Владимир Путин и «Люди XXI»

Надежда Край
6 марта 2012, 09:30

Среди тех, кто поддержал лидера президентских выборов, значительную часть составили так называемые «Люди XXI». Кто они и как соотносятся с «креативным классом», выступавшим за честные выборы на Болотной площади? Чего от них ждать в дальнейшем? Об этом рассказала Лариса Паутова, директор проектов Фонда общественного мнения.

Фото: picvario.com
«Люди-XXI» всегда в курсе важных событий, ценят информацию и умеют ей пользоваться.

Кто такие «Люди XXI»? Это тот же «креативный класс», который в декабре и в феврале выходил на митинги «За честные выборы»?

— Понятие «Люди XXI» ввел ФОМ. Это так называемые социальные инноваторы, локомотивы трансформаций в обществе. Они всегда в курсе важных событий, ценят информацию и умеют ей пользоваться, непрерывно учатся, стремятся к творчеству и самореализации, мобильны и трудолюбивы, заботятся о себе и оптимизируют свое время. Их отличает некая более-менее общая система ценностей и приоритетов, но, вместе с тем, это очень разные люди. Их называют и «креативным классом», и «сетевыми хомячками» и «недовольными горожанами».

Эта группа еще достаточно аморфна и только начинает осмыслять себя — причем чаще всего через отрицание — вспомните лозунги Болотной: «Мы не немы», «Хорошо зарабатываю, плачу налоги, не хочу в бандерлоги».

Рейтинг Владимира Путина в этой группе, в целом, ниже, чем среди остального населения, однако процент тех, кто поддержал его кандидатуру на выборах все же достаточно высок. О поддержке заявили 45% опрошенных (среди остального населения — 52%участников опросов).

— Как получилось, что одна и та же страта голосует за Путина и выходит на протестные митинги?

— Прежде всего, все эти люди еще не оформились в какую-то четкую группу. Сюда относятся очень разные люди, с разными запросами и настроениями, из регионов и столиц. Это как раз сущность этой группы — они пока не знают, чего хотят. Часть из них лояльны к власти, часть выступает против. До февраля 2012 г. данные опросов заставляли ожидать дальнейшего роста разочарованности и протестных настроений среди этой категории жителей России. Однако в последнее время социологам приходится резко менять свои прогнозы: протестные настроения «Людей XXI», судя по всему, идут на спад.

Эти люди — прагматики, это вовсе не та политическая сила, которая пойдет за несистемной оппозицией. Это труженики, они всегда балансируют между своими интересами и интересами общества. При этом в последнее время в их среде намечается постепенный переход от Я-проекта к Мы-проекту.

Можно ли отметить некий поворотный момент, который повлиял на смену общественных настроений?

— Таким моментом, пожалуй, стоит считать митинги на Болотной площади и на проспекте Сахарова. Оппозиция не смогла на них представить ни одного лидера, который вызвал бы доверие и уважение у этой социальной группы.

То есть, этим людям недостает собственного лидера, и поэтому они пока еще не являются политической силой…

— Они безусловно станут политической силой, как только появится партия готовая выразить их интересы. Запрос на такую партию отчетливо ощущается уже в городах-миллионниках. В Москве он, возможно, менее слышен, поскольку здесь вообще больше политических альтернатив.

 1-------potextu.jpg Источник: Фонд Общественное Мнение
Источник: Фонд Общественное Мнение

В качестве кандидата на партию для «Людей XXI» прочили «Правое дело», однако это все же не тот формат. В «Правом деле» слишком сильны отголоски 90-х. Лидерами новой партии должны стать не знакомые всем либералы и не олигархи. Михаил Прохоров, конечно, фигура для этой аудитории положительная, его рейтинг здесь выше, чем среди остального населения. Однако после максимума в середине февраля поддержка его кандидатуры на выборах пошла на спад.

Можно ли сделать какие-то прогнозы относительно дальнейших умонастроений в этой группе? Как будут развиваться ее отношения с властью?

Социальные настроения в этой группе довольно неустойчивы, и спрогнозировать их сложно. Тем не менее, можно отметить, что этим людям присущ прагматизм, развитие гражданской активности и нацеленность на совместное решение общих проблем. Поэтому возможность диалога с властью весьма высока.