Вредный для пенсий закон

Владимир Громковский
экономист, предприниматель, инвестор
27 апреля 2012, 15:48

Недостаток денег в Пенсионном фонде имеет лишь одну причину – снижение рождаемости. Работающему приходится кормить все большее число пенсионеров. И это обстоятельство не поправить никаким «институциональным» способом. Даже либеральным философским камнем – свободной конкуренцией. А уж будут ли средства на пенсии отчисляться предприятиями или самими работниками, насильственно или «добровольно», общий экономический каравай, ВВП, от того не вырастет. Точно так же не имеет значения для пенсионеров, накопительная или солидарная (распределительная) пенсионная система установлена в стране: на накопленные средства можно приобрести только то, что произведено в год покупки. И если денежный спрос превышает предложение, происходит рост цен – он же обесценение пенсионных накоплений.

Некоторые частности, порой и немаловажные, от типа пенсионной системы и способа формирования пенсионных фондов зависят. Например, накопительная система способствует образованию долгосрочных инвестиционных ресурсов, развитию фондового рынка, росту нормы производственного накопления. Перекладывание пенсионных платежей на работников временно облегчит положение предпринимателей и в умозрении может дать толчок инвестициям. Однако на среднесрочном горизонте придется платить более высокую зарплату, компенсирующую работнику пенсионный платеж (налоги на фонд оплаты труда и заработная плата находятся в обратной зависимости, что установлено экономико-статистическими исследованиями). Да и спрос со стороны работников поначалу уменьшится, выйдет то на то. Однако подобные частности к самой пенсионной системе и к размеру пенсионного пирога относятся очень опосредованно.

Повышение пенсионного возраста может облегчить жизнь дефицитного Пенсионного фонда: число лиц, получающих пенсии, сократится. Однако оно не изменяет более глубокого обстоятельства, по отношению к которому пенсии – частный случай. Веду речь об относительном снижении числа работников в наиболее производительных возрастах при увеличении числа едоков в возрастах менее производительных.

Современная пенсионная система складывалась, когда уже возникла основанная на промышленности городская экономика, однако способ воспроизводства населения – семья и обычаи деторождения – сохраняли инерцию сельскохозяйственного деревенского образа жизни. Во второй половине XX века семья и фертильное поведение в промышленно развившихся странах изменились, что и привело к снижению рождаемости. И хотя нынешние времена стали называть постиндустриальными, в отношении семьи и деторождения продолжают происходить разрушительные изменения все того же рода: образ жизни остается по преимуществу городским, как и тип занятости населения. Разве что вместо станков многие «прикованы» теперь к компьютерам.

Пока не исчерпана промышленно менее развитая периферия, где образ жизни и обычай продолжают поддерживать высокую рождаемость, возможно – в умозрении – поддерживать существующее положение вещей за счет приезжих из других краев. Однако пример погибающих под наплывом пришельцев Европы и США, да уже и наш собственный, показывает, что это обязательно приводит к размыванию, а в перспективе – и утрате важнейших для людей вещей: языковой, религиозной, культурной, национальной идентичности. А далее – что видно пока не вполне отчетливо лицам, не склонным к размышлению, – непременно приведет, вслед за размыванием большинства (во всех смыслах), к распаду государств и, в конечном счете, гибели народов. Вначале это коснется стран, называвшихся ранее христианскими. Однако и народы, которые сегодня на подъеме, как китайцы и индийцы, ждет та же судьба, если продолжат путь индустриализации.

Россия и русский народ, надеюсь, еще имеют возможность свернуть с дороги современного «экономического роста», ведущей человечество в тупик, что показали доклады Римского клуба. У нас еще сохранилось, по меньшей мере в русском населении (включая украинцев и белорусов), но далеко не только в русском, подсознательное отторжение торгашеского подхода к жизни, потребительства, накопительства и других прелестей либерализма. Православная церковь – в отличие от протестантизма, скажем, – устойчиво воспроизводит это мировоззрение и отношение к жизни (за что и претерпевает постоянные поношения). Сохранилось у многих городских жителей и желание обрабатывать землю – в наступающие праздники увидим очередное тому подтверждение на миллионах садовых участков по всей стране. Говорить ли, что немалое большинство мечтает жить в собственном доме с участком земли и готово ради этого покинуть города? А где природа и воля – там и детей поднимать способнее, чем в задыхающихся от смрада городских многоэтажках.

Жить одним трудом крестьянина ныне невозможно – еще прежнее сельское хозяйство было неспособно занять всех, что проявлялось в аграрном перенаселении. Что же говорить о современном, высокопроизводительном? Однако как раз помянутые выше компьютеры, объединенные во Всемирную сеть проводами или радиосвязью, позволяют очень значительное число рабочих мест держать хотя бы и в самой отдаленной деревне. Да и современное производство давно перестало пугать грандиозностью заводов и фабрик, равно как и числом занятых на одном предприятии. Иными словами, городская плотность населения для значительной части производств более не требуется.

Возвращение к естественному образу жизни на новом уровне развития производительных сил – единственный способ борьбы с распадом семьи, вырождением народа, недостатком молодежи и избытком стариков. С дефицитностью пенсионных фондов, наконец. Потребны, однако, повсеместно хорошие дороги – и вообще дальновидная долгосрочная государственная политика развития не городов, но весей. Никакой «институт» – ни рыночный, ни даже самый честный суд в мире – не обеспечит самопроизвольно решительной перемены в размещении производительных сил и расселении: бегство во все более крупные и все быстрее растущие города – закон частного рыночного хозяйства. (Впрочем, чаяновского духа кооперацию  возродить стоило бы.) Но на то человек и одарен сознанием, чтобы был способен преодолевать естественные законы. В том числе вредные, хотя и естественные, законы экономики.