ни в планы радикальной части оппозиции, ни в расклады ее зарубежных спонсоров. Европейские государства и монархии залива слишком далеко зашли в кампании по дискредитации Башара Асада (кое-кто даже признал Совет легитимным представителем сирийского народа), так что сохранение нынешнего режима в Дамаске станет для них серьезнейшим репутационным ударом. Поэтому чем больших успехов режим Асада добивается на военном и внутриполитическом поприще, тем более яростно ведется против него информационная война.

Так, ставка делается на позиционировании гражданской войны в Сирии как конфликта Башара Асада с собственным народом. На днях Amnesty International опубликовала доклад под весьма громким названием «Я хотел умереть», посвященный многочисленным видам пыток в сирийских тюрьмах. «Масштаб пыток и жестокого обращения с людьми в Сирии достиг такого уровня, который не наблюдался в течение многих лет и стал напоминанием о темной эпохе семидесятых-восьмидесятых годов прошлого века», — говорится в докладе. Еще одним доказательством войны президента с простыми сирийцами стали обвинения сирийской армии в закладке противопехотных мин вдоль турецко-сирийской и турецко-ливанской границ. Говорят, что это сделано для того чтобы помешать многочисленным потокам беженцев (по данным ООН, с начала внутреннего конфликта в Сирии свои дома были вынуждены покинуть 230 тыс. человек, из которых 200 тыс. стали внутренними переселенцами, а 30 тыс. сбежали в Турцию, Иорданию и Ливан). Между тем формально Дамаск имеет право на установки противопехотных минных заграждений — Сирия является одной из стран, не подписавших конвенцию о запрете использования противопехотных мин. И минирует он границы, по словам проправительственных экспертов, не для противодействия потокам беженцев из Сирии, а чтобы остановить нелегальный трафик оружия и боевиков в Сирию.

Одновременно с этим удары наносят и по самому имиджу президента, пытаясь разрушить тщательно конструируемый официальным Дамаском образ «защитника нации» и «реформатора». Так, оппозиция заявила о том, что ей удалось получить личную переписку Башара Асада и его ближайших соратников — несколько тысяч электронных сообщений, посланных с июня 2011 по февраль 2012. На днях британская Guardian опубликовала фрагменты (при этом журналисты достаточно уважаемой газеты, желая избежать возможных репутационных последствий, добавляли, что не могут гарантировать полную подлинность этой переписки). Так, в частности, читателям газеты стало известно, что Башар Асад активно принимал советы Ирана по «урегулированию мятежа» и весьма скептически комментировал предложенные им самим реформы, называя их «никчемными потаканиями чиновникам, журналистам и партиям, выступающим за проведение выборов». А его жена во время сложной экономической ситуации в стране тратила тысячи долларов на покупку товаров из Европы — в частности, заказала из Парижа несколько дизайнерских подсвечников, люстр, столов и наборов для приготовления фондю.

При этом попытки президента найти политическое решение откровенно игнорируются. Запад не оценил проведенный конституционный референдум, и не считает важными выборы 7 мая. «Проводить выборы в парламент, который будет штамповать заранее принятые решения на фоне того насилия, которое мы видим, — это просто нелепо», — заявила представительница Государственного Департамента Виктория Нуланд.