Девочки созрели

Москва, 04.04.2012
На Первом канале подходит к концу показ телевизионного сериала Валерии Гай Германики «Краткий курс счастливой жизни». На протяжении четырех недель фильм обсуждают в блогах и офисных курилках. Сериал вызвал полярно противоположные отзывы: от восторга до ненависти. Высказаться о «новой Германике» посчитали нужным даже те, кому обычно дела нет до подобных опусов. Как-то так само получилось, что «Краткий курс» стал заметным культурным событием. Нравится это кому-то или нет.

Кадр из сериала «Краткий курс счастливой жизни»

Сюжет очередного германиковского творения вполне тривиален: четыре офисных барышни слегка за тридцать ищут личное счастье в лабиринте семейных неурядиц, никчемных разговоров и чужих постелей, но, как и следовало ожидать, ничегошеньки не находят. Все остальное – фирменный авторский стиль: грубоватые и циничные герои, которые больше страдают не от бессмысленности жизни, а от внутренней пустоты, максимально приближенные к реальности диалоги, съемки «с руки» в духе «Догмы-95». Складывается впечатление, что персонажи не играют по указке автора, а живут собственной жизнью, случайными свидетелями которой мы становимся. Во всем выдержана узнаваемая манера, отовсюду веет знакомым настроением – в «Кратком курсе счастливой жизни» каждый вновь нашел то, за что он хвалил или поносил прежние работы автора.

Германике удалось добиться очень важной вещи, которой могут позавидовать многие творцы. Ни одно ее произведение не остается незамеченным. И дело тут вовсе не в эпатаже: на это зритель купится раз-другой, а потом потеряет всякий интерес. Здесь же – все наоборот: чем дальше, тем увлекательнее. Автор не просто провоцирует зрителя откровенной подачей материала, а каждый раз переводит уровень дискуссии на новый уровень, показывая жизнь во всей полноте ее проявлений.

Это поддразнивание вызывает соответствующую реакцию. «Краткий курс» хвалят или ругают, как хвалили или ругали «Все умрут, а я останусь» и «Школу», но практически никого эти киноработы не оставляют равнодушным. «Настоящее кино. Искусство. Несмотря на столь непристойный жанр, как сериал», «Все максимально близко к пустой обыденности людей, с которыми ездишь каждый день в метро», «Те, кто критикует и называет фильм распущенным, разнузданным, просто живет в иллюзорном мире в розовых очках» – пишут в сети поклонники сериала. «Подделка под „правду жизни”. Убрали душу, любовь, совесть, боль из поведения и мыслей актеров, остальное (секс, рукоприкладство, убожество речи) выдают за „натуральное”. И ведь кто-то верит... Мне вбивают в голову, что так живем я, мои близкие или совсем незнакомые мне люди. Программируют на серость и бессмысленность каждого дня», «Фильм вообще снят только для того, чтобы нарубить капусты. И всякой грязи напихано лишь только для того, чтобы рекламное время этого фильма продать подороже» – отвечают им те, кому «Краткий курс» пришелся не по душе.

Не остались в стороне и известные медиаперсоны. По мнению политика Ирины Хакамады, которая сыграла в сериале эпизодическую роль, этот фильм «учит на отрицании». «Он настолько ярко показывает ошибки, что если вы посмотрите этот фильм, то поймете, что если вы хотите быть счастливыми, то так жить не надо», – говорит она. Телеведущая Тина Канделаки обратила внимание на внешний вид и речь героев. «Если сумочка в телевизоре ненастоящая, то и герои чаще всего тоже не особо правдоподобные. А в этом фильме реальные и сумочка, и герои. И еще. Раньше я очень редко ловила себя на мысли, что диалоги из сериала уже где-то слышала в жизни. В этом кино диалоги именно такие – как в жизни. Отдельный поклон (сценаристу) Анне Козловой. Знает, о чем говорит», – написала Канделаки в своем блоге.

Основная часть споров вокруг сериала касается именно его правдоподобия и жизненности. Одни говорят, что встречают показанных Германикой персонажей каждый день: мол, они точно так же разговаривают, одеваются и ведут себя с окружающими. Другие постоянно упрекают автора в опереточности некоторых сюжетных построений. Но аргументы типа «в жизни так не бывает» – весьма слабое оружие в спорах об искусстве. Тем более что в эпоху постмодерна, когда систему жизненных координат задает массовая культура, разобраться, что первично – реальность или вымысел, не представляется возможным. Этот вопрос висит в воздухе еще со времен предыдущего сериала. Показанная Германикой школьная жизнь то ли в точности копирует происходящее в реальности, то ли моделирует действительность, служит примером для подражания. И дать ответ, как это происходит на самом деле, пожалуй, не сможет никто. Так и здесь: те, кому не попадались на пути подобные офисные дамочки, просто мало смотрит по сторонам. Да, жизнь подражает искусству. И это уже давным-давно не новость.

Только ленивый не уподобил «Краткий курс» «Сексу в большом городе». И здесь, и там в центре сюжета – женский квартет посреди мегаполиса. Но на этом сходство, собственно, заканчивается. Для Кэрри Брэдшоу и ее подруг, которые живут в столице общества потребления, человеческие отношения не ограничиваются материально-денежным аспектом. Они сообща решают проблемы, а не ломаются под гнетом обстоятельств. Они продолжают верить в разумное, доброе и вечное, а не становятся прожженными циниками.

Важнее, что картины похожи друг на друга на структурном уровне. В обоих сериалах мегаполис показан под совершенно определенным углом: это мир женщин, в котором мужчины играют роль статистов и сюжетных подпорок. Этот художественный прием помогает полнее раскрыть характеры персонажей, и никто не бросит в авторов камень за такое «неправдоподобие». Четыре главных героини во всем не похожи одна на другую – от прически и темперамента до конкретных жизненных обстоятельств. Но если в Нью-Йорке все персонажи в конечном счете находят любовь и обретают себя, то в Москве все скатывается к полнейшей безнадежности.

Многие люди с обостренным эстетическим чувством снисходительно относятся к «Краткому курсу» по принципу «Пастернака не читал, но осуждаю». Мол, это же сериал, что с него возьмешь. Тем не менее выбранный формат является скорее плюсом данного проекта. Валерия Гай Германика, которая то ли кокетничая, то ли на полном серьезе заявляет, что вообще не смотрит чужих фильмов, поймала волну. В последние годы широкополосный интернет и спутниковое телевидение открыли для отечественного зрителя все многообразие западной телеиндустрии. Мы с удивлением обнаружили, что сериалы – это не только латиноамериканские мыльные оперы или снятые по франшизе российские аналоги не самых удачных западных ситкомов. После знакомства с классикой жанра вроде «Доктора Хауса», «Лост» или «Теории Большого взрыва» сериалы заново вошли в нашу жизнь. При этом они перестали быть уделом домохозяек. Теперь сериалы смотрят и обсуждают интеллектуалы и продвинутая молодежь, качая с «торрентов» гигабайты видео. И от работ Германики не получится отмахнуться уже хотя бы потому, что это явления того же порядка.

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. Выплаты на детей споткнулись о прошлые доходы
    Из-за коронавируса ежемесячные пособия на детей в возрасте от 3 до 7 лет вводятся на месяц раньше. Если не возникнет проблем с выдачей в регионах, то уровень бедности среди семей с детьми в этом возрасте может сократиться на 26%. Мера своевременная, но условия получения этих выплат вызывают вопросы у нуждающихся семей.
  2. ЦБ принял трудное, но единственно верное решение
    В условиях кризиса Банк России решил отложить ужесточение выдачи ипотеки в зависимости от долговой нагрузки граждан
  3. Миннесота в огне
    В Миннеаполисе четвертый день продолжаются беспорядки, вызванные убийством полицейскими безоружного афроамериканца
Реклама