Дальний прицел

Москва, 23.03.2012
Дочерняя структура российского концерна, Gazprom Marketing & Trading Switzerland AG, подписала протокол о намерениях с возможными покупателями газа с израильского газового месторождения «Тамар». Хотя залежи восточного Средиземноморья еще не разрабатываются, «Газпром» не хочет терять контроль над газовыми потоками в ЕС.

Фото: РИА Новости

На шельфе Израиля есть два крупных газовых месторождения — «Тамар» и «Левиафан» у побережья северного города Хайфы. Запасы первого, по уточненным и обнародованным на прошлой неделе данным, достигают 238 млрд кубометров газа. Потенциал второго оценивают в 453 млрд кубометров с вероятностью, которая на нынешнем этапе изысканий составляет 50%.

Компания Isramco Negev 2 LP, которой принадлежат 28,7% прав на газовое месторождение «Тамар», опубликовала биржевое коммюнике о начале официальных переговоров с российским концерном. Согласно коммюнике, стороны составили протокол о намерениях по ведению неэксклюзивных переговоров о закупке российским газовым монополистом израильского газа.

Российская сторона намерена приобретать 2-3 млн тонн сжиженного природного газа (СПГ) в год на протяжении 15-20 лет, начиная с 2017 года. Газ будет приобретаться через компанию по сжижению природного газа, которую намерен создать консорциум. В конце 2011 года с южнокорейской Daewoo Shipbuilding & Marine Engineering Co. и D&H Solutions AS (СП Daewoo Shipbuilding и норвежской Hemla) был подписан протокол о намерениях по строительству плавучего завода по сжижению газа.

Открытые 3-4 года назад в экономических водах Израиля запасы газа могут не только кардинально изменить структуру энергопотребления страны, но и стать еще одним источником поставок «голубого топлива» в Европу. И, хотя составить серьезную конкуренцию российскому экспорту вряд ли получится, тем не менее увеличение спотового предложения СПГ на европейском рынке не может не беспокоить «Газпром».

«Разрабатываемые сейчас газовые месторождения «Тамар», «Далит» и «Левиафан» не сделают Израиль крупным игроком на европейском газовом рынке. Скорее можно говорить о том, что работа по увеличению добычи газа через 6-7 лет сделает Израиль самодостаточным в этом вопросе и избавит страну от необходимости импортировать газ, — говорит аналитик «Инвесткафе» Виталий Михальчук. — Суммарные запасы месторождения «Левиафан» составляют 453 млрд кубометров, месторождения «Тамар» более 200 млрд кубометров, месторождения «Далит» — около 20 млрд кубометров. Оператором месторождений и крупнейшим держателем акций (36-40% в них) является американская компания Noble Energy, но ресурсы этой компании в разработке столь крупных месторождений ограничены. Думаю, что разработка месторождения «Тамар» начнется не позднее 2013 года, а разработка «Левиафана» не позднее 2016 года. На данный момент Израиль является импортером газа — 2,1 млрд кубометров в 2010 году было закуплено у Египта. Основной топливо-энергетического баланса остается нефть (67%) и уголь (30%). Пока добыча газа составляет около 800 млн кубометров в год, то есть хотя бы для того, чтобы избавить страну от поставок из Египта, требуется нарастить добычу почти втрое. По этим причинам, я считаю, что израильский газ не будет конкурентом российскому на европейском рынке».

В свою очередь, старший инженер «Инжиниринговой компании «2К» Андрей Правдин полагает, что израильский газ, если он будет поставляться на экспорт, будет направляться на рынки Южной Европы. «Для "Газпрома" этот регион является стратегическим, особенно в перспективе — после запуска "Южного потока". Резервируя израильский газ, "Газпром" пытается заранее снизить влияние потенциального конкурента на рынках Южной Европы, — считает он. — Несмотря на значительный объем обнаруженных запасов израильского шельфа — общая оценка запасов Левантийского бассейна оценивается в 3,17 трлн кубометров, пока рано говорить об экспортном потенциале Израиля. Во-первых, месторождения были открыты совсем недавно, сейчас фактически еще идет разведывательное бурение. То есть запасы еще требуют подтверждения, после чего можно будет определить и примерные объемы годовой добычи. Во-вторых, учитывая планы Тель-Авива по увеличению газопотребления в стране, не исключено, что основную часть газа с шельфовых месторождений Израиль будет потреблять сам. Таким образом, экспортные объемы могут оказаться незначительными».

Интерес «Газпрома» к данному проекту может объясняться следующим образом, рассуждает ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов. «Во-первых, "Газпром" хочет и на рынке СПГ стать одним из крупнейших игроков, возможно даже лидером. Поэтому компания приобретает соответствующие активы, развивает внутри себя эти компетенции, строит мощности по сжижению, обменивается опытом с другими игроками данного рынка, — говорит он. — Во-вторых, это выход на новые для компании рынки, диверсификация, которая может быть весьма интересна и которая может позволить ей начать работу на Ближнем Востоке, Северной Африке, и в целом в бассейне Средиземноморья. В-третьих, здесь может иметься и политический подтекст, который заключается как в укреплении экономических связей между Россией и Израилем, и появлении "Газпрома" у границ стран Аравийского полуострова — традиционных добытчиков углеводородов, так и в возможности контролировать поставки газа с этого месторождения в Европу, то есть, чтобы обезопасить себя от ненужной конкуренции».

По мнению аналитика, теоретически есть возможность конкуренции российского и израильского газа на европейском рынке. «Но до момента начала промышленной эксплуатации пройдет еще немало времени, за которое многое может измениться, как на этом конкретном месторождении, так и в газоснабжении всей Европы, — полагает он. — Поэтому лишь ближе к началу добычи газа, когда будут заключены остальные соглашения на его поставку, можно будет говорить о возможной конкуренции с российским газом. Но если учесть, что Израиль до последнего момента не вел промышленную добычу на собственных месторождениях углеводородов, то думаю, что первой задачей нового месторождения будет обеспечение внутренних потребностей государства, а не экспорт».

В данном случае «Газпром» поступает дальновидно, соглашается начальник отдела методологии оценочной деятельности АКГ «МЭФ-Аудит» Константин Гречухин. «А также своевременно реагирует на изменение экономических условий. Сжиженный газ будет направляться на Дальний Восток, где Япония нуждается в нем после аварии на атомной станции в 2011 году. Вопросы по дальнейшему использованию ядерной энергетики не решены, а сама Япония является очень энергозависимой страной, — полагает аналитик. — Также при падении спроса на натуральный газ в условиях возможных кризисных явлений "Газпром" сможет присутствовать на спотовых площадках. Но дальневосточного спроса будет вполне достаточно».

«Думаю, совместная работа на этом газовом месторождении выгодна как Израилю, так и "Газпрому". На мой взгляд, это хорошо, — говорит аналитик ИФК «Солид» Дмитрий Лукашов. — Политическая напряженность на Ближнем Востоке и, в первую очередь, в соседнем Ливане, не дает Израилю протянуть газопровод в Европу. Ему нужен стратегический партнер, имеющий технологии бурения и опыт. "Газпром", в свою очередь, не прочь поучаствовать в проекте, который может конкурировать с его поставками. Как говорит пословица, «если все равно никак нельзя помешать, то уж лучше тогда возглавить»… освоение нового месторождения газа. Ведь сжиженный природный газ, в отличие от газопроводов, можно отправить не только в Европу, но и куда-нибудь подальше — к примеру, в Юго-Восточную Азию».

Для «Газпрома» участие в СПГ проектах — больше стратегическая задача, чем экономическая, отмечает аналитик ФГ БКС Андрей Полищук. «Концерн намерен увеличить свое присутствие на рынке СПГ, в том числе за счет своп-операций. Это позволит компании не только увеличить свои финансовые показатели, но и снизить риски, связанные с ростом конкуренции на европейском рынке газа, — говорит он. — Газ с израильского месторождения планируется поставлять не только в Европу, но и в Азию, что, соответственно, приведет к росту конкуренции на рынках. Отмечу также, что участие в Форуме стран-экспортеров газа (ФСЭГ) никак не ограничивает участие «Газпрома» в международных проектах любого уровня и закупка израильского газа не повлияет на отношения с арабскими странами».

Если говорить о влиянии российско-израильского сотрудничества на взаимоотношения между членами ФСЭГ, то вряд ли новые договоренности приведут к осложнениям, соглашается Андрей Правдин. «В частности, ранее, до обнаружения у берегов Израиля газовых месторождений, Россия планировала поставлять газ в Израиль по "Голубому потоку". И этот фактор не помешал создать ФСЭГ и вести работу по развитию нового объединения», — напоминает он.

Константин Гречухин также уверен, что вряд ли отношения с Израилем в газовой сфере смогут сместить положительный баланс отношений с арабскими странами в заметной степени именно в рамках ФСЭГ. Сама организация только формируется и складывается и каких-то четких правил игры в ней еще не установлено.

«Когда речь идет о прибыли, то политические разногласия отходят на второй план, — говорит Дмитрий Баранов. — При этом российско-израильское сотрудничество не направлено на дискриминацию остальных газодобытчиков и нисколько не ущемляет их права. И, наконец, ФСЭГ пока все же больше консультативный орган, а не полувоенная структура, которая определяет кому с кем "дружить", и наказывает за отступничество. Так что это соглашение не нанесет ущерба отношениям "Газпрома" с другими газодобытчиками, наоборот, не исключено, что "Газпром" может рекомендовать Израиль к вступлению в ФСЭГ, когда он выйдет на промышленные объемы добычи газа».

У партнеров

    Новости партнеров

    Tоп

    1. Курс доллара готовят к обвалу
      Курс доллара готовят к обвалу
    2. Курс доллара: 55 рублей за доллар – это не шутка
      Курс доллара: 55 рублей за доллар – это не шутка
    3. Гисметео, прогноз погоды на неделю: погода снова удивит
      Гисметео, прогноз погоды на неделю: погода снова удивит
    Реклама