Радикальный уклон

Сергей Тихонов
6 марта 2012, 15:14

Финальные акции уличной демократии, состоявшиеся 4 и 5 марта в Москве, кроме того, что выявили победителя психологического противостояния последних месяцев, позволяют сделать два принципиальных вывода: во-первых, искусственная радикализация столичной молодежи достигла опасных пределов, а во-вторых, следует признать эффективность команды технологов Путина, ювелирная работа которых вызывает восхищение. В развязке разыгранной эпопеи они создали сильный драматический финальный акцент, заставивший зрителей посочувствовать своему герою и даже пустить вместе с ним слезу радости. Однако «тишина» полиции была таки нарушена, что настораживает — как бы власть все-таки не наломала дров.

Фото: AP
Массовый митинг на Пушкинской площади в Москве

Вечером 4 марта, когда стало известно, что Владимир Путин победил на выборах с триумфальным результатом 62%, он вышел к огромной толпе своих сторонников на Манежной площади и произнес красивую трогательную речь. Он отметил, что «выборы стали тестом для России на политическую зрелость, самостоятельность и независимость». «Я благодарен всем, кто сказал "Да!" великой России. Я обещал вам победить. И мы победили!» — воскликнул он под бурные овации собравшихся. В этот момент по правой щеке Путина скатилась слеза. В приступе волнительных эмоций кандидат-победитель пустил слезу победы, вызвав волну симпатии к себе не только участников митинга, но и всей зрительской аудитории страны. Это был сильный эмоциональный эффект, созданный по всем законам классической драматургии. На лицах многих людей, стоящих близко к сцене, была заметна улыбка умиления, а некоторые, особо чувствительные женщины, у экранов телевизоров, прослезились вместе с героем. Путин позже, правда, признался, что слезы — от ветра, но все увидели то, что хотели увидеть. На митинге народ ликовал, дудел в трубы и свистел, как будто перед ним предстал император-освободитель Европы от наполеоновского нашествия. Путин призвал всех «объединиться вокруг интересов народа и Родины» и выразил уверенность, что попытки устроить провокации и развалить государственность России не пройдут». Полиция насчитала в этот раз 110 тыс. человек. Было похоже на правду, потому что не только сама площадь была забита полностью, но и прилегающие к ней улицы.

Одновременно митинги победы прошли еще в нескольких местах Москвы, а также в других городах. Самые массовые состоялись на площади Революции и Лубянской площади. На площади Революции ведущие по окончании попрощались с участниками и предложили им отправиться на народные гуляния, чтобы отпраздновать победу. Участники акции на Лубянской напоследок выпустили в небо огромную мягкую игрушку в виде хомяка, привязанного к воздушному шару. Как отметил ведущий, «этот хомяк символизирует противников Путина, которые были настроены на развал страны, но у них ничего не получилось».

На следующий день оппозиция дала ответный уличный бой. Впрочем, повторить успех первых Болотных и Сахарова им опять не удалось, даже несмотря на апофеоз состоявшегося плебисцита. Они собрали на Пушкинской площади около 15 тыс. человек, а в митинговой группе Facebook записалось и вовсе 10 тыс. Сценарий митинга повторился в точности до запятых — лидеры со сцены выкрикивают заклинания, а толпа послушно повторяет за ними. В этот раз чаще всех звучал лозунг «Россия без Путина!», а также «Мы здесь власть!» вместо призывов к честным выборам и политической реформе. И опять выступающие в такт своим крикам методично раскачивались из стороны в сторону. Когда я оказался в эпицентре этой толпы, меня насторожило одно обстоятельство: многие участники митинга имели озлобленное выражение лица, в их глазах можно было увидеть ярость, сила которой уже приближается к уровню выступающих со сцены лидеров. То есть оппозиционным политическим силам удалось максимально радикализовать свою аудиторию, которая состоит в основном из столичной молодежи и горожан, считающих себя представителями среднего класса (ибо точно определить, что такое средний класс, никто пока не может). Во время митинга выступавший с трибуны координатор «Левого фронта» Сергей Удальцов заявил, что не уйдет с площади, «пока не уйдет Путин». На его обещание остаться правоохранители посмеялись: «Ну и стой!» Помимо разрешенной акции у оппозиции были и другие планы. Так, в интернете от имени движения «Прорыв» появился призыв опоясать Кремль «белым кольцом» — как это уже было однажды на Садовом. Но от этой креативной, но уже не новой затеи решили отказаться.

Потерпев поражение на выборах и в уличных противостояниях, несистемная оппозиция избрала, похоже, новую тактику. Снижение массовости протестных акций компенсируется более выраженным радикализмом участников. Оппозиция прямо заявляет о готовности к несанкционированным действиям. На Пушкинской, несмотря на окончание акции, некоторые участники остались на площади и стали выкрикивать лозунги, призывающие к свержению власти. В результате 250 человек были отправлены в автозаки. Еще свыше 50 человек, в том числе оппозиционер Эдуард Лимонов и националист Дмитрий Демушкин со своими соратниками, были задержаны на Лубянской площади за попытку провести неразрешенные акции. ОМОН действовал весьма жестко, людей тащили волоком. Митинги дождались разгона, а их организаторы заявили: жестокость полиции вернулась с победой Владимира Путина.

Стоит отметить, что 4 и 5 марта состоялись не финальные уличные акции и, судя по настрою их лидеров, продолжение следует. Уже заявлено, что оппозиционеры сконцентрируются на митинге 10 марта. Ни власть, ни экспертное сообщество не знают, как успокоить этих людей. Уже что только ни делали. И требования по либерализации политической системы выполнили, и полицию приструнили, и сделали все, чтобы выборы президента прошли максимально прозрачно и подконтрольно обществу. Ничто не помогло — теперь звучит просто «Россия без Путина!» и остальной голый негатив по отношению к власти. Сколько он будет еще звучать на улицах столиц и какие действия предпримет команда Путина теперь? Главное, чтобы не наломали дров, поддавшись на яростные провокации оппонентов.