Жизнь после кризиса

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
29 марта 2012, 14:01

После того как Греция выполнила требования «большой тройки» кредиторов и получила спасительный кредит, ряд экспертов и политиков поспешили заявить, что дно кризиса в Европе пройдено. Так, еще в начале марта на встрече глав стран ЕС президент Франции Николя Саркози сообщил, что финансовый кризис завершился. Правда, он тут же оговорился, что «экономический – нет», но выступление показательно. Если и не закончился, то все ждут этого с надеждой.

Фото: picvario.com/ Russian Look
Эксперты начинают задумываться: как будут развиваться события для Европы после завершения кризиса

Насколько справедливы такие заявления и надежды, говорить рано. Однако о будущем Европы эксперты задумываются все чаще. Так, Майкл Боскин опубликовал в Project Syndicate статью про будущее Европы после кризиса. По его мнению, есть три возможных варианта существования региона после кризиса: распад, двухуровневые отношения с введением «евро-В» и еще большая консолидация. Боскин – профессор экономики Стэнфордского университета. Он был главным экономистом администрации США в период управления страной Джорджем Бушем (1989-93).

По мнению экономиста, после урегулирования ситуации с греческим долгом вероятность заражения других стран «инфекцией» и серии банкротств банков европейских значительно снизилась. А после вливаний ликвидности рынкам со стороны ЕЦБ и вовсе «настало время смотреть в будущее». Где Европейский союз, еврозона и страны с высокой задолженностью будут дальше, задается вопросом Боскин. Сможет ли Европа вернуть свое благосостояние без эксцессов, без экономических трудностей и социальных беспорядков, свержения правительств в периферийных странах, что подрывает и без того слабые отношения с кредиторами?

Сейчас существуют и другие признаки того, что ситуация улучшается: экономика США хотя и медленно, но возрождается, Китай, Бразилия и Индия помогают своим партнерам в Европе и Северной Америке, а рецессия в ЕС может оказаться короткой и мягкой. Это создает основу для трех общих сценариев, каждый из которых будет иметь последствия для европейской и мировой экономики, финансовой и банковской системы, и отношений между государствами-членами и институтами ЕС.

В первом случае, считает Майкл Боскин, Европа выходит из кризиса, обеспечивая большие бюджетные ограничения государств-членов и сокращая очевидные риски. Этот сценарий является наиболее вероятным, считает старший аналитик ИФК «Солид» Артур Ахметов. Единая еврозона со строгими бюджетными правилами выгодна не только европейским странам, но и остальному миру. Только в этом случае эффект от падения спроса в регионе будет наименее болезненным. В то же время на завершение кризиса потребуется несколько лет. За этот период проблемные страны должны будут научиться жить по средствам (а не в долг), а европейские банки – обновить структуру капитала, чтобы снизить степень риска, при этом будет сохраняться риск нового валютного кризиса. Впрочем, альтернатив этому попросту нет – все другие варианты развития события подрывают доверие к евро и опасны в мировом масштабе.

Во втором случае, считает американский экономист, образуется двух- или трехуровневая Европа. Она включает двухуровневый евро – для слабых стран, использующих отдельную валюту «евро-B». «Промежуточный вариант существования еврозоны, когда в обращении находятся сразу два евро, один для сильнейших и один для более слабых членов союза, с возможностью слабым странам после выполнения ряда требований попадать в группу сильных, мне видится маловероятным, – говорит содиректор аналитического отдела "Инвесткафе" Григорий Бирг. – В таком случае снижается предсказуемость курса евро, усложняется работа ЕЦБ как монетарной власти и появляется риск демотивации фискальных органов слабых стран. Отсутствие единого органа, контролирующего фискальную политику стран – членов еврозоны, и привело к чрезмерным расходам государств и населения».

При последнем сценарии, по мнению Боскина, возникает децентрализованная Европа, где существуют соглашения в области торговли, но более мелкие и однородные страны составляют ядро еврозоны. Такая конструкция будет гораздо более популярна у граждан региона, которые недовольны слишком быстрым ростом мощности ЕС и потерей традиционного суверенитета. Некоторые нынешние члены евро – Греция (и, возможно, другие) – вернутся к национальной валюте. Но, по мнению финансового консультанта Saxo Bank Кирилла Самышкина, полный распад зоны евро вряд ли возможен: никто из европейских политиков не возьмет на себя ответственность по перечеркиванию усилий последних 50 лет или даже последних двух – слишком многое было сделано и делается для спасения. Более того, это абсолютно не в интересах стран-лидеров ЕС и США.

Между тем, уверен Майкл Боскин, ни один из этих вариантов не дастся Европе и миру легко, каждый сценарий влечет за собой серьезные трудности и большие риски. «Мы можем ожидать дальнейших потрясений в Европе – от банков, государственного долга и социальных волнений, – заключает автор статьи. – Но нельзя списывать ЕС со счетов. Он по-прежнему имеет большую силу и при проведении разумных реформ может выжить и, в конце концов, вернуться к процветанию и стабильности. Однако надо понимать: Европа сейчас ближе к началу этого процесса обновления, чем к его концу».

Предупреждение обоснованное. Тем более что, по мнению главного аналитика Московского фондового центра Искандера Абдуллаева, все варианты Боскина в краткосрочной перспективе обрушат рынок капитала и сырья до минимумов и сделают нецелесообразным закачивание в рынки триллионов долларов, которые делали до этого центральные банки. Наиболее реальны, полагает эксперт, два варианта: «феодальная система», но только со странами, у которых более-менее стабильный рост и более низкое долговое бремя, а также полный распад Европы, при котором придется разделиться на отдельные страны, как было до объединения в ЕС.

Каждый сценарий имеет реальные основания для существования. Так или иначе, но дальнейшее зависит от того, как будут развиваться события в еврозоне в ближайший год.