Подготовка к нефтяному ралли

Али Алиев
30 марта 2012, 08:52
Иллюстрация: Эксперт Online
Россия не исключает возможности увеличения поставок нефти в ЕС из-за иранского эмбарго

«Очевидно, что сокращение поставок нефти из Ирана на европейский рынок будет приводить к увеличению экспорта нефти на рынок Европы из разных стран, в том числе и из РФ», — заявил замминистра энергетики Анатолий Яновский.

«При этом величина (объем увеличения поставок) будет зависеть от некоторых факторов. Во-первых, возможности замещения на тех или иных заводах (НПЗ — ред.), которые технологически были настроены на иранскую нефть, нефтью другого сорта. Во-вторых, от транспортных возможностей. В-третьих, от возможности увеличения добычи при удовлетворении внутренних потребностей страны. С учетом всех этих факторов мы сможем посмотреть результаты статистики в течение нескольких месяцев», — пояснил замглавы Минэнерго.

Отметим, что накануне британская Financial Times привела слова министра энергетики Франции Эрика Бессона, который сообщил, что правительства США, Франции и Великобритании обсуждают совместные действия по экстренной расконсервации стратегических запасов нефти на фоне опасений, что высокие цен на нефть могут прервать экономический рост. «США запросили об этом. Франция поддерживает предложение, — отметил Бессон. — Сейчас мы ждем решения Международного энергетического агентства».

В свою очередь, глава Минэнерго Сергей Шматко заявил, что Россия спокойно относится к решению США и Великобритании вскрыть нефтяные резервы для снижения мировых цен. «Понятно, что сегодняшняя ситуация с высокими ценами на нефть заботит, в первую очередь, страны-потребители. Мы к этому относимся спокойно, мы считаем, что в России ведется комплексный анализ всех возможных "развилок", связанных с тем или иным поведением цен на мировом рынке, и соответствующие сценарии у нас учтены в социально-экономическом прогнозе», — заявил министр на брифинге в четверг.

Указав факторы, которые могут повлиять на увеличение поставок, Анатолий Яновский, по мнению генерального директора компании «ФинЭкспертиза» Агвана Микаеляна, не отметил самое главное: их имело бы смысл учитывать только тогда, когда возникнет реальная необходимость увеличить поставки в Евросоюз именно за счет России.

«На мой взгляд, введение нефтяного эмбарго против Ирана в нынешних условиях совсем не подразумевает того, что недопоставка иранской нефти будет компенсирована за счет российских ресурсов. Скорее всего, речь идет о дополнительном экспорте нефти из Северной Африки, и, возможно, из Саудовской Аравии, — полагает он. — Справедливым будет отметить и то, что резко, в сжатые сроки, увеличить объем нашей нефтедобычи практически нереально. Весьма сомнительно, что мы могли бы сейчас предложить Европе нефть в большом объеме, не нанеся ущерб внутреннему потреблению. Да и, как мне видится ситуация, в Европе пока на нашу нефть сильно не претендуют».

Чтобы заменить иранскую нефть в Европе необходимо ее откуда-то взять, говорит директор департамента Due Diligence «2К Аудит —Деловые Консультации/Морисон Интернешнл» Александр Шток. «Объем добычи нефти в России в 2011 году составил 511,4 млн тонн. По итогам 2012 года прогнозируется рост этого показателя на 1% или примерно на 5,1 млн тонн. Объем поставок иранской нефти в Европу в 2011 году оценивался в 34,6 млн тонн. Таким образом, даже если весь прирост по добыче нефти в России будет направлен в Европу, максимум удастся заменить не более 15% иранской нефти, — считает он. — Однако здесь необходимо учитывать и рост внутреннего потребления, который неизбежен при общеэкономическом подъеме, а также поставки на рынки АТР, которые сегодня являются приоритетными для РФ. Ввиду этих факторов пока не вполне понятно, за счет каких ресурсов Россия рассчитывает увеличить поставки нефти в ЕС».

Наиболее вероятной альтернативой иранской нефти в Европе, по словам аналитика, станет нефть других членов ОПЕК. «Картель в целях регулирования нефтяного рынка искусственно сдерживает рост нефтедобычи за счет квот. Повышение квот позволит ОПЕК в полной мере заменить иранскую нефть в Европе. Саудовская Аравия, в частности, уже повышает объемы нефтедобычи для дополнительных поставок в ЕС, — отмечает он. — Расконсервация стратегических запасов может привести к резким колебаниям на нефтяном рынке. Первая реакция уже была — в феврале цены на нефть выросли примерно на 10% после повышения градуса напряжения в отношениях ЕС и Ирана. Сейчас может последовать обратная реакция. Во-первых, Иран скорректирует логистику своих поставок и увеличит свое присутствие на нефтяных рынках АТР. Во-вторых, ОПЕК нарастит добычу для дополнительных поставок нефти в Европу. В результате на рынке увеличится предложение, что может привести к снижению нефтяных котировок».

Аналитик ФГ БКС Богдан Зыков согласен с тем, что определенное увеличение поставок нефти произойдет, но на практике у российских компаний просто нет производственных ресурсов, за счет которых можно было бы существенно сократить дефицит, возникший из-за ситуации в Иране. «Использование стратегических запасов нефти США, Британии и Франции может на некоторое время стабилизировать ситуацию, но надо понимать, что эти страны вряд ли будут готовы использовать их длительное время — скорее произойдут какие-то изменения на международной политической арене, — полагает он. — В ценах уже сейчас заложена «иранская премия», поэтому существенного роста ожидать не стоит».

Россия вряд ли сможет воспользоваться ситуацией с иранским эмбарго, несмотря на высокую цену на Urals, считает аналитик «Инвесткафе» Виталий Михальчук. «У России отсутствуют избыточные нефтяные мощности и возможность быстро увеличить объемы добычи нефти. В 2011 году увеличение добычи нефти по отрасли составило всего 1,2% (общая добыча — 511,4 млн тонн), российским нефтяным компаниям пока сложно преодолеть стагнацию из-за падения добычи в Западной Сибири, — говорит он. — Кроме того, избыточные мощности существуют у стран Персидского залива, и такие крупные поставщики нефти, как Саудовская Аравия, уже объявили об увеличении. Иранская нефть в Европе и Азии скорее всего будет заменена импортом из ОАЗ, Катара и Саудовской Аравии».

Большую часть иранской нефти закупают всего три страны — Испания, Италия и Греция, отмечает аналитик, а они географически не самые удобные партнеры для России. «В общем объеме экспорта нефти Ираном в Европу они составляют 68%, или 23,5 млн тонн из 34,6 млн тонн. Сейчас европейские страны активно наращивают свои стратегические запасы черного топлива на случай резкого взлета цен. Стратегические запасы нефти во Франции составляют около 20 млн тонн, дневное потребление — 180 тыс. тонн (примерно на 110 дней). Однако сама Франция вряд ли повлияет на мировые цены на нефть, — полагает Виталий Михальчук. — По-моему мнению, на нефтяные цены существенно повлияет использование стратегических запасов США. На конец февраля 2012 года стратегические запасы нефти США составляли 95,2 млн тонн (хватит на 35-37 дней). В случае использования стратегических запасов цены на нефть снизятся, но эффект будет довольно краткосрочным, исходя из времени использования резервов. Консервативный прогноз по средней цене за баррель в 2012 году — 110-115 долларов за баррель».

Основной риск связан не непосредственно с сокращением поставок нефти из Ирана в европейские страны — на них приходится меньше 20% продаваемой Ираном нефти, порядка 600-700 тыс. баррелей в сутки, соглашается  аналитик Allianz РОСНО Управление активами Ариэл Черный. «Повысить поставки в таком объеме для стран ОПЕК и России большой проблемы не составит, можно будет обойтись и без расконсервации стратегических запасов США и других западных стран, — полагает он. — Расконсервация возможна скорее как психологическая мера для участников рынка, нацеленная на снижение объема «избыточного» спроса, хотя в прошлом году эффективность этой меры оказалась достаточно низкой».

Основной же риск, связанный с Ираном, по мнению аналитика, — это возможные проблемы с поставками нефти через Ормузский пролив, через который проходит порядка 15% от всей потребляемой в мире нефти (более 13 млн баррелей в сутки) в случае эскалации конфликта. «Именно этот риск сейчас поддерживает цены на нефть на повышенном уровне, ведь компенсировать весь объем поставок через Ормузский пролив или найти альтернативный маршрут практически невозможно. В том (маловероятном) случае, если открытый конфликт все-таки начнется, цены на нефть вырастут очень сильно, — уверен он. — Просто же эмбарго при сохранении поставок через пролив вряд ли как-то серьезно повлияет на цены».

Европейцам, при всей их оперативности в поиске новых источников поставок, все равно не в полной мере удастся избежать проблем, полагает начальник отдела методологии оценочной деятельности АКГ «МЭФ-Аудит» Константин Гречухин. «Большая часть — около 70% нефти, поставляемой в Европу Ираном приходится на и без того испытывающие кризисные экономические явления страны — Грецию, Италию, Испанию, — говорит он. — Европа в первую очередь ориентируется на поставки из Саудовской Аравии. Если говорить о вкладе России в дело стабилизации ситуации, то доставка самой нефти на юг Европы немаловажный вопрос — прямого нефтепровода туда нет. В любом случае, использование крайних мер, таких как расконсервация запасов, все равно сказывается на конечной цене. Рост цен в любом случае произойдет, пусть и не в крайних пределах».

По мнению управляющего фондом «Финам Нефтегаз» Романа Беседовского, Россия, безусловно, заинтересована в получении дополнительных доходов от экспорта нефти и в состоянии обеспечить увеличение экспорта  в Европу до 1 млн баррелей нефти в сутки (т.е. до половины всего иранского экспорта). «Проблема, как правильно заметил замминистра энергетики, заключается не только в транспортных возможностях РФ, но и — даже в большей степени — в технологических возможностях европейских НПЗ и обеспечении насыщенности внутреннего российского рынка топлива. Увеличение объемов экспорта нефти может негативно отразиться на обеспеченности сырьем отечественных НПЗ и, как следствие, ситуации на внутреннем рынке топлива, — отмечает он. — Заявления же о расконсенрвации запасов, на мой взгляд, в первую очередь адресованы рынку с целью охладить его ценовую конъюнктуру. Что касается длительности эффекта, если расконсервация все-таки произойдет, то, наверное, можно говорить о периоде в несколько месяцев. В краткосрочном периоде не исключено повышение стоимости нефти до 135-140 долларов за баррель марки Brent, а возможно, даже и несколько выше, однако впоследствии увеличение предложения со стороны основных участников мирового рынке собьет цены. На конец года наш базовый прогноз нефти марки Brent находится на уровне 130 долларов за баррель».